• Facebook
  • Vkontakte
  • Twitter
  • Ok
Войти   Зарегистрироваться

В неоновом свете – новая ретроспектива Мартиала Райса в Центре Жоржа Помпиду

Мне нравится3  Поделиться    Поделиться    Твитнуть  В одноклассниках  
1960 — 2014: результат полувекового творческого пути одного из наиболее значимых ныне живущих французских художников до 22 сентября можно увидеть в Париже. То, чем переполнены галереи современного искусства сегодня, Мартиал Райс начал создавать еще в 60-е. Глянцевые красотки с неоновыми губами, позеленевшие лица героинь полотен академистов прошлого, китч и массовая культура, порождения эпохи потребления, фото, скульптура, кинокадры в картинах… Всего 200 работ — первый в истории срез 50 лет работы художника. Многие экспонаты демонстрируются впервые. Станьте их первооткрывателями вместе с АРТХИВом!

Супермаркет – новый музей

Ретроспектива иллюстрирует разнообразную и насыщенную деятельность автора в визуальном искусстве от первых творений 60-х и до сегодняшнего дня.

В своих знаковых работах периода «вариативной геометрии» и поп-арта Мартиал Райс представил множество инноваций. Особо беспрецедентным стало использование неонового освещения и кинокадров в живописи.
Мартиал Райс считается одним из Колумбов в использовании потребительских товаров в искусстве, к тому же смог «переварить» женские архетипы, популяризированные классическими авторами и рекламой, и назвал супермаркеты «новыми музеями современного искусства». С тех пор он зарекомендовал себя одним из самых изобретательных художников мира.
Его преследовал успех не только во Франции, где Райс был одним из самых молодых художников группы новых реалистов, но и в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе, где он творил и поддерживал связи с местной поп-арт тусовкой. Его излюбленной техникой этого времени стал ассамбляж.
Райс хотел создать новый «стерильный», без налета прошлого, мир искусства, используя художественные методы, которые отвечали бы мировому технологическому прорыву. Потребительские товары, упаковки из-под моющих средств, банки, игрушки и пластмассовые предметы… Красочные знаменосцы современности стали его главным материалом с 1959 года. Кроме того, наряду с кремом для загара, косметикой и зеркалами, художник стал «эксплуатировать» в творчестве женское тело, тиражируя «пин-ап» картины и «подкрашивая» лица девушек флуоресцентным макияжем.
Его острое пристрастие к ярким цветам проявляется с первых абстрактных картин, и встреча с не менее известным нео-реалистом Ивом Кляйном обострила колористические предпочтения Райса.
В середине 60-х художник стал отходить от поп-артовских тенденций и приступил к циклу «вариативной геометрии», используя упрощенные изображения женских черт. Он разбивает лица на фрагменты и собирает их в случайном порядке, желая отделить творчество от общепринятых норм композиции. Его простые формы — лица, звезды, буквы, — вырываются за рамки холста в свободное пространство. («Жизнь так сложна», 1966)
В отличие от Уорхола, персонажи, изображаемые Райсом, не были звездами, скорей одноликими рекламными моделями. Одной из них была жена художника, Фрэнс (France), регулярно ему позировавшая. Живописно-словесный каламбур «La France Verte» («Зеленая Франция»), — зеленолицая девушка в ярко-оранжевом тюрбане и неоновых очках.

Картина в картине

Если это «Большая Одалиска» Энгра, то кто раскрасил ее в зеленый? — вопрос, возникающий у каждого, кто видит картину Райса «Сделано в Японии» (1964). Когда у Матисса спрашивали, почему у женщин на его картинах может быть вдруг зеленый нос, тот невозмутимо отвечал: «Я рисую не женщину, а картину!» Райс пошел дальше!
Кстати, по словам искусствоведов, Энгр изобразил девушку с тремя лишними позвонками и неправдоподобно длинной правой рукой. Заказчица работы, коей была сестра Бонапарта, картину категорически отвергла. Интересно, что бы она сказала, увидев, как мутировала одалиска на карине Райса!
А вот в неожиданные кричащие цвета «переоделось» полотно художника эпохи Возрождения Кранаха «Printanière"("Весенний разговор»). В версии Райса синий цвет переливается за края холста, а позади виднеется бухта с пальмой в Ницце.
Репродукции классической живописи становятся отправной точкой Райса для различных форм поп-визуализации. А для интерпретаций автор выбирал работы тех предшественников, которые позволяли себе отклоняться от тогдашних канонов красоты. Сам Райс отклонялся от них не раз. Чего стоят брызги цветов на неровном зеленом фоне, которые, по предположению художника, мог нарисовать его четырехлетний сын («Детский рисунок»), или гора с неоновой вершиной («Зов вершин. Ужасная картина»)!
Справка АРТХИВа:
Когда Мартиалу Райсу было 18, он начал изучать литературу в университете в Ницце, хотя с 12 лет рисовал акварелью и даже организовал в подвале дома художественную студию. Но уже два года спустя отказался от писательских амбиций и начал карьеру художника-самоучки. Сам он объясняет это тем, что слова не является универсальным средством связи в отличие от живописи, а рисовать его побудили «плохие художники».

Мистический опыт

Выставку продолжают живописные эксперименты из цикла «Шаман», за который художник взялся в начале семидесятых. «Коко Мато» и «Локо Белло» — работы, на написание которых его вдохновили коллективные художественные практики и магические ритуалы (после возвращения во Францию в 1968 Райс жил в нескольких коммунах хиппи). В этот период он также создает экспериментальные сатирические фильмы, пропитанные психоделической культурой. В настоящее время на пике своей популярности, Мартиал Райс радикально преобразовал подход, выбранный в те годы.

К истокам

Картины конца 70-х опираются на наследие великих мастеров прошлого, в них проявляется авторская образность и мифология, которые рождаются из наблюдений за повседневной жизнью. Буколистические темы, к которым Райса подталкивала мирная жизнь в деревне на юге Франции, смешиваются с многочисленными мифологическими и литературными заимствованиями.

Художник экспериментировал и с различными изобразительными методами, в частности, с темперой, возвращаясь к старинным практикам и методам, которыми было чрезвычайно трудно овладеть. Он пробует слить воедино классицизм, натурализм и наив.
Радость является одной из основных определяющих черт его искусства, вытекающей из жизненной позиции. Тем не менее, на лицах с рекламных буклетов то и дело появляются пауки и мухи, символизирующие надвигающийся распад.
Cерия «Spelunca» (от лат. — пещера) (1970) демонстрирует сдвиг в сторону фигуративной живописи и диалога с историей искусства. Параллельно он начинает работать со скульптурой.
Одни объекты — маленькие смешные фигурки, похожие на папье-маше. Другие — классические бронзовые статуи.

Райс сегодня

Наконец, наряду с последними скульптурами и фильмами, на выставке представлены все картины большого формата, написанные, начиная с девяностых. Это современные «фрески», показывающие аллегорический и часто гротескный взгляд на человечество. Среди них — «Карнавал в Перигее», 1992, «День розы на крыше», 2005. На эпичном полотне «Здесь пляж…» («Here Beach, as here below» (2012) передний план густо населен людьми, нелепыми и кажущимися диковатыми «нашими» туристами на просторах пляжей Анталии. Такой себе венец цивилизации, стоящий на краю пропасти и не осознающий этого.
Ближе познакомиться с творчеством мастера, всегда развивающимся по непредсказуемой траектории, помогают его видеоработы, в которых Райс пародирует и критикует систему, противопоставляя ей маргинальный мир хиппи. Захватите поп-корн и кока-колу, — художник оценит!
Автор: Яна Сасина
Понравилась статья? Поделитесь с друзьями
Мне нравится3  Поделиться    Поделиться    Твитнуть  В одноклассниках  

Комментарии

Для комментирования необходимо указать и подтвердить электронную почту или телефон
loading...

Артхив не только интересно пишет об искусстве, это целая социальная сеть с огромными возможностями. Регистрируйтесь и получайте информацию из первых рук

Зарегистрироваться

подписывайтесь на наши новости любым удобным способом: