Регистрация

Венская экскурсия в XIX век: "Дега, Сезанн, Сера. Архив мечты из музея д’Орсе"

Мне нравится3       0  
Погружение в минувшую эпоху сегодня обеспечивает не машина времени, а умело составленная выставка картин художников. Венская Альбертина этой весной поражает публику «эффектом присутствия» если не в реальности XIX века, то в его атмосфере, настроениях, и духе новаторства. Выставка «Дега, Сезанн, Сера. Архив мечты из музея д’Орсе» — это 130 работ самых разных художников, включая Гюстава Моро, Александра Кабанеля, Одилона Редона и многих других мастеров.
Зачастую мы можем вспомнить о том или ином веке всего несколько фактов: имена выдающихся деятелей, войны и революции, иногда — научные открытия. Но каким бы волнующим ни было то или иное столетие, человеческая память нуждается в иллюстрациях, явно предпочитая их сухим цифрам. Благодаря этим иллюстрациям каждый из нас может и сегодня прочувствовать дух былых времен и восхититься великолепием человеческой мысли, предаться переживаниям или даже воплотить в жизнь мечты тех, чьи сердца давно уже перестали биться.
Для того, чтобы дать возможность увидеть и ощутить XIX век каждому желающему, свои усилия объединили лучшие музеи мира: Венская Albertina и парижский Musée d’Orsay. Вниманию публики — 130 интереснейших работ, от рисунков до известных живописных шедевров.
Последний, к слову, стал музеем абсолютно случайно: долгое время здание служило вокзалом, который могли снести, однако в 1986 г. там открылся музей, в основе коллекции которого — работы импрессионистов и постимпрессионистов.
История венской Альбертины намного длиннее. Основанная эрцгерцогом Альбертом в далеком 1776 году, она уже в 1822 г. была открыта для посещения всем тем, у кого была… собственная обувь. Однако это, как говорится, «дела давно минувших дней».

Сегодня в фокусе внимания публики — выставка «Дега, Сезанн, Сера. Архив мечты из музея д’Орсе» (Degas, Cézanne, Seurat. The Dream Archive from the Musée d’Orsay). Пастель Эдгара Дега, Жоржа Сёра и Одилона Редона, гуашь Оноре Домье и Гюстава Моро, акварель Анри де Тулуз-Лотрека (на иллюстрации) и Поля Сезанна… Гипнотизирующие рисунки символиста Редона времен его «черного периода» соседствуют с не менее мрачными по своей сути меловыми набросками пуантилиста Сёра. Пронизанные солнцем ландшафты юга Франции Сезанна мирно уживаются не только с просветленными ликами богинь, но и с образами танцовщиц и проституток Дега…

Целиком посвященная французскому изобразительному искусству позапрошлого века, экспозиция представляет всевозможные течения и стили, на тот момент зарождающиеся или уже утвердившиеся, как нельзя лучше передает всю сложность и неоднозначность эпохи, предлагает увидеть полотна не только известных художников, но и открыть для себя новые, незаслуженно забытые имена.
Интересно погрузиться в этот «арт-детектив», исследуя представленное хитросплетение стилей, тем и мотивов.
Жан-Франсуа Милле. Отдых сборщиков урожая (набросок для одноименной работы)

Своеобразной простотой и прямотой привлекают картины реалистов Джованни Сегантини и Френсиса Миллета. Художники ярко изображают быт и тяжкий труд селян, но без надрыва или идеализации. Они всего лишь показывают жизнь такой, какой она есть. Столь популярный реализм во всей его красе.

Рядом с ними расположились работы потрясающего карикатуриста Оноре Домье, который высмеивал политиков и представителей аристократии, пытающихся скрывать свои пороки под высокопарными фразами и компенсировать ограниченность взглядов наследственными титулами. Его картины столь точно и лаконично изображали то, о чем говорили (или же красноречиво молчали) тысячи французов, что некоторые карикатуры распространялись в виде отдельных листовок и даже публиковались в известных иллюстрированных изданиях, таких как «Карикатюр», «Шаривари» и «Силуэт».

Оноре Домье. Рассматривая картины

Картина «Собиратели гравюр» высмеивает двух пожилых «знатоков», рассматривающих гравюры в галерее торговца предметами искусства.
…И хотя Домье было сложно найти покупателей своих работ среди разбогатевших представителей среднего класса, его карикатуры в технике литографии собирали многие художники, среди которых был и Эдгар Дега, с которым мы встретимся несколько позже.

Разочарование — один из синонимов XIX века. Разочарование в идеях, религии и личностях, разочарование после каждой революции, перед каждым свершением. Несомненно, оно не могло не отразиться в искусстве.
Фелисьен Ропс. Искушение святого Антония

Так, на полотнах Фелисьена Ропса открыто изображен протест против католицизма, высмеивание его догм и идеалов. Ангелы, обнажающие свои тела, святые, соблазняющиеся греховным, нивелирование любых религиозных ценностей — все это художник демонстрирует нам с высоким мастерством. Была ли неприкрытая греховность его картин символом протеста против церкви, давно переставшей быть оплотом или пристанищем добропорядочности? Или же Ропс осмелился гневаться на самого Бога, не слышащего молитв и оставляющего человека наедине с его безнадежностью?

Сегодня мы можем лишь гадать об истинных мотивах художника и принять на веру утверждение о том, что «еретики являются горючим прогресса». Мы знаем лишь то, что Ропс — талантливый художник. И наслаждаемся его картинами.
Прерафаэлиты же, которых многие называют первыми авангардистами, напротив, с большим трепетом относились к Богу и религиозным традициям. Пренебрегая Возрождением, как эпохой излишней вольности, они восхищались Средневековьем, переосмыслив его традиции по-своему очень ярко и живо. Особо их увлекали образы женщин: хрупких классических средневековых дам, подчиненных мужчине и нуждающихся в опеке, реже — дам категории «вамп».
Выставка предоставляет великолепную возможность насладиться работами Бёрн-Джонса, Гранэ, Холмана Ханта (рисунок к «Изабелле» Джона Китса — работа вверху).

Гюстав Моро. Эдип и Сфинкс


Художником, обращающим внимание на самые, казалось бы, незначительные мелочи, был также символист Гюстав Моро. В его произведениях классические сюжеты умело адаптированы под веяния эпохи.

Так, картина «Эдип и Сфинкс» демонстрирует нам Сфинкса с лицом красивой молодой девушки, Сфинкс, расположившийся на груди Эдипа, смотрит ему прямо в глаза. Взгляд снизу вверх — очарование Сфинкса неоспоримо — но Эдип взирает на него хоть и с интересом, но в то же время с опаской и определенной отстраненностью, довольно настороженно. Сфинкс у Моро — это сама суть женщины, соблазняющей мужчин, но в тоже время губящей тех, кто даст неверный ответ на ее загадку. Впоследствии живопись Моро, полная многогранных символов, оказала немалое влияние на фовизм и сюрреализм.

Отвлекаясь от символизма, обратим внимание на работы Александра Кабанеля. Представитель академизма, он познал славу и почет еще при жизни, а одна из его известнейших картин — «Рождение Венеры», выставленная в Салоне в 1863 году, — была приобретена Наполеоном ІІІ для личной коллекции. Красочная, полная жизни и легкости, картина служит истинной усладой взора. На нее приятно и легко смотреть, наслаждаясь и ни о чем не думая.
Контраст ей составляют работы Карлоса Швабе. В них заметны влияния прерафаэлитов и символизма, и их считают предтечами модерна. Именно Карлосом Швабе был создан эскиз эмблемы Розы и Креста — первого объединения символистов. Он также иллюстрировал произведения Эмиля Золя, но этот опыт не был столь удачен. Золя отверг предложенные художником иллюстрации, сославшись на неподходящий формат и неполное соответствие тексту, вследствие чего Швабе выставил их отдельно, еще до выхода книги Золя в свет.
Как и многие другие символисты, он увлекался образами Женщины и Смерти, зачастую их объединяя. Так, Смерть у него часто изображена в виде молодых и красивых женщин. Завораживает картина, где Смерть является копателю могил темноволосой красавицей в изумрудных одеяниях с зеленым огнем в руке. Огнем, который она вот-вот погасит. Смерть застает копателя за работой, в могиле, вырытой для другого. Лицо ее прекрасно и сурово. Она пришла к нему не с возмездием и не со спасением. Всю его жизнь она была рядом — а может быть, он подошел к ней слишком близко? Почему же он удивлен, что на сей раз это происходит именно с ним?

Но перейдем к более светлым тонам, а именно — к пейзажам: Эжен Буден — не только учитель Моне, но и один из создателей пленэрного пейзажа. Теперь художники рисуют природу не по эскизам или по памяти! Пейзажи начинают становиться воздушными, важную роль приобретает свет.
Нельзя обойти вниманием и Сёра, чье имя вынесено на афишу и работает некоей приманкой. Создатель пуантилизма, Жорж Сёра не только нашел свой собственный стиль, но и основал целое направление живописи, которое успешно используют и по сей день современные художники. Эффект целостности достигается на определенном расстоянии за счет слияния точек. Но стоит только приблизиться — и картина распадается на сотни мелких кругов, как фото на пиксели. Вот только созданная человеческой рукой задолго до цветной фотографии, техника Сёра по праву впечатляет самых придирчивых и скептических зрителей.
Жорж Сёра. Вуаль
Вуаль
1883, 31×24 см
Завершают выставку работы импрессионистов. И куда же без воздушных балерин Дега, которыми он был столь серьезно увлечен, что даже имел право наблюдать за ними во время репетиций, без его обнаженных женщин, созданных сотнями ярких мазков, без ощущения беспричинной радости, которую испытываешь, глядя на его работы!
Эдгар Дега. Ванна
Ванна
1886, 60×83 см
Возможно, это покажется святотатством, но по сравнению с ним, работы постимпрессиониста Сезанна впечатляют намного меньше и кажутся скорее набросками в художественных школах, нежели бессмертными творениями.
Но как знать, возможно, именно в них кто-то найдет для себя ответ на то, чем же был этот XIX век и влюбится в него навсегда. В век падения империй и надежд. В век неимоверного взлета искусства. В век, когда столь многое было еще впереди.
Вадим Нагайчук, Ольга Цапро

Заглавная иллюстрация обзора — работа Эдгара Дега.
КомментироватьКомментарии
HELP