• Facebook
  • Vkontakte
  • Twitter
  • Ok
Войти   Зарегистрироваться

Портрет Екатерины II

Предложить название
1763, 139×155 см • Масло, Холст
Аннотация
Этот портрет, написанный Рокотовым в Петергофе в 1763-м году в честь коронации Екатерины II, стал эталоном изображением императрицы. Чеканный профиль, как на монетах великих империй, и выработанная годами упражнений и беспощадного корсета осанка настолько впечатлили новоиспечённую российскую государыню, что она повелевает и впредь изображать себя, ориентируясь на рокотовский оригинал.

Почему Рокотов, который, согласно официальной версии его происхождения, был всего лишь крепостным, получил допуск к изображению императрицы, до сих пор понятно не до конца. Аргунов, художник в то время гораздо более именитый, к этой работе допущен не был. А малоизвестный и сравнительно молодой (к 1763-му году ему было меньше тридцати) Федор Рокотов – был. Причем взошедшую на престол в результате дворового переворота Екатерину не остановил даже тот факт, что ранее Рокотов уже написал несколько портретов её постылого свергнутого супруга, Петра Федоровича. Более того: императрица доверит Рокотову и портреты собственных маленьких сыновей – будущего императора Павла I и незаконного отпрыска от связи с Григорием Орловым, Алексея Бобринского.

Как бы то ни было, коронационный портрет вышел удачным и даже единственным в своём роде. Рокотов выбрал редкий для XVIII века тип – профильный, построив композицию вокруг полуразвернутой сидящей фигуры Екатерины. Её дикое врожденное властолюбие, стоившее жизни Петру III, выглядит у Рокотова облагороженным и в определенной степени прекрасным.
Нидерландец Георг Гроот раньше писал её вместе с мужем – еще юношески худую, с острым, выдвинутым вперёд подбородком, с крепко сжатыми тонкими губами. На этом портере она выглядит отчуждённой и напряжённой – вряд ли такой она рисовала сама себя в воображении. Итальянец Пьетро Ротари напишет позже другой её портрет – уже начавшей полнеть и оплывать, душевно аморфной (какой Екатерина не была никогда), подозрительно похожей на антипатичную ей императрицу Елизавету Петровну. Конечно, оба портрета иностранцев не могли понравиться Екатерине. Но вот русский Рокотов сумел ухватить её характер, её суть: ум, энергия, всепоглощающая воля к власти, и сама воплощенная власть, которая для императрицы превыше всего.

1763 год. Год, когда написан портрет Рокотова и когда Екатерина восходит на престол. Отдавая себе отчёт в шаткости собственного положения, она умно играет на усталости придворных кругов от крайностей самодержавия. Она заблаговременно рисует целую программу оздоровления государства: либеральных послаблений, уважения законности и человеческого достоинства, обещает расцвет просвещения, вербует сторонников и очаровывает противников. По-видимому, Рокотов в полной мере осознает все тонкости этого политического расклада, поскольку изображает императрицу так, будто она находится в состоянии диалога с невидимым собеседником. Её взгляд по-царски снисходителен и в то же время напряжённо-внимателен. Она готова слушать и слышать, внимать и учиться (вспомним хотя бы её переписку с энциклопедистами), но неумолимо сжатые губы и характерный волевой подбородок говорят: право окончательных решений отныне и навсегда Екатерина оставляет за собой.

Нужно сказать, что в абсолютном большинстве своих картин Рокотов почти не выписывает ткани и никогда не уделяет внимания заднему плану, оставляя лишь нейтральный и однородный темный фон. Однако в случае с коронационным портретом Екатерины он смиренно принимает все неизбежные условности парадного изображения, и делает это с лёгкостью и свободой настоящего мастера.

Античная колонна на заднем плане, обитый бархатом трон, скипетр и держава (символы государственной власти), детали наряда и жемчуга в прическе – всё это говорит, во-первых об уровне художника, а во-вторых, о том, что его последующий разворот к камерному портрету был умышленным и программным. Несмотря на все преимущества близости ко двору, Рокотову явно интереснее внутренняя жизнь модели, чем её статусные атрибуты. Через несколько лет после написания коронационного портрета Екатерины Рокотов по не известным нам мотивам самовольно порывает с Академией, оставляет Петербург и навсегда уезжает в далекую от придворных интриг Москву, чтобы больше не зависеть от изменчивой благосклонности двора и стать первым русским «свободным художником».

Автор: Анна Вчерашняя
Читать всю аннотациюСвернуть
О работе
Сюжет и объекты: Портрет
Стиль и техника: Масло
Комментарии
Для комментирования необходимо указать и подтвердить электронную почту или телефон