• Facebook
  • Vkontakte
  • Twitter
  • Ok
Войти   Зарегистрироваться

Девушка, освещенная солнцем. Портрет М. Я. Симонович

Предложить название
1888, 89.5×71 см • Масло, Холст
Аннотация
Летом 1888 года Валентин Серов гостил в Домотканове – имении своего друга и родственника Владимира Дервиза (тот женился на двоюродной сестре Серова Надежде Симонович). Ему было 23 года. Недавно он вернулся из Италии, был полон впечатлений и сил. Серов жаждал «отрадного» - любви, радости, простых солнечных сюжетов. Однажды, во время прогулки по парку, он усадил другую свою кузину – Марию Симонович - на скамейку под дубом. И, восхитившись тем, как затейливо играют на лице девушки солнечные лучи, просеянные сквозь листву, бросился за холстом.

Традиционно неторопливый Серов работал даже медленнее обычного. Домотканово было одним из самых его любимых мест на планете, и, будь его воля, он навсегда остался бы в том беззаботном солнечном дне.

Портрет он писал в течение трех месяцев, делая перерывы лишь в пасмурную погоду. Мария, учившаяся на скульптора, была знакома с особенностями профессии, и не роптала. «Сеансы происходили по утрам и после обеда, – вспоминала она позднее. – По целым дням я с удовольствием позировала знаменитому художнику, каким мы его тогда считали, правда, еще не признанному в обществе, но давно признанному у нас в семье… Мы работали запоем, оба одинаково увлекаясь, он - удачным писанием, я - важностью своего назначения».

В конце концов, Маша Симонович сделала важный вклад в работу: заявила, что, по ее мнению, портрет окончен, и засобиралась в Петербург. Возможно, если бы не ее волевое решение, Серов «пересушил» бы картину. И утратил ту волшебную игру света и тени, что сделала его достойным наследником таких признанных «солнцепоклонников», как Айвазовский и Куинджи, и дала повод говорить о Серове, как о художнике, который изобрел свой собственный импрессионизм. 

В благодарность за терпение Валентин Серов подарил сестре 3 рубля на дорогу. Для них обоих – молодых и пока не ставших на ноги – это была нешуточная сумма.

Полвека спустя, в Париже Марию Симонович-Львову и ее мужа навестил знакомый русский инженер. Заметив на стене репродукцию «Девушки, освещенной солнцем», он поинтересовался, чей это портрет. И рассказал, что героиня картины была его первой любовь, что каждый день он ходил в Третьяковскую галерею, полюбоваться ею.

Сам Серов считал «Девушку» одной из самых главных своих удач. По воспоминаниям Игоря Грабаря, незадолго до смерти Валентин Александрович долго смотрел на свою картину в Третьяковке, а потом махнул рукой и сказал как будто себе самому: «Написал вот эту вещь, а потом всю жизнь, как не пыжился, ничего уже не вышло, тут весь выдохся»*.

*«Девочку с персиками» Серов написал до «Девушки, освещенной солнцем», когда ему было 22 года. А кузину Марию Симонович (в замужестве Львову) он изобразит еще не раз - один из ее портретов сейчас хранится в Музее д'Орсе.

Автор: Андрей Зимоглядов
Читать всю аннотациюСвернуть
О работе
Сюжет и объекты: Портрет
Стиль и техника: Масло

Эта работа в подборках пользователей

  • Валентин Александрович Серов. Женщина с крынкой
  • Валентин Александрович Серов. Автопортрет
  • Валентин Александрович Серов. Васька
Валентин Серов
18 работ • 0 комментариев
  • Майкл Паркес. Святой Георгий
  • Альбрехт Дюрер. Алтарь Паумгартнеров
  • Василий Дмитриевич Поленов. Зима. Имоченцы
1
Собирает Андрей Орлов
88 работ • 0 комментариев
Все подборки в Артхиве с этой картиной

С этой работой в подборки добавляют

Валентин Александрович Серов. Женщина с крынкой
0
Женщина с крынкой
Валентин Александрович Серов. Автопортрет
1
Автопортрет
Валентин Александрович Серов. Васька
1
Васька
Майкл Паркес. Святой Георгий
0
Святой Георгий
Комментарии
Галина Кузнецова
Галина Кузнецова
, 17 июля 13:42 0
Портрет двоюродной сестры Маши Симонович был написан Валентином Серовым летом 1988 года в Домотканово (в имении друга Владимира Дмитриевича фон Дервиза). Случайная цитата о Серове: "В ноябре 1911 года, незадолго до смерти Серова, первый его биограф Игорь Грабарь и Серов рассматривали в Третьяковской галерее Девушку, освещенную солнцем. "Он долго стоял перед ней, - вспоминает Грабарь, - пристально ее рассматривая и не говоря ни слова. Потом махнул рукой и сказал, не столько мне, сколько в пространство: "Написал вот эту вещь, а потом всю жизнь, как не пыжился, ничего уже не вышло, тут весь выдохся".
Для комментирования необходимо указать и подтвердить электронную почту или телефон