• Facebook
  • Vkontakte
  • Twitter
  • Ok
Войти   Зарегистрироваться
Василий Дмитриевич Ермилов
Россия 1894−1968
Подписаться0             
Подписаться0             
Биография и информация
 

Живописец, график, монументалист, художник-конструктор. Род. 22 марта 1894 г. в г. Харьков — ум. 6 января 1968 г. там же. Учился в Харьковской учебно-ремесленной мастерской декоративной живописи (1905−09) у Л. Тракала, в Харьковской художественной школе (1910−11) у М. Фёдорова, в частной студии Е. Штейнберга, О. Грота (1913−14), Московском училище живописи, скульптуры и архитектуры (1913), студии И. Машкова, П. Кончаловського (1912—13; Москва). Член Ассоциации революцоинного искуссства Украины (1920-е гг.), ХО СХУ с 1939. Участник выставок с 1909, международных с 1928. Персональные выставки: Харьков — 1963,1969, 1994. Преподавал в Харьковском художественном техникуме (1921—22), Харковском художественном институте (1922—35; 1963−67).

Сын бедного харьковского портного, Василий Ермилов действительно не получил высшего образования. Все, что смогла позволить себе семья — это занятия Василия в мастерской декоративно-прикладной живописи у известного художника и педагога Ладислава Тракала. Четыре года маленький курносый конопатый мальчишка с окраины города постигал премудрости живописного ремесла и приемы работы с материалом в мастерской на Ветеринарной улице. Здесь же пришел первый успех — памятный адрес именно его работы, единственный из всей школы, отсылают Льву Толстому с поздравлениями к восьмидесятилетию. После окончания учебы Ермилов работает мастером-альфрейщиком и копит деньги для дальнейшей учебы.

В 1911 году Василий едет в Москву. Там его встретила бурлящая художественная жизнь и заманчивые «измы», доходившие до Харькова лишь отзвуками: экспрессионизм, кубизм, футуризм. Ермилов погружается в их водоворот, не теряя, однако, при этом головы. Через 2 года — первая выставка в Москве, успех,… и возвращение в Харьков.

Здесь он получает аттестат о присвоении ему звания мастера декоративной живописи. Из анкеты члена Союза художников:

В каких объединениях и творческих союзах состоял

— 1914 г. — член Товарищества Харьковских художников

— 1918- «Союз семи»

— 1927 — АРМУ

О «Союзе семи» в те революционные годы много писали и говорили. Сборник «Новое искусство» напечатал манифест «Союза», в котором говорилось: «Дерзко бунтующий, пришел футуризм. Он взорвался, как граната, разрушал, дробил, уничтожал, бунтовал, истреблял. Возникла новая огромная жизнь, был создан новый искусственный мир из же-леза и камня, из колес и рычагов;был создан новый человек. Покой в искусстве сменился бешеной динамикой революции». Ермилов при-нял революцию и в искусстве, и в обществе. Поверив в нее, он ста-новится ее трибуном в живописи. Художник пускается в поиск новых форм, новых приемов, экспериментирует с материалом, которого — минимум. Так из требований времени вырастает суровая лаконичность и умение простейшими средствами передать главную мысль в ее макси-мальном звучании. Работа в украинских Окнах РОСТа, оформление улиц и площадей к праздникам, роспись агитпоезда «Украина» — и везде шедевральное соединение национального и революционного, авангард-ного. Постепенно оттачивается то, что называется «ермиловский шрифт» — суховатый, четкий, с выверенными пропорциями. Отсюда один шаг до дизайна. Эпоха требовала от художника не живописных холстов и аква-релей, а участия в создании утилитарных вещей: трибун и киосков, рекламных щитов и плакатов;при этом Ермилов везде оставался художником. Результат — золотая медаль на выставке в Лейпциге за дизайн спичечной коробки.

Из анкеты члена Союза художников:

В каких областях изобразительного искусства работаете

и какую специальность считаете основной.

1. Графика плаката и книги

2.Гравер-офортист

3.Живописец декоративной живописи. Архитектор малых форм.

Конец двадцатых годов. Ермилов — на взлете: жажда творить новое, необычное придавала его творчеству особый размах. Фурор на выставке в Кельне в 1928 году, где он представил макеты стенных газет, роспись Красноармейского клуба в Харькове;почетное членство в делегации Украины на Парижской художественно-промышленной выставке вместе с Курбасом, Хвылевым и Довженко — ничто не предвещало дальнейших событий.

Гром грянул в 1932 году. 23 апреля Центральный комитет ВКП/б/ издает постановление «О борьбе с формализмом в искусстве». Револю-ционно-авангардное искусство, выполнив свою миссию, стало лишним. Социалистический реализм был объявлен единственно верным стилем, соответствующим духу эпохи. Тех, кто не хотел, не мог или не успел приспособиться к новым условиям, государственная машина давила безжалостно.

Ермилов склонил перед ней голову. Из его творчества навсегда уходят жизнерадостность, задор и какое-то особое умение играть формой. Остается только знаменитый «ермиловский» шрифт, да и то в каком-то приглаженном варианте. Единственная крупная работа этого времени — интерьеры Харьковского дворца пионеров, первого в стране дворца для детей. Из минимума материалов со свойственным ему искусством Василий Ермилов разрабатывал дизайн мебели, оформлял интерьеры залов и мастерских.

Затем в творчестве Ермилова наступает провал, если не брать в расчет: оформление ленинских уголков на заводах, а в анкетах появляются записи: «Большая часть моих работ погибла. Работы не репродуцировались. Музеями не приобретались». Уже после войны, в 1948 году, началась очередная политическая кампания: шла проверка на лояль-ность и чистка всех инакомыслящих. Для Ермилова, кроме привычной уже безработицы и нищеты, это означало очередной виток моральных унижений. Его вновь обвиняют в формализме, а заодно — в космополитизме, и исключают из Союза художников. Ему припоминают и то, что он был в плену, и то, что он работал при немцах завхозом в художественном институте. Плевать было местным чиновникам от искусства на то, что из плена он бежал, а, работая у немцев, на своей квартире прятал подпольщиков, прокламации и оружие. Только в начале 60-х Ермилова вновь восстановили в Союзе художников, а в 1962 — за пять лет до смерти — состоялась его первая персональная выставка, посвященная 50-летию творческой деятельности.

Из анкеты члена Союза художников:

Жилищные и производственные условия:

Двадцать метров чердачного помещения

Мастерской не имею

Адрес — Свердлова, 33, квартира 13

Двухэтажный домик на Свердлова с чердаком, на котором Ермилов прожил 50 лет, давно стал харьковской легендой. Художник оборудовал и расписал его по своему собственному вкусу — ведь только здесь ему никто ничего не мог приказывать или запрещать. Сюда приходил к нему его близкий друг, «председатель земного шара» Велимир Хлебников, которому Ермилов иллюстрировал поэмы. Здесь бывал в гостях Константин Симонов с женой. Сюда с замиранием сердца в середине шестидесятых пришел молодой поэт Эдуард Лимонов и совсем уже пожилой Ермилов взялся иллюстрировать книгу его стихов. А когда авангард 20-х вновь вошел в моду, отсюда перекупщики выносили работы мастера — и в последние годыего жизни, и после смерти. А в 1971 году здесь начался пожар и уникальное «ермиловское пространство» с мебелью собственного ди-зайна и авангардными настенными росписями, сгорело дотла. Все, что имеет сегодня Харьков — это 14 работ, хранящихся в Харьковском художественном музее;еще несколько работ есть в Киеве, где все остальное — неизвестно. Кто-то говорит, что до сих пор в спецхранах;кто-то — что все ушло за границу, составив немалый капитал посредникам. Но сама личность Василия Ермилова — укра-инского Татлина — от Харькова неотделима. Поэтому не будем макси-малистами и оценим по достоинству художника, опустившего голову просто потому, что он перерос эпоху.

Читать дальше