Sign up

Настоящий детектив. Как разоблачают фальшивки на арт-рынке

I like7 
Приобрести подлинник Малевича, Кандинского, Ермилова — мечта любого коллекционера. На мировых аукционах их работы стоят сотни тысяч долларов, а то и миллионы. На торговых площадках рангом пониже цены бывают поменьше. Правда, стопроцентной гарантии подлинности там не дают. Чаще всего подделываются работы авангардистов. Почему так происходит и как именно можно распознать фальшивку, рассказал искусствовед, исследователь истории подделок Константин Акинша (Будапешт, Венгрия).

Почему именно авангард
Термином «авангард» сегодняшние специалисты по искусствоведению называют общий тренд новых течений, возникших в мировом искусстве на рубеже XIX и ХХ веков. От понятия «модернизм» его отделяет весьма тонкая грань. Читать дальше Малевич, «изобретая» супрематизм, в мастерскую никого не пускал. Единственным исключением была художница-авангардистка Александра Экстер. Некогда жительница Киева, переехав во Францию, она преподавала в школе Фернана Леже, создавала «модельную» одежду, и после долгого забвения ее картины сегодня ценятся «на миллион». Наш небольшой экскурс – по киевским маршрутам «амазонки русского авангарда». Читать дальше
?

«К сожалению, столкновение с рынком привело к печальным последствиям для искусства авангарда, — заявил Акинша. — После распада СССР многие исследователи, даже известные, соблазнились экспертизой, идентификацией и выдачей сертификатов. В России, например, наиболее известные исследователи авангарда — Андрей Сарабьянов, Глеб Поспелов — начали выписывать сертификаты. Они поддались искушению новых открытий и неожиданных находок. Финансовая сторона тоже сыграла свою роль. Сразу после распада Союза прекратились денежные поступления, зато появилась новая возможность заработка. Достаточно было на листке бумаги написать: „Я, такой-то, считаю, что это произведение является работой…“, а дальше вписать название картины и поставить подпись. За такие „бумажки“ платили большие деньги».

При этом эксперт подчеркнул, что на Западе спрос на работы авангардистов, живших в СССР, с годами не ослабевает.
Казимир Северинович Малевич. Супрематическая композиция
Самая дорогая картина Казимира Малевича («Супрематическая композиция», 1916) была продана на торгах Christie’s в Нью-Йорке 15 мая 2018 года за 85,8 млн долларов

Детективная история

Все началось с того, что советская власть в 1922 году предприняла попытку заработать, выставив картины художников-авангардистов в Берлине. Коммерческое начинание провалилось. Почти все работы вернулись на родину, где их распределили по провинциальным музеям. Но разве мошенников интересует правда? Валли Корецки — эксцентричная дама из Швейцарии — заявила, что все работы с той Берлинской выставки смог сохранить и припрятать в специальных ящиках Курт Бенедикт. И теперь шедевры авангардистов доступны свободному Западу. Несвободный СССР на тот момент находился за железным занавесом, поэтому и отсутствие провенанса можно было объяснить загадочным: «Ну, вы же понимаете! Всё — в лапах КГБ. Мы не можем выдавать наши источники и наших помощников, иначе подвергнем людей смертельной опасности!».

Позже выяснилось, что подлинными во всей этой истории были только ящики. Они действительно были старыми.

«Валли Корецки, которая была сертифицированной преступницей, имевшей серьезные трения со швейцарским законодательством, не могла сама придумать историю с ящиками Курта Бенедикта, — рассказал Акинша. — Ей явно помогал кто-то из вполне информированных искусствоведов. Замечу, что это была не самая страшная история, с которой столкнулся русский авангард
Термином «авангард» сегодняшние специалисты по искусствоведению называют общий тренд новых течений, возникших в мировом искусстве на рубеже XIX и ХХ веков. От понятия «модернизм» его отделяет весьма тонкая грань. Читать дальше Малевич, «изобретая» супрематизм, в мастерскую никого не пускал. Единственным исключением была художница-авангардистка Александра Экстер. Некогда жительница Киева, переехав во Францию, она преподавала в школе Фернана Леже, создавала «модельную» одежду, и после долгого забвения ее картины сегодня ценятся «на миллион». Наш небольшой экскурс – по киевским маршрутам «амазонки русского авангарда». Читать дальше
. Она была исполнена не без фантазии и профессионализма».

Американский писатель Мартин Круз Смит настолько вдохновился случившимся, что даже отразил эту историю в детективном романе «Красная площадь». Правда, в его книге поддельными являются ящики, а картины подлинные.
Константин Акинша показывает слайды с изображением тех самых ящиков, в которых якобы хранились ранее утерянные работы Малевича и других авангардистов.

Утерянный Малевич, сфабрикованное исследование

Ради того, чтобы оправдать появление на арт-рынке ранее неизвестных работ знаменитых авангардистов, пишутся книги. Один из подобных «фолиантов» — книга «Малевич. Утерянные полотна», написанная Давидом Харелем (летчиком военной авиации в Израиле) и Джозефом Агасси. Книгу можно купить в формате кинддл на Амазоне. Там же указывается типография, где она отпечатана. Правда, каких-либо еще изданий этой типографии найти не удалось.

«Эта книга — чистая манипуляция, — настаивает Константин Акинша. — Ее цель — оправдать появление на рынке новых работ художника. А суть ее такова: составляется список утерянных произведений Малевича, добавляется „соль и перец“. В их роли выступают злодеяния товарища Сталина. Он, конечно, был злодей и мерзавец. Но он достаточно совершил своих подлинных преступлений, чтобы приписывать ему вымышленные. Одна из тем книги: как Сталин лично не любил Малевича. И дал приказ Малевича уничтожить. Если хоть кто-то сможет показать мне хоть один документ, свидетельствующий о том, что Сталин знал, кто вообще такой Малевич или когда-нибудь о нем слышал, то я возьму свои слова назад. Но факт в том, что он вообще живописью мало интересовался. Он любил литературу. Позвонить Булгакову или Пастернаку — это да. А вот художнику Герасимову или Малевичу? Им Сталин, почему-то, не звонил. Поэтому и создается мифология. На базе подлинной истории надуваются „интересные“ мыльные пузыри».

Забвение, которого не было

Харель в книге приводит пример описи искусствоведами фонда Национального Украинского музея. Украинские специалисты в своем заключении пишут о необходимости сохранить работы Падалки и других художников, важных для искусства. Но при этом имени Малевича не упоминают. «Это Сталин велел им забыть, кто такой Малевич», — делается вывод.

«Все это — чистая фальсификация, — настаивает Константин Акинша, — учитывая тот факт, что в состав той комиссии входила Лидия Андреевна Пелькина. Я имел удовольствие знать ее лично. И мы собирались у нее в кабинете, где рассказывались киевские анекдоты, связанные с Малевичем и Татлиным. Но откуда это было знать Харелю, который, насколько мне известно, даже русским языком не владеет, не говоря уже об украинском».
Харель в своей книге настаивает, что до 1989 года о Малевиче никто не помнил. Но как тогда расценивать книги о художнике, выходившие в 60-х и 70-х годах на Западе? Но даже если Харель имел ввиду не Запад, а СССР, то в 1975 году в журнале «Наука и жизнь» (с тиражом 3 000 000 экземпляров) вышла статья о Малевиче. А еще была выставка «Москва-Париж», на которой экспонировались работы художника. «Поэтому такая эмоциональная фальсификация Хареля рассчитана на людей, либо полностью безграмотных, либо незнакомых с советскими реалиями», — убежден Акинша.

«Старые знакомые»

«В своей книге Харель приводит якобы никому неизвестные шедевры русского авангарда. Повторюсь, они известны и уже болтаются на рынке немалые годы, — рассказывает Константин Акинша. — Например, приводится картина Малевича, которая до этого якобы принадлежала Петрову-Водкину. Ну, конечно, Петров страстно любил Малевича! Всем своим сердцем. Для этого достаточно почитать его дневники. А уж как он эту картину получил! По Харелю — просто. Работал в комиссии НарКомПроса, поехал в провинциальный музей, увидел картину, сказал: „Какая прелесть“. А ему ответили: „Да, возьмите на память. Что нам — жалко, что ли?“ Люди, которые знали, как в 30-е годы работали советские музеи, вряд ли такую историю могут себе даже представить. А между тем „сертификат“ на картину написала искусствовед Шарлотта Дуглас. И это не первая сомнительная работа, которой она выдала сертификат».
«Когда подделками занимаются профессиональные художники, то подводит их, опять же, техническая база, — говорит Константин Акинша. — Им кажется, что художники русского авангарда использовали титановые белила. Но тогда их не было и близко. Они намного позже впервые появились в Америке. Об этом подробно говорится в книге Гринберга о технологии русского авангарда. Проанализированы десятки полотен из русских музеев. Нигде таких белил нет».

Тиражи и эмиграция

По мнению исследователя истории подделок, у Хареля есть еще одна задача: он хочет доказать, что художники авангарда сидели и писали бесконечные самоповторения. Ссылается на импрессионистов, у которых есть повторяющиеся элементы. Поэтому делает вывод, что Малевич сидел и тоже их бесконечно повторял. Таким образом ведь тоже можно вывести на арт-рынок немало новых «малевичей».

Но главной причиной книги «Малевич. Утерянные полотна» эксперт назвал желание оправдать и доказать подлинность работ художника, которые Харель-старший якобы купил у русских эмигрантов в Израиле.

«Как они смогли в годы СССР вывезти 20−30 картин Малевича? — недоумевает Акинша. — Обычно потенциальных эмигрантов по 3−4 дня „мариновали“ при пересылке, чтобы они могли освободить желудок — искали проглоченные бриллианты. Проглотить картину Малевича было значительно сложнее. Может, кому-то действительно удавалось что-то вывезти, но мы не знаем ни одного такого серьезного произведения».

Самый подделываемый украинский авангардист

На современном рынке авангарда самому большому числу подделок удостоился Василий Ермилов. Его рельефы попали на аукционы и аукционишки во второй половине 70-х годов. Спрос на авангард рос, а работ не хватало.
Для выявления подделок зачастую даже не нужно проводить техническую экспертизу материалов, а достаточно взгляда специалиста.

Константин Акинша рассказывает: «В 2008 году вышла статья маститого академика, искусствоведа Михаила Криволапова „Неизвестные произведения Василия Ермилова: „Ленинские заветы““, где содержалось описание новых работ, которые искусствовед увидел в какой-то немецкой коллекции. Причем сама коллекция при этом не называлась. Единственное, что работы „соответствуют стилю времени“, — как значилось в статье. Зачем это все печатается? А по одной простой причине: „Ленинские заветы“ в то время как раз появились на арт-рынке. И статья эта была рассчитана на человека, не знакомого с советской историей. На рельефе бедного Ильича попросту посадили за решетку. Какова была бы реакция на подобную работу в 1924 году, если бы ее продемонстрировали в то время, можно себе представить».

Когда начались торги, рельеф с «Заветами» пытались продать за 11 тысяч евро. Не смогли. Дошли до 7 тысяч, и тоже не продали. По словам эксперта, «Заветы» до сих пор «где-то болтаются на рынке».

«Все это служит плохую службу для украинского авангарда, — уверяет Акинша. — Потому что все эти работы начинают жить своей собственной жизнью. А сегодня, в эпоху Интернета, вы вводите в поиск фамилию „Ермилов“ и получаете на выходе такие „замечательные“ картины. При этом я не могу перечислить и показать всех поддельных „ермиловых“, потому что для этого понадобится часов пять-шесть».

Примеры работ Василия Ермилова (иллюстрации взяты из открытых интернет-источников)

«Рецепт» подделки

Эксперт по фальшивкам, Константин Акинша, рассказал, как именно создаются подделки «под Ермилова». Берется советский лозунг и какие-нибудь знаковые предметы — разбитые часы и прочее. Так мошенники «продолжают дадаистскую линию поддельного Ермилова».
«Но самое смешное, что эти вещи порой все-таки продаются! — недоумевает Акинша. — Один из подобных рельефов удалось „всадить“ кому-то за 20 000 евро. Мы говорим о маленьких аукционах, которые специализируются на продаже подделок. Прежде чем что-то покупать, нужно прочитать правила, которые напечатаны очень мелких шрифтом. И там значится, что аукцион в принципе никакой ответственности за то, что он продает, не несет. А сегодня уже даже можно купить Ермилова онлайн, не обязательно при этом посещать аукционы».

Эксперт уточнил, что бывают подделки двух планов. Сначала делается одна. Если она продается, то на ее основе делается следующая. Некоторые фальшивки выглядят получше — хотя бы с какой-то идеей о том, что в действительности делал Ермилов.
Константин Акинша демонстрирует слайды с подделками работ В. Ермилова (в сравнении — фальшивые и подлинные работы, элементы которых использовали при создании поддельных работ)
Изображения этой работы встречаются на просторах Интернета. Подписи таковы:
«Рельеф A», Василий Ермилов, 1920-е годы, Харьков
«Он создавал логические произведения. Даже его конструктивистские рельефы, они тоже о чем-то, — делится Акинша. — А о чем, например, этот рельеф? Эта буква позаимствована из журнала „Авангард“, и в ней еще хвостики, закрашенные красным цветом, потому что вообще было непонятно — к чему эти хвостики? Но самое смешное, что вот такой супрематистский абстрактный рельеф — очередная попытка скрестить Ермилова и Малевича. Этот элемент — боковая декорация гитарного моста — много где присутствует в работах Ермилова и читается как гитара, которую подвергают конструктивистской деконструкции. Приведенные мной работы после конференции в Гарварде, надеюсь, из частных коллекций были удалены».

Искусствовед настаивает на внимательном отношении к материалу, из которого изготовлены работы авангардистов. В качестве примера приводит рельеф Ермилова, который появился на шведском аукционе, и за который просили 106 тысяч евро. При этом в работе использовались досточки из прессованного материала — оргалита. Саму технологию разработали в СССР в 1932 году. Первое производство организовали в Белоруссии в 36-м, а массовое производство началось в 37-м. То есть в 20-е годы Ермилов никак подобный материал использовать не мог.
На слайде те самые досточки из оргалита, благодаря которым разоблачили очередную подделку рельефов В. Ермилова
«Люди, которые занимаются созданием таких поделок, очень плохо изучают материальную сторону вопроса, — считает Акинша. — Все эти подделки крутятся вокруг пропавшего произведения Ермилова, которое воспроизведено в книге Павлова, и попало в кадр во время съемки документального фильма „В мастерской Ермилова“. Для художника важна была фактура — материал, обработка дерева. А при создании подделок происходит безответственная рубка дров и их склеивание».

Бывают и более комичные ситуации. На вторичном американском аукционе, не несущем ответственности ни за что, в рельеф, датируемый 20-ми годами, вставили такой элемент, как ножки кресла массового производства 1960-го года. Мошенники даже не старались: как умели, так и срубили. И сразу же на продажу.

Исследователь считает, что только планомерная, скрупулезная работа специалистов сможет очистить арт-рынок от подделок и, тем самым, облегчит задачу детального изучения истории авангарда.


По мотивам лекции Константина Акинши «Украинский модернизм — искушение рынком», прочитанной искусствоведом в Киеве на международном Форуме «Новая генерация: Художник и его поколение» (в честь 140-летия со дня рождения Казимира Малевича).
Главная иллюстрация: фрагмент фото работы, подписанной как «Казимир Малевич. Дровосеки, 1912», которую показывали на скандальной выставке в Генте. Фотография предоставлена Е. Захаровым (к материалу о выставке — см. ссылку выше).
I like7 
 Comments
To post comments log in or sign up.