Регистрация
Томас Гейнсборо
Томас
 Гейнсборо
Подписаться94                
Подписаться94                
Биография и информация
 
Есть значимые для биографии Томаса Гейнсборо аксиомы. К примеру, такая: XVIII век, время расцвета английской живописи, произвел трёх великих. Из них Хогарт — реалист и «бытовик», Констебл — пейзажист, а Гейнсборо — портретист par excellence. Всё так. Вот только сам Гейнсборо говорил, что «нет чертовщины хуже, чем писание портретов», его от них «тошнит» и иногда он «готов вспороть себе горло ножом для чистки палитры». Портреты хорошо продавались и выставлялись, пейзажи мало кого интересовали. Но именно пейзаж Гейнсборо считал своим настоящим призванием.

Любая официальная биография Томаса Гейнсборо сообщит, его отец был торговец сукном. Тут есть деликатный нюанс: в городке Садбери в восточной Британии у Джона Гейнсборо была монополия на пошив саванов. Дело своё он любил, даже ездил обмениваться опытом во Францию и Голландию, а однажды лунной ночью, пересекая границу, до смерти напугал таможенника, когда в ответ на просьбу предъявить свой товар завернулся в саван. В середине XVII в. парламент издал закон, предписывающий шить саваны только из английской шерсти, так что дела у Джона и его супруги Сюзанны шли отлично, семья росла. Томас был их младшим, девятым, ребёнком. Но то ли жители Садбери внезапно передумали умирать, то ли изменилась конъюнктура: когда Томасу исполнилось шесть, семья разорилась и не осталась на улице лишь благодаря доброму родственнику, выкупившему на торгах их дом.

Не всякий с честью снесёт бедность после годов процветания. Но только не семейка Гейнсборо! Все дети в ней отличались умом и сообразительностью. Старший, Джек, проектировал то вечный заряд для часов с кукушкой, то самокачающуюся колыбель, а то, подобно Икару, пытался летать на крыльях из меди. Более практичный Хэмфри получил премию за усовершенствование паровой машины. Томас же в основном был занят тем, как изобрести правдоподобный предлог, чтобы учитель отпустил его с уроков. В живописных окрестностях Садбери он проводил целые часы, зарисовывая холмы и долины, а также лошадей, коров, собак и овец. Шутили, что в округе не осталось ни одной группы деревьев и кустарников, которую Гейнсборо не мог бы воспроизвести по памяти. Его младший современник и земляк, великий пейзажист Констебл, скажет: «В Садбери я вижу Гейнсборо в любом дуплистом дереве и в каждой живой изгороди».

Из дому Гейнсборо ушёл очень рано — в 13 лет. И с этих пор продажей небольших этюдов обеспечивал себя сам. Женился он тоже рано — в 18. Маргарет, его жена, была незаконнорожденной дочерью герцога де Бофор, а 200-фунтовая ежегодная рента, положенная ей отцом, не раз выручала семью Гейнсборо, когда с заказами было совсем уж туго.

По характеру дарования Гейнсборо можно назвать самородком: систематического художественного образования он так и не получил, хотя и учился немного в Лондоне у французского рисовальщика Гюбера Гравело. Последний известен тем, что прививал на английскую почву стиль рококо. У его ученика Гейнсборо, ставшего одним из виртуознейших рисовальщиков Англии, долго будут преобладать криволинейные ритмы, характерные для рококо.

Около 1750-го Томас и Маргарет перебираются в городок Ипсвич. У них уже есть дочь Мэри, а вскоре родится и вторая — тоже Маргарет, как мать. Серия парных портретов дочерей художника, выполненных с большим мастерством и непосредственностью, — лучшее из созданного Гейнсборо в Ипсвиче, да и, по мнению многих, лучшие детские портреты в британской живописи.

Семья в поисках заработка переезжает в Бат, модный аристократический курорт. Общительный и музыкальный Гейнсборо быстро находит приятелей среди актеров, музыкантов, меценатов, а праздные и богатые курортники с удовольствием заказывают ему портреты. Есть история о том, как знатный заказчик, приняв живописную позу в кресле, потребовал, чтобы Гейнсборо не забыл запечатлеть породистую ямочку на его подбородке. На это художник ответил, что не намерен изображать «ни противную ямочку, ни весь чертов подбородок».

В Бате, помимо большого числа полезных знакомств, у Гейнсборо случается и важнейшая встреча иного порядка — знакомство с творчеством Ван Дейка и пейзажами позднего Рубенса. Искусствоведы находят, что они в корне преобразовали творчество уже зрелого Гейнсборо.

Переезд Гейнсборо в Лондон в середине 1770-х связан с членством в Королевской Академии художеств. Но в 1784-м художник со скандалом покинет её. Причиной станет подспудное соперничество с Джошуа Рейнолдсом, портретистом, теоретиком и основателем Академии, поводом — то, что картины для выставки развесили несколько выше, чем Гейнсборо просил. Проще всего назвать это необоснованными причудами. Но в воспоминаниях всех, кто его знал, художник остался человеком скромным и тактичным. Очевидно, для Гейнсборо вопрос контекста, в который помещены его полотна — крайне принципиален. «Я был бы рад, — обращался он к заказчикам, — если бы вы повесили картину, чтобы свет падал слева…» Работать Гейнсборо всегда начинал в затемнённом помещении, чтобы детали не отвлекали от композиции, а по мере готовности полотна впускал в мастерскую всё больше света. Именно свет станет главным «ноу-хау» Гейнсборо. Его пейзажи и портреты, органично вписанные в пейзаж (и это второе «ноу-хау» Гейнсборо — пейзаж, который подыгрывает настроению портретируемого), пронизаны особым, чисто английским ощущением света, сплавляющего предметы на картине в волшебное целое.

К 60-ти годам Гейнсборо, наконец, достиг популярности: не только портреты, но и пейзажи, и даже сельские вещи, которые он писал с приятной ностальгией по детству в Садбери, стали продаваться за весьма неплохие деньги. Впрочем, на то время они все равно стоили дешевле классициста Рейнолдса.

В 1787-м году Гейнсборо неожиданно для всех предсказал свою скорую смерть. Встретив драматурга Шеридана, автора «Школы злословия» (Гейнсборо не раз писал его прелестную супругу), художник сказал: «У меня много приятелей, но так мало друзей. Я выгляжу совершенно здоровым, но чувствую, что скоро умру. Мне так хочется, чтобы за гробом шёл приличный человек. Пообещайте, что это будете вы!» Отказать Шеридан не смог.

Меньше чем через год Гейнсборо умер от рака. Перед смертью его посетил вечный соперник и оппонент Рейнолдс, а последние слова Гейнсборо были «Все мы будем на небесах — и Ван Дейк с нами».

Автор: Анна Вчерашняя

Читайте также: Неожиданный Томас Гейнсборо — 7 историй об увлечениях и причудах художника
Читать дальше
Работы понравились
Irina Doeva
Виктория
Анастасия Лютикова
Евгения Торопыгина
+33

Лента
Национальная галерея в Лондоне называет двойной «Портрет мистера и миссис Эндрюс» авторства Томаса Гейнсборо «шедевром, посвящённым браку». Однако один искусствовед считает, что это описание должно быть пересмотрено и обновлено. Он выдвинул новую теорию о том, что художник на самом деле снабдил картину множеством непристойных символов, будучи одержим идеей мести молодожёнам.

Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
Если вам нравится пост пользователя — отметьте его как понравившийся и это увидят ваши друзья
Комментируйте, обсуждайте пользовательские публикации и действия. Добавляйте к комментариям нужные фотографии, видео или звуковые файлы.
Томас Гейнсборо. Деревья у озера
Томас Гейнсборо. Лесной пейзаж с двумя ослами
Томас Гейнсборо. Деревья на пригорке
Томас Гейнсборо. Лесной пейзаж
Томас Гейнсборо. Рисунок к картине "Корнардский лес"
Томас Гейнсборо. Рисунок извилистой дороги с деревьями на обочине
Вся лента
Работы художника
всего 136 работ
Томас Гейнсборо. Портрет актрисы Сары Сиддонс
2
Портрет актрисы Сары Сиддонс
1785, 100×126 см
Томас Гейнсборо. Голубой мальчик
3
Голубой мальчик
1770, 122×178 см
Томас Гейнсборо. Портрет дамы в голубом
5
Портрет дамы в голубом
1780-е , 64×76 см
Томас Гейнсборо. Крестьянин, курящий трубку у двери хижины
2
Крестьянин, курящий трубку у двери хижины
158×196 см
Томас Гейнсборо. Автопортрет
0
Автопортрет
58×73 см
Томас Гейнсборо. Едут на рынок
0
Едут на рынок
153×184 см
Томас Гейнсборо. Портрет миссис Ричард Б. Шеридан, жены драматурга
1
Портрет миссис Ричард Б. Шеридан, жены драматурга
1785, 154×220 см
Томас Гейнсборо. Утренняя прогулка
2
Утренняя прогулка
1785, 179×236 см
Томас Гейнсборо. Деревенская девочка с собакой и кувшином
3
Деревенская девочка с собакой и кувшином
125×174 см
Посмотреть все 136 работ художника
HELP