Регистрация

Женщины Айвазовского: альтернативный взгляд

Мне нравится13       0  
Публика знает о трех возлюбленных Айвазовского: две из них были его женами, история еще одной — то ли быль, то ли легенда. Точно можно сказать, что ловеласом Айвазовский не был, чем немало огорчал очарованных его внешностью, обаянием, и, что уж скрывать, успехом и достатком барышень. Красивая история о Марии Тальони, несчастливый брак с Юлией Гревс, счастливая поздняя любовь к Анне Саркизовой. Мы не беремся утверждать, что и как происходило «на самом деле», но хотим рассмотреть некоторые, незаметные на первый взгляд нюансы этих отношений.

Мария Тальони: а был ли роман?

Кто она? Итальянка Мария Тальони — балерина, первой ставшая на пуанты. Говорят, она была удивительно некрасива собой. Говорят, она была неотразима… Петербург сходил по ней с ума. Да что Петербург, она блистала во всей Европе, ее боготворили. Мария Тальони старше Айвазовского на 13 лет.

Что между ними было? Некоторые биографы приписывают им красивейший роман, изобилующий мелодраматическими подробностями. Карета Марии Тальони будто бы сбила в Петербурге молодого студента, взволнованная Мария помогла ему подняться, так они и познакомились. После этого Айвазовский бывал на ее выступлениях (по некоторым версиям, пригласительные прима отправляла ему сама). Снова встретились они в Венеции. Стремительное сближение, страсть, предложение руки — и отказ Марии, надолго разбивший сердце художнику.
На картине «Вид Венеции со стороны Лидо» мы видим мужчину и женщину в гондоле. Они сидят рядом, женщина опустила руку в воду. Айвазовский изобразил себя и Марию Тальони.
Альфред Эдвард Шалон. Балерина Мария Тальони в спектакле "Фея цветов"
  • Альфред Эдвард Шалон. Балерина Мария Тальони в спектакле "Фея цветов"
  • Мария Тальони на картине неизвестного художника, 1830-е. Из коллекции Театрального музея им. А. А. Бахрушина
Мифы и правда. На данный момент не обнаружено никаких писем, дневниковых записей, свидетельств современников, которые подтверждали бы версию о романе Айвазовского и Тальони. Единственный «документ» — картина «Вид Венеции со стороны Лидо».

Относительно завязавшегося в Петербурге знакомства: Мария Тальони была чрезвычайно популярна, среди ее поклонников числился сам российский император. Айвазовский же в то время, когда они якобы познакомились, — нищий студент. Не очень понятно, как он проник в круг великосветского общения примы. Тальони отнюдь не была бессребреницей, всегда требовала оплату вперед, а однажды, не получив ее, не вышла на сцену. Впрочем, карета знаменитой балерины вполне могла сбить безвестного в ту пору юного художника. И чем это не повод для знакомства? Не будем забывать о счастливой звезде и удивительном везении Ованеса Гайвазовского, как его в то время звали. Хотя, к примеру, биограф Айвазовского Юлия Андреева считает более вероятной версию, что познакомились они в Италии, когда имя художника уже стало знаменитым. А вот романтическая история о том, что «Айвазовский убедил Академию отправить его в Венецию», потому что там же любимая, точно не выдерживает критики. Поездка за границу была добыта отнюдь не нытьем и даже не катаньем, а явилась закономерным результатом получения художником Золотой медали за написанную для Академической выставки картину «Штиль» и другие марины.

«В Венеции они жили вместе» звучит прекрасно, особенно когда мы представляем, как утром она репетировала, он писал, вечером же предавались любовным утехам, и всё это на фоне великолепной Венеции. Примерно такую идиллическую картину нам рисуют в биографиях, излагающих эту концепцию. Между тем, известно, что в Венеции Айвазовский снимал квартиру вместе с Василием Штернбергом. Впрочем, это не повод утверждать, что художник всегда ночевал именно в ней. А вот в красивейшей истории о том, что после отказа Марии выйти за него замуж Айвазовский оставил ей дарственную на «роскошный палаццо» — это не наша выдумка, такая версия очень популярна в сетевых лавстори об Айвазовском — мы вынуждены всерьез усомниться. Айвазовский в Италии действительно делал стремительные успехи и жил уже не на один только пенсион Академии, однако на «палаццо в Италии» он к тому времени еще явно не заработал. Одна из легенд, связанных с историей их любви, рассказывает, что на прощание Мария подарила Айвазовскому розовую балетку, сказав, что именно эта балетка (то есть ее страсть к танцу, которая оказалась сильнее любви к мужчине) их разлучила. А еще говорят, что каждый год до самой смерти Айвазовского в Вербное воскресенье ему приносили букет ландышей — такова была воля Марии Тальони.

Мария Тальони закончила выступать в 1847 году, а прожила до 1889 года. После завершения балетной карьеры она обосновалась на вилле в Италии. Считается, что за отправкой ландышей Айвазовскому после смерти балерины следила ее дочь, жена графа Александра Васильевича Трубецкого. Роман с этим же Трубецким был ранее и у самой Тальони, она даже родила от графа сына. Отцом же ее дочери был граф де Вузан, за которого Тальони вышла замуж еще 1832-м.

Юлия Гревс: попробуем оправдать?

Кто она? Гувернантка, ставшая первой женой Айвазовского. Родословная Юлии Гревс, между тем, таит в себе сюрпризы. Она была дочерью петербургского врача, британца Якова Гревса, причем есть версия, что не просто врача, а личного доктора Александра I, загадочным образом исчезнувшего после смерти императора. Если бы не исчезновение отца, Юлия могла бы быть зачислена фрейлиной императрицы. Помимо молодости и красоты девушка была прекрасно образованна и воспитана. Собственно, иначе у нее не было бы шансов стать гувернанткой в великосветском семействе.

Что между ними было? Айвазовский к моменту знакомства с Юлией — чрезвычайно желанный гость во всех домах Петербурга, где имелись дочки на выданье. Он оставался холоден к чарам светских барышень, а от высказываемых ими банальностей «про искусство», вероятно, внутренне содрогался. Среди всех этих расфуфыренных, стремящихся завлечь его дамочек взгляд молодого художника выхватил изящную гувернантку детей в одном из домов, где он гостил. На фоне манерных ужимок спокойная, с достоинством державшаяся Юлия поразила воображение.

Увидел, полюбил, сделал предложение и услышал заветное «да». Лев Вагнер и Надежда Григорович в «Повести о художнике Айвазовском» утверждают, что сразу после знакомства он всю ночь напролет рисовал прекрасную гувернантку. Утром подписал картину «Юлия, жена моя». Возможно, так и было, но до нас это изображение не дошло. Но Юлию мы можем видеть на крошечном карандашном автопортрете самого Айвазовского.

А как замечательно рассказывает о женитьбе художника, так удивившей высший свет Петербурга, писательница Юлия Андреева в своей книге «Айвазовский»: «Те, кто не поняли, что Айвазовский все время рисует только себя, не поняли о нем ровным счетом ничего. Вот и теперь, он мог годами жить бобылем, наблюдая, как опытные охотницы ставят на него сети. Он ждал, приучая тело двигаться на мягких кошачьих лапах, глаза не излучать бушующий в них пламень, чтобы однажды, заметив ту, которая ему действительно необходима, даже не как вода, еще острее — как воздух, броситься в любовь, как, должно быть, не раз кидался в объятия моря».

Итак, Юлия Гревс стала женой Айвазовского и родила ему четырех дочерей. А потом покинула Айвазовского, забрав с собой детей. С 1860-х годов Юлия на время размолвок собирала девочек и уезжала в Одессу или Петербург: ей нравилась светская жизнь. В 1866 году она окончательно отказалась возвращаться в Феодосию и осталась вместе с детьми в Одессе.
  • Иван Айвазовский, Юлия Гревс и их дочери. Слева направо: Елена, Александра, Мария, на коленях - Жанна.
  • Юлия Айвазовская (Гревс). Фото из книги воспоминаний Гаяне Микеладзе, правнучки Ивана Айвазовского.
Мифы и правда. Бывает, что исследователи творчества ох и не любят иных возлюбленных художника (впрочем, это касается, не только художников: к примеру, Наталье Гончаровой немало достается от биографов Пушкина). Бэллу считают ясной звездой и музой Марка Шагала, а в сторону второй его жены Вавы звучат весьма нелестные эпитеты. Об Айвазовском, напротив, говорят, что счастье он обрел во втором браке, а вот первая супруга быстро проявила меркантильность натуры.

Популярная версия, что Юлия, заполучив богатого мужа, желала блистать в свете, в которой ей более не приходилось служить, имеет право на жизнь, конечно. Однако есть некоторые нюансы. «Светская Юлия» всерьез помогала мужу в его археологических изысканиях: сама занималась просеиванием земли из гробниц, вела учет находкам, отправляла их в Петербург. Она хотела разделить с ним его жизнь и судьбу, еще не понимая, что главное место в его сердце отдано не женщине, а морю и мольберту.

Часто Юлию Гревс упрекают в том, что, дескать, заскучала вертихвостка в глуши, художник хотел работать, а она блистать на приемах… Ему идеально работалось в родной Феодосии, она же требовала вывозить ее в Петербург или хотя бы Одессу. Об этом нам сообщает большинство биографий Айвазовского. Но сама ли Юлия хотела блистать? Напомним, что она родила Айвазовскому четырех девочек. Юлия знала толк в воспитании юных барышень и своих воспитала как истинных леди. Дочери Юлии и Ивана Айвазовских изучали языки, играли на фортепиано, танцевали, занимались музыкой и литературой. Феодосия же в те годы была бедным захудалым приморским городком. Девушки подрастут, и где они будут искать партию? Среди рабочих? Рыбаков?

Возможно, она хотела не сама «блистать», а предоставить такую возможность детям? Юлия удачно вышла замуж, а ведь у нее даже приданого не было. Но она это сделала в Петербурге. А есть ли шанс в Феодосии отыскать сразу четырех достойных мужей? Вряд ли в этом городке таится еще хотя бы один Айвазовский, не то что четверо. Впрочем, слава художника гремела так, что знатные гости стали приезжать к ним сами. Но Айвазовский в любой момент мог «велеть заложить лошадей» — то есть попросить гостей на выход (подробности здесь, в пятой истории). Весьма своеобразное гостеприимство, чтоб рассчитывать на бурную светскую жизнь дома и на нескончаемый поток женихов. Словом, почему бы не увидеть в первой жене Айвазовского не просто алчную пустышку, стремящуюся к светским развлечениям, а мать, желающую удачно выдать замуж своих дочерей? К тому же, Юлия в Феодосии начала болеть, и доктора ей советовали сменить климат на более мягкий. Одесса подходила, да и столь нужное Айвазовскому море в Одессе тоже есть. Но художник не желал слышать ни о каком другом доме, кроме как в родном своем городе.

Также стоит обратить внимание на потрясающую работоспособность Айвазовского, что очень хорошо для потомков: в нашем распоряжении около 6 тысяч картин, на большинстве из которых его великолепное море. Жена же, по всей вероятности, хотела бы тоже получать часть внимания мужа. Маленькая говорящая деталь: они поженились 15 августа 1848 года в Феодосии, а уже 27 сентября Айвазовский представлял в Москве свою выставку. В медовый месяц, нетрудно предположить, вниманием Айвазовского владела не только новоиспеченная жена, но и шедевры, которые предстояло представить публике. Может быть, слова «в две недели всё было кончено», которыми Айвазовский описал свою стремительную женитьбу, — не только о временном промежутке между знакомством и свадьбой?

Художник неоднократно после расставания с Юлией пытался возобновить отношения, но она не соглашалась. Однако после женитьбы Айвазовского на Анне Саркизовой Юлия засыпала все инстанции жалобами на него. Она требовала признать Айвазовского многоженцем и считала, что их брак до сих пор действителен. Возможно, так и не смогла отпустить и забыть мужа?

Отметим безупречное поведение Айвазовского по отношению к бывшей жене и детям в финансовом отношении: им не приходилось нуждаться, он даже сам подыскивал арендаторов для подаренного Юлии поместья.

Анна Саркизова: счастливый брак Ивана Айвазовского

Кто она? Анна Саркизова — вдова феодосийского купца, вторая жена Айвазовского, была моложе художника почти на 40 лет. Они поженились в 1882-м. Ему было уже 65, ей — 25.

Что между ними было? Айвазовский увидел Анну, когда она шла в похоронной процессии за гробом мужа. Казалось бы, момент не самый подходящий, но художник влюбился без памяти. Выждав положенный приличиями срок, он сделал предложение, которое Анна приняла. Она его очень любила и не требовала внимания больше, чем он мог дать. Айвазовский же Анну ревновал, обожал и с удовольствием писал.
Помимо известного портрета (см. выше), Анну Саркизову мы также видим на картине «Сбор фруктов в Крыму», написанной в 1882-м, в год, когда Айвазовский женился на Анне.
Мифы и правда. Представления о счастливом втором браке Айвазовского вполне справедливы, и мы даже не подумаем их развенчивать. Разве что отметим, что Анна, как и Юлия, сталкивалась с недостатком внимания со стороны мужа и с тем, что никогда не займет подле него место, равное отданному живописи.

К примеру, Анне очень тяжело далась их поездка в Америку в 1892 году. Чужой язык, чужие люди, она одна слоняется, не зная, куда себя деть, Айвазовский целыми днями у мольберта. «Жена ужасно тоскует, да и я тоже, пока был очень занят — не замечал, но теперь рад вернуться в Россию», — признается он по возвращении.

После смерти Айвазовского Анна сожгла розовую туфельку Марии Тальони (если туфелька все же была) и обрекла себя на добровольное затворничество. 25 лет она не покидала стены дома, в котором узнала любовь и счастье. Она пропустила Первую мировую, революцию, Гражданскую войну, не обращала особого внимания на резко изменившиеся условия жизни и терпела бедствия экспроприации. Не уехала в эвакуацию во время Второй мировой войны, во время оккупации меняла последние чудом уцелевшие драгоценности на хлеб и крупу. Когда немцы оставили Феодосию, вдову Айвазовского, постаревшую, всеми забытую, отыскал художник Николай Самокиш и забрал в свой дом в Симферополе. Анна похоронена рядом с мужем, в сквере армянской церкви, где их когда-то повенчали.

Автор: Алена Эсаулова
Комментировать Комментарии  9
HELP