Регистрация
Тема в Артхиве
Искусство детям
6 статей  •  2 теста
Александр Яковлевич Головин
Александр
 Яковлевич Головин
Россия 1863−1930
Подписаться58                
Подписаться58                
Биография и информация
 

Александр Яковлевич Головин (1 марта 1863, Москва — 17 апреля 1930, Детское село (ныне Пушкин)) — русский и советский художник, сценограф, декоратор, мастер портрета и натюрморта.

Особенности творчества художника Александра Головина: Многочисленные театральные работы, созданные Головиным для Мейерхольда, Дягилева и Императорского Мариинского театра всегда отличались символикой цвета и орнаментальностью декора, были пропитаны символикой «серебряного века». Современники называли его сценографические решения «музыкой для глаз», каждая постановка имела свое цветовое настроение и законченность декорационных и костюмных решений. Головин был многогранным художником: он мог соорудить костюм, расписать ткани, спроектировать мебель и создать керамическое панно. Также он создал ряд портретов своих друзей, коллег и выдающихся театральных деятелей. Его замечательные натюрморты с фарфором и цветами демонстрируют мастерское владение кистью в изображении различных фактур и поверхностей.

Известные картины художника Александра Головина: Портрет артиста Федора Ивановича Шаляпина в роли Бориса Годунова, Портрет В.Э. Мейерхольда, «Фарфор и цветы», «Серебристые ветлы», «Умбрийская долина», Портрет художника Н. К. Рериха, «Испанка в черной шали».

Ботаника, гимназия, Шекспир
Александр Головин родился в семье московского священника. Когда мальчику исполнилось три года, профессора Якова Даниловича Головина назначили настоятелем храма и преподавателем богословия в Петровскую земледельческую и лесную академию. Семья переехала поближе к приходу отца, в Петровско-Разумовское, окруженное прекрасными садами и парками. Как вспоминал сам Александр Яковлевич, первооткрывателем его художественных талантов стал директор академии Николай Иванович Железнов, который часто бывал у них в гостях. Будучи ботаником, Железнов в живописи кое-что понимал — его брат Андрей Железнов был художником-портретистом, учеником Карла Брюллова.

В положенный срок Александр Головин поступил в Катковский лицей, а после смерти отца его перевели в Поливановскую гимназию. Здесь, в знаменитом на всю Москву учебном заведении, не только хорошо учили, но и любили ставить пьесы Шекспира. Добавьте сюда абсолютный музыкальный слух и талант к рисованию — и станет понятно, откуда выросло призвание Головина к театральной сценографии.

В кругу «поленовцев»
В 1881 году Александр Головин поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Архитектурное отделение его не впечатлило, и три года спустя он перевелся на живописное. Здесь он познакомился с Левитаном и Коровиным, свел дружбу с Нестеровым и Архиповым. Коровин представил его Врубелю. Жанровую живопись Головину преподавали Илларион Прянишников и Владимир Маковский. Но любимым преподавателем был профессор Василий Поленов, который не только был учителем будущих гениев русской живописи, но и их наставником, и, можно сказать, духовным отцом. Общаясь с «поленовцами», Головин познакомился с сестрой своего учителя, талантливой художницей Еленой Поленовой, которая посвятила свою жизнь педагогической деятельности. Елена Поленова опекала Головина и его друга Егише Тадевосяна, ездила с ними на этюды и всячески направляла в поисках своего пути в живописи.

Труды насущные
В 1884 году умерла мать Головина. Оставшись практически без средств, Александр брался за самые разные заказы. Он расписывал атласные ткани, проектировал мебель и предметы интерьера, делал майоликовые панно и разнообразные керамические изделия совместно с участниками Абрамцевского художественного кружка, и, конечно, занимался станковой живописью. Его училищное прозвище «франтик», напускная рисовка и пижонство остались в прошлом. Тем не менее, на поездку в Париж деньги нашлись: в 1889 году вместе с друзьями-«поленовцами» Головин поехал на Всемирную выставку, где вместе с Константином Коровиным участвовал в оформлении Русского павильона кустарных промыслов. И, как многие, попал под очарование новейших течений французской живописи, приемам которой обучался некоторое время в Академии Коларосси и школе-студии Витти.

Вернувшись в Москву, Головин начал активно применять полученные знания на практике, что заметили в художественных кругах: спустя некоторое время одну из его работ приобрел для своей галереи Павел Третьяков. Картина, другая, третья нашли своих покупателей — Головину стало немного легче с финансами. В 1897 году художник сделал предложение руки и сердца Марии Константиновне Котовой — и получил согласие. Свадьбу сыграли в сентябре. В браке родились две дочери — Елена и Мария, и сын Александр. Увы, семейное счастье продлилось недолго, и вскоре семья распалась.

Декоратор Московского Большого театра
Осенью 1898 года ушла из жизни Елена Поленова, добрый друг и наставница Головина. И если бы не приглашение на работу в Большой театр — как знать, куда бы завели Головина печаль и страдания. Однако его новый начальник, глава Московской конторы Императорских театров Владимир Аркадьевич Теляковский возлагал на молодых художников Коровина и Головина большие надежды. К тому же, за них поручились Василий Поленов и Виктор Васнецов. Дебютировал Головин успешно, оформив оперу «Ледяной дом»; вот когда пригодились три года, проведенные на архитектурном отделении МУЖВЗ. На следующий год Головин оформлял балетные и оперные спектакли, в том числе «Русалка», «Лебединое озеро», «Борис Годунов», демонстрируя глубокое понимание народного искусства Древней Руси, а также знание национальных традиций и потрясающие колористические решения.

Не оставляет Головин и ставший ему близким Абрамцевский кружок: с 1898 по 1901 по заказу организатора кружка, мецената и промышленника Саввы Мамонтова художник выполняет ряд керамических панно в стиле модерн, которые и ныне украшают московскую гостиницу «Метрополь». Большая работа на главном фасаде — «Принцесса Грёза» — выполнена Михаилом Врубелем, а остальные — «Клеопатра», «Жажда», «Поклонение божеству», «Поклонение природе», «Орфей играет», «Купание наяд» — созданы Головиным.

Главный консультант Мариинки
Владимира Теляковского повысили до директора Императорских театров. Вместе с ним в Санкт-Петербург переехал один из его лучших декораторов — Александр Головин, ставший главным консультантом Императорского Мариинского театра. Их творческий и дружеский союз продолжался на протяжении долгих лет и был основан на взаимном доверии и уважении. Несмотря на то, что Головин время от времени терял темп работы, Теляковский весьма ценил его талант, возмущался, бранился — но терпел причуды художника. Временами Головину помогала жена Теляковского — Гурли Логиновна: вместе они рисовали костюмы к постановкам, многие из образцов их совместных трудов нынче хранятся в фондах Санкт-Петербургского государственного музея театрального и музыкального искусств. Рука художницы-любительницы видна в эскизах костюмов к операм «Руслан и Людмила» и «Троянцы», балету «Дон Кихот». По воспоминаниям Головина, некоторые «костюмы изготавливались „кустарным способом“ на квартире Теляковского, при деятельном участии его жены». Они отличались неизменным удобством для актеров, а также потрясающими декоративным и колористическими решениями самого Головина. К 1907 году у Александра Яковлевича появилась собственная мастерская в Мариинском театре.

«Мир искусства», Дягилев и Меерхольд
Окунувшись в жизнь столицы, Головин свел близкие знакомства с художниками объединения «Мир искусства» и стал принимать участие в их выставках. Александр Бенуа и Мстислав Добужинский не всегда были художественными решениями коллеги, однако признавали его несомненный талант. В это же время начинается его десятилетнее знакомство и сотрудничество с Сергеем Дягилевым. Последнего привлекали многогранность и пластичность творчества Головина, его умение показать русские национальные традиции через европейский модерн. Дягилев оказывал Головину большую поддержку в художественных кругах, регулярно публикуя его работы на страницах журнала «Мир искусства» и упоминая художника в своих статьях. Именно Головин в 1908 году стал художником постановки оперы Мусоргского «Борис Годунов» для первого «Русского сезона» Дягилева в Париже. Постановка имела грандиозный успех и стала началом триумфа Русских сезонов.

Еще одна страница работы Головина в Санкт-Петербурге — его сотрудничество с Мейерхольдом. Головин рекомендовал режиссера Теляковскому после того, как Мейерхольд оставил театр Веры Комиссаржевской. Совместные замечательные проекты Головина и Мейерхольда — «Орфей и Эвридика» и «Маскарад» — надолго запомнились современникам.

Последний триумф
1912 год для Александра Головина стал годом признания: его приняли в действительные члены Академии художеств. К сожалению, в это же время врачи обнаружили у художника первые признаки сердечного заболевания. Головину рекомендовали сменить бурную деятельность в столице на более спокойный образ жизни, и в 1913 году художник приобрел себе дом в Детском Селе (нынче город Пушкин), где прожил оставшиеся годы. Активная театральная деятельность Александра Головина завершилась в 1917 году: в Стране Советов изысканным театральным решениям не было места, «серебряный век» уступил место авангарду. Последний триумф Головина — «Женитьба Фигаро» Бомарше — состоялся в 1927 году на сцене Художественного театра. Художник, который к тому времени чувствовал себя очень плохо, на премьеру не попал. В последние годы Александр Головин не имел возможности работать в привычной для себя театральной атмосфере; он чувствовал себя забытым, одиноким и никому не нужным. По ночам художнику снились декорации… 17 апреля 1930 года Александр Головин ушел из жизни.

Читать дальше
Работы понравились
Маша Домрачева
Ирина Абрамова
+29

Лента
биография обновлена

Александр Яковлевич Головин (1 марта 1863, Москва – 17 апреля 1930, Детское село (ныне Пушкин)) - русский и советский художник, сценограф, декоратор, мастер портрета и натюрморта.

Особенности творчества художника Александра Головина: Многочисленные театральные работы, созданные Головиным для Мейерхольда, Дягилева и Императорского Мариинского театра всегда отличались символикой цвета и орнаментальностью декора, были пропитаны символикой «серебряного века». Современники называли его сценографические решения «музыкой для глаз», каждая постановка имела свое цветовое настроение и законченность декорационных и костюмных решений. Головин был многогранным художником: он мог соорудить костюм, расписать ткани, спроектировать мебель и создать керамическое панно. Также он создал ряд портретов своих друзей, коллег и выдающихся театральных деятелей. Его замечательные натюрморты с фарфором и цветами демонстрируют мастерское владение кистью в изображении различных фактур и поверхностей.

Известные картины художника Александра Головина: Портрет артиста Федора Ивановича Шаляпина в роли Бориса Годунова, Портрет В.Э. Мейерхольда, «Фарфор и цветы», «Серебристые ветлы», «Умбрийская долина», Портрет художника Н. К. Рериха, «Испанка в черной шали».

Ботаника, гимназия, Шекспир
Александр Головин родился в семье московского священника. Когда мальчику исполнилось три года, профессора Якова Даниловича Головина назначили настоятелем храма и преподавателем богословия в Петровскую земледельческую и лесную академию. Семья переехала поближе к приходу отца, в Петровско-Разумовское, окруженное прекрасными садами и парками. Как вспоминал сам Александр Яковлевич, первооткрывателем его художественных талантов стал директор академии Николай Иванович Железнов, который часто бывал у них в гостях. Будучи ботаником, Железнов в живописи кое-что понимал – его брат Андрей Железнов был художником-портретистом, учеником Карла Брюллова.

В положенный срок Александр Головин поступил в Катковский лицей, а после смерти отца его перевели в Поливановскую гимназию. Здесь, в знаменитом на всю Москву учебном заведении, не только хорошо учили, но и любили ставить пьесы Шекспира. Добавьте сюда абсолютный музыкальный слух и талант к рисованию – и станет понятно, откуда выросло призвание Головина к театральной сценографии.

В кругу «поленовцев»
В 1881 году Александр Головин поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Архитектурное отделение его не впечатлило, и три года спустя он перевелся на живописное. Здесь он познакомился с Левитаном и Коровиным, свел дружбу с Нестеровым и Архиповым. Коровин представил его Врубелю. Жанровую живопись Головину преподавали Илларион Прянишников и Владимир Маковский. Но любимым преподавателем был профессор Василий Поленов, который не только был учителем будущих гениев русской живописи, но и их наставником, и, можно сказать, духовным отцом. Общаясь с «поленовцами», Головин познакомился с сестрой своего учителя, талантливой художницей Еленой Поленовой, которая посвятила свою жизнь педагогической деятельности. Елена Поленова опекала Головина и его друга Егише Тадевосяна, ездила с ними на этюды и всячески направляла в поисках своего пути в живописи.

Труды насущные
В 1884 году умерла мать Головина. Оставшись практически без средств, Александр брался за самые разные заказы. Он расписывал атласные ткани, проектировал мебель и предметы интерьера, делал майоликовые панно и разнообразные керамические изделия совместно с участниками Абрамцевского художественного кружка, и, конечно, занимался станковой живописью. Его училищное прозвище «франтик», напускная рисовка и пижонство остались в прошлом. Тем не менее, на поездку в Париж деньги нашлись: в 1889 году вместе с друзьями-«поленовцами» Головин поехал на Всемирную выставку, где вместе с Константином Коровиным участвовал в оформлении Русского павильона кустарных промыслов. И, как многие, попал под очарование новейших течений французской живописи, приемам которой обучался некоторое время в Академии Коларосси и школе-студии Витти.

Вернувшись в Москву, Головин начал активно применять полученные знания на практике, что заметили в художественных кругах: спустя некоторое время одну из его работ приобрел для своей галереи Павел Третьяков. Картина, другая, третья нашли своих покупателей – Головину стало немного легче с финансами. В 1897 году художник сделал предложение руки и сердца Марии Константиновне Котовой – и получил согласие. Свадьбу сыграли в сентябре. В браке родились две дочери – Елена и Мария, и сын Александр. Увы, семейное счастье продлилось недолго, и вскоре семья распалась.

Декоратор Московского Большого театра
Осенью 1898 года ушла из жизни Елена Поленова, добрый друг и наставница Головина. И если бы не приглашение на работу в Большой театр – как знать, куда бы завели Головина печаль и страдания. Однако его новый начальник, глава Московской конторы Императорских театров Владимир Аркадьевич Теляковский возлагал на молодых художников Коровина и Головина большие надежды. К тому же, за них поручились Василий Поленов и Виктор Васнецов. Дебютировал Головин успешно, оформив оперу «Ледяной дом»; вот когда пригодились три года, проведенные на архитектурном отделении МУЖВЗ. На следующий год Головин оформлял балетные и оперные спектакли, в том числе «Русалка», «Лебединое озеро», «Борис Годунов», демонстрируя глубокое понимание народного искусства Древней Руси, а также знание национальных традиций и потрясающие колористические решения.

Не оставляет Головин и ставший ему близким Абрамцевский кружок: с 1898 по 1901 по заказу организатора кружка, мецената и промышленника Саввы Мамонтова художник выполняет ряд керамических панно в стиле модерн, которые и ныне украшают московскую гостиницу «Метрополь». Большая работа на главном фасаде - «Принцесса Грёза» - выполнена Михаилом Врубелем, а остальные - «Клеопатра», «Жажда», «Поклонение божеству», «Поклонение природе», «Орфей играет», «Купание наяд» - созданы Головиным.

Главный консультант Мариинки
Владимира Теляковского повысили до директора Императорских театров. Вместе с ним в Санкт-Петербург переехал один из его лучших декораторов – Александр Головин, ставший главным консультантом Императорского Мариинского театра. Их творческий и дружеский союз продолжался на протяжении долгих лет и был основан на взаимном доверии и уважении. Несмотря на то, что Головин время от времени терял темп работы, Теляковский весьма ценил его талант, возмущался, бранился – но терпел причуды художника. Временами Головину помогала жена Теляковского – Гурли Логиновна: вместе они рисовали костюмы к постановкам, многие из образцов их совместных трудов нынче хранятся в фондах Санкт-Петербургского государственного музея театрального и музыкального искусств. Рука художницы-любительницы видна в эскизах костюмов к операм «Руслан и Людмила» и «Троянцы», балету «Дон Кихот». По воспоминаниям Головина, некоторые «костюмы изготавливались «кустарным способом» на квартире Теляковского, при деятельном участии его жены». Они отличались неизменным удобством для актеров, а также потрясающими декоративным и колористическими решениями самого Головина. К 1907 году у Александра Яковлевича появилась собственная мастерская в Мариинском театре.

«Мир искусства», Дягилев и Меерхольд
Окунувшись в жизнь столицы, Головин свел близкие знакомства с художниками объединения «Мир искусства» и стал принимать участие в их выставках. Александр Бенуа и Мстислав Добужинский не всегда были художественными решениями коллеги, однако признавали его несомненный талант. В это же время начинается его десятилетнее знакомство и сотрудничество с Сергеем Дягилевым. Последнего привлекали многогранность и пластичность творчества Головина, его умение показать русские национальные традиции через европейский модерн. Дягилев оказывал Головину большую поддержку в художественных кругах, регулярно публикуя его работы на страницах журнала «Мир искусства» и упоминая художника в своих статьях. Именно Головин в 1908 году стал художником постановки оперы Мусоргского «Борис Годунов» для первого «Русского сезона» Дягилева в Париже. Постановка имела грандиозный успех и стала началом триумфа Русских сезонов.

Еще одна страница работы Головина в Санкт-Петербурге – его сотрудничество с Мейерхольдом. Головин рекомендовал режиссера Теляковскому после того, как Мейерхольд оставил театр Веры Комиссаржевской. Совместные замечательные проекты Головина и Мейерхольда – «Орфей и Эвридика» и «Маскарад» - надолго запомнились современникам.

Последний триумф
1912 год для Александра Головина стал годом признания: его приняли в действительные члены Академии художеств. К сожалению, в это же время врачи обнаружили у художника первые признаки сердечного заболевания. Головину рекомендовали сменить бурную деятельность в столице на более спокойный образ жизни, и в 1913 году художник приобрел себе дом в Детском Селе (нынче город Пушкин), где прожил оставшиеся годы. Активная театральная деятельность Александра Головина завершилась в 1917 году: в Стране Советов изысканным театральным решениям не было места, «серебряный век» уступил место авангарду. Последний триумф Головина – «Женитьба Фигаро» Бомарше – состоялся в 1927 году на сцене Художественного театра. Художник, который к тому времени чувствовал себя очень плохо, на премьеру не попал. В последние годы Александр Головин не имел возможности работать в привычной для себя театральной атмосфере; он чувствовал себя забытым, одиноким и никому не нужным. По ночам художнику снились декорации… 17 апреля 1930 года Александр Головин ушел из жизни.

Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
Если вам нравится пост пользователя — отметьте его как понравившийся и это увидят ваши друзья
Комментируйте, обсуждайте пользовательские публикации и действия. Добавляйте к комментариям нужные фотографии, видео или звуковые файлы.
биография обновлена

Александр Яковлевич Головин (1 марта 1863, Москва – 17 апреля 1930, Детское село (ныне Пушкин)) - русский и советский художник, сценограф, декоратор, мастер портрета и натюрморта.

Особенности творчества художника Александра Головина: Многочисленные театральные работы, созданные Головиным для Мейерхольда, Дягилева и Императорского Мариинского театра всегда отличались символикой цвета и орнаментальностью декора, были пропитаны символикой «серебряного века». Современники называли его сценографические решения «музыкой для глаз», каждая постановка имела свое цветовое настроение и законченность декорационных и костюмных решений. Головин был многогранным художником: он мог соорудить костюм, расписать ткани, спроектировать мебель и создать керамическое панно. Также он создал ряд портретов своих друзей, коллег и выдающихся театральных деятелей. Его замечательные натюрморты с фарфором и цветами демонстрируют мастерское владение кистью в изображении различных фактур и поверхностей.

Известные картины художника Александра Головина: Портрет артиста Федора Ивановича Шаляпина в роли Бориса Годунова, Портрет В.Э. Мейерхольда, «Фарфор и цветы», «Серебристые ветлы», «Умбрийская долина», Портрет художника Н. К. Рериха, «Испанка в черной шали».

Ботаника, гимназия, Шекспир
Александр Головин родился в семье московского священника. Когда мальчику исполнилось три года, профессора Якова Даниловича Головина назначили настоятелем храма и преподавателем богословия в Петровскую земледельческую и лесную академию. Семья переехала поближе к приходу отца, в Петровско-Разумовское, окруженное прекрасными садами и парками. Как вспоминал сам Александр Яковлевич, первооткрывателем его художественных талантов стал директор академии Николай Иванович Железнов, который часто бывал у них в гостях. Будучи ботаником, Железнов в живописи кое-что понимал – его брат Андрей Железнов был художником-портретистом, учеником Карла Брюллова.

В положенный срок Александр Головин поступил в Катковский лицей, а после смерти отца его перевели в Поливановскую гимназию. Здесь, в знаменитом на всю Москву учебном заведении, не только хорошо учили, но и любили ставить пьесы Шекспира. Добавьте сюда абсолютный музыкальный слух и талант к рисованию – и станет понятно, откуда выросло призвание Головина к театральной сценографии.

В кругу «поленовцев»
В 1881 году Александр Головин поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Архитектурное отделение его не впечатлило, и три года спустя он перевелся на живописное. Здесь он познакомился с Левитаном и Коровиным, свел дружбу с Нестеровым и Архиповым. Коровин представил его Врубелю. Жанровую живопись Головину преподавали Илларион Прянишников и Владимир Маковский. Но любимым преподавателем был профессор Василий Поленов, который не только был учителем будущих гениев русской живописи, но и их наставником, и, можно сказать, духовным отцом. Общаясь с «поленовцами», Головин познакомился с сестрой своего учителя, талантливой художницей Еленой Поленовой, которая посвятила свою жизнь педагогической деятельности. Елена Поленова опекала Головина и его друга Егише Тадевосяна, ездила с ними на этюды и всячески направляла в поисках своего пути в живописи.

Труды насущные
В 1884 году умерла мать Головина. Оставшись практически без средств, Александр брался за самые разные заказы. Он расписывал атласные ткани, проектировал мебель и предметы интерьера, делал майоликовые панно и разнообразные керамические изделия совместно с участниками Абрамцевского художественного кружка, и, конечно, занимался станковой живописью. Его училищное прозвище «франтик», напускная рисовка и пижонство остались в прошлом. Тем не менее, на поездку в Париж деньги нашлись: в 1889 году вместе с друзьями-«поленовцами» Головин поехал на Всемирную выставку, где вместе с Константином Коровиным участвовал в оформлении Русского павильона кустарных промыслов. И, как многие, попал под очарование новейших течений французской живописи, приемам которой обучался некоторое время в Академии Коларосси и школе-студии Витти.

Вернувшись в Москву, Головин начал активно применять полученные знания на практике, что заметили в художественных кругах: спустя некоторое время одну из его работ приобрел для своей галереи Павел Третьяков. Картина, другая, третья нашли своих покупателей – Головину стало немного легче с финансами. В 1897 году художник сделал предложение руки и сердца Марии Константиновне Котовой – и получил согласие. Свадьбу сыграли в сентябре. В браке родились две дочери – Елена и Мария, и сын Александр. Увы, семейное счастье продлилось недолго, и вскоре семья распалась.

Декоратор Московского Большого театра
Осенью 1898 года ушла из жизни Елена Поленова, добрый друг и наставница Головина. И если бы не приглашение на работу в Большой театр – как знать, куда бы завели Головина печаль и страдания. Однако его новый начальник, глава Московской конторы Императорских театров Владимир Аркадьевич Теляковский возлагал на молодых художников Коровина и Головина большие надежды. К тому же, за них поручились Василий Поленов и Виктор Васнецов. Дебютировал Головин успешно, оформив оперу «Ледяной дом»; вот когда пригодились три года, проведенные на архитектурном отделении МУЖВЗ. На следующий год Головин оформлял балетные и оперные спектакли, в том числе «Русалка», «Лебединое озеро», «Борис Годунов», демонстрируя глубокое понимание народного искусства Древней Руси, а также знание национальных традиций и потрясающие колористические решения.

Не оставляет Головин и ставший ему близким Абрамцевский кружок: с 1898 по 1901 по заказу организатора кружка, мецената и промышленника Саввы Мамонтова художник выполняет ряд керамических панно в стиле модерн, которые и ныне украшают московскую гостиницу «Метрополь». Большая работа на главном фасаде - «Принцесса Грёза» - выполнена Михаилом Врубелем, а остальные - «Клеопатра», «Жажда», «Поклонение божеству», «Поклонение природе», «Орфей играет», «Купание наяд» - созданы Головиным.

Главный консультант Мариинки
Владимира Теляковского повысили до директора Императорских театров. Вместе с ним в Санкт-Петербург переехал один из его лучших декораторов – Александр Головин, ставший главным консультантом Императорского Мариинского театра. Их творческий и дружеский союз продолжался на протяжении долгих лет и был основан на взаимном доверии и уважении. Несмотря на то, что Головин время от времени терял темп работы, Теляковский весьма ценил его талант, возмущался, бранился – но терпел причуды художника. Временами Головину помогала жена Теляковского – Гурли Логиновна: вместе они рисовали костюмы к постановкам, многие из образцов их совместных трудов нынче хранятся в фондах Санкт-Петербургского государственного музея театрального и музыкального искусств. Рука художницы-любительницы видна в эскизах костюмов к операм «Руслан и Людмила» и «Троянцы», балету «Дон Кихот». По воспоминаниям Головина, некоторые «костюмы изготавливались «кустарным способом» на квартире Теляковского, при деятельном участии его жены». Они отличались неизменным удобством для актеров, а также потрясающими декоративным и колористическими решениями самого Головина. К 1907 году у Александра Яковлевича появилась собственная мастерская в Мариинском театре.

«Мир искусства», Дягилев и Меерхольд
Окунувшись в жизнь столицы, Головин свел близкие знакомства с художниками объединения «Мир искусства» и стал принимать участие в их выставках. Александр Бенуа и Мстислав Добужинский не всегда были художественными решениями коллеги, однако признавали его несомненный талант. В это же время начинается его десятилетнее знакомство и сотрудничество с Сергеем Дягилевым. Последнего привлекали многогранность и пластичность творчества Головина, его умение показать русские национальные традиции через европейский модерн. Дягилев оказывал Головину большую поддержку в художественных кругах, регулярно публикуя его работы на страницах журнала «Мир искусства» и упоминая художника в своих статьях. Именно Головин в 1908 году стал художником постановки оперы Мусоргского «Борис Годунов» для первого «Русского сезона» Дягилева в Париже. Постановка имела грандиозный успех и стала началом триумфа Русских сезонов.

Еще одна страница работы Головина в Санкт-Петербурге – его сотрудничество с Мейерхольдом. Головин рекомендовал режиссера Теляковскому после того, как Мейерхольд оставил театр Веры Комиссаржевской. Совместные замечательные проекты Головина и Мейерхольда – «Орфей и Эвридика» и «Маскарад» - надолго запомнились современникам.

Последний триумф
1912 год для Александра Головина стал годом признания: его приняли в действительные члены Академии художеств. К сожалению, в это же время врачи обнаружили у художника первые признаки сердечного заболевания. Головину рекомендовали сменить бурную деятельность в столице на более спокойный образ жизни, и в 1913 году художник приобрел себе дом в Детском Селе (нынче город Пушкин), где прожил оставшиеся годы. Активная театральная деятельность Александра Головина завершилась в 1917 году: в Стране Советов изысканным театральным решениям не было места, «серебряный век» уступил место авангарду. Последний триумф Головина – «Женитьба Фигаро» Бомарше – состоялся в 1927 году на сцене Художественного театра. Художник, который к тому времени чувствовал себя очень плохо, на премьеру не попал. В последние годы Александр Головин не имел возможности работать в привычной для себя театральной атмосфере; он чувствовал себя забытым, одиноким и никому не нужным. По ночам художнику снились декорации… 17 апреля 1930 года Александр Головин ушел из жизни.

Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
Вся лента
Работы художника
всего 176 работ
Александр Яковлевич Головин. Портрет Э. Ф. Голлербаха
1
Портрет Э. Ф. Голлербаха
75×84 см
Александр Яковлевич Головин. Портрет Л. Я. Рыбаковой с дочерью Олей
3
Портрет Л. Я. Рыбаковой с дочерью Олей
113×166 см
Александр Яковлевич Головин. Автопортрет на фоне золотистого платка
2
Автопортрет на фоне золотистого платка
66×71 см
Александр Яковлевич Головин. Портрет Н. Е. Добычиной
0
Портрет Н. Е. Добычиной
98×96 см
Александр Яковлевич Головин. Портрет Оли Рыбаковой
0
Портрет Оли Рыбаковой
41×51 см
Александр Яковлевич Головин. Портрет Всеволода Эмильевича Мейерхольда
2
Портрет Всеволода Эмильевича Мейерхольда
67×80 см
Александр Яковлевич Головин. Портрет Марины Эрастовны Маковской
1
Портрет Марины Эрастовны Маковской
1912, 97×194 см
Александр Яковлевич Головин. Портрет М. А. Кузмина
2
Портрет М. А. Кузмина
169×178 см
Александр Яковлевич Головин. Портрет графа Владимира Ивановича Канкрина
0
Портрет графа Владимира Ивановича Канкрина
1909, 89×89 см
Посмотреть 176 работ художника
HELP