Регистрация

Это Мексика! Политические карикатуры участника покушения на Троцкого - в Одесском музее

Мне нравится3       0  
В плавильном котле мировой истории исчезали люди, события, факты… Оставались рукописи и рисунки: авторская графика Антонио Пуйоля (Пужоля, Пухоля) 1937 года удивительным образом оказалась в Одессе. Собрание ученика небезызвестного «муралиста» Сикейроса было представлено любителям загадок и… политической карикатуры. Эдакий спецвыпуск газеты «Крокодил» — еще и с сенсацией!
«Шпион», «Оптимист», «Пессимист», «Стратег», «Турист», «Распускающий слухи»… Весьма колоритные персонажи разместились в «Черном зале» Одесского музее западного и восточного искусства!
Выставка работ Антонио Пужоля (Antonio Pujol) в Одесском музее западного и восточного искусства получилась небольшая, но более чем любопытная. Художественные достоинства раритетов из запасников дополнены громкой историей из биографии их создателя (первое покушение на Троцкого!), плюс к этому — история самой коллекции.
Испанский художник Антонио Пужоль был учеником Давида Сикейроса, — известного «муралиста», еще и, по многочисленным свидетельствам, агента НКВД, организатора первого покушения на Троцкого, которое состоялось в Мексике. Тут же вспоминаем и Фриду Кало (впрочем, это совсем другая история)… А в нашей — почти 15-минутная стрельба по спальне Троцкого в 1940 году, и подложенная бомба, которая, впрочем, не взорвалась. Жена проснулась первой, и столкнула мужа на пол, никто не пострадал.

Собственно, Пужоль в этой «операции» участвовал, однако «агентом Кремля» не был — Сикейрос вербовал помощников самостоятельно. Сведения эти важны для понимания того, почему о художнике не было известно не только публике, но и специалистам. После громких событий он меняет фамилию и бежит в Уругвай — в Мексике Пужоль окажется лишь 20 лет спустя.
В музее авторские литографии (видим и подписи) хранились с 1937 года, о них было известно, однако работы на публику не выставлялись: мало сведений об авторе. Искусствовед Тимохова Ирина сообщила о том, что, видимо, «литографии в Одессу привез ее отец, испанец по крови, на корабле вместе с детьми республиканцев, которые бежали в СССР в разгар гражданской войны. Правда ли это — пока неизвестно.
„Поиски не приводили ни к чему, сводились буквально к двум предложениям, о том, что карикатуры созданы в память о замученном фашистами брате Мигеле. Картины настолько высоки по уровню, что не заметить Пужоля нельзя. Но в Испании его не знали“, — рассказывает собеседница.»
«Абель» Антонио Пужоль (Пуйоль) Хименес (1913 — 1995) — сын испанского эмигранта, мелкого землевладельца. В 1929 г. он отправился в Мехико, где получил образование художника в Академии Сан Карлос. В 1933 г. стал членом недавно основанной Лиги революционных писателей и художников Мексики вместе с Пабло О´Хиггинсом, Мигелем Тсабом, Марион и Грэйс Гринвудами. Свои первые фрески он создал на рынке Абелардо Родригеса в Мехико.

После того, как он участвовал в I конгрессе американских художников против войны и фашизма в Нью-Йорке, 1936 г., вместе с Давидом Альфаро Сикейросом, некоторое время они жили в Америке и организовали там экспериментальную художественную мастерскую. Вместе с Сикейросом Пужоль работал над «муралом» (фреской) для здания клуба профсоюза электриков («Electrician Syndicate») в Мехико в 1939 — 40-х годах.

Мексиканская делегация, принимавашая участие в Конгрессе Американских Художников в Нью Йорке, 1936 году. Руфино Тамайо и его жена Ольга, Сикейрос, Хосе Клементе Орозко, Роберто Гуардия Бердесио, Анхелика Ареналь (жена Сикейроса), Хесус Брачо, Луис Ареналь и Антонио Пухоль

«Гражданская война в Испании 1936−1939гг., где столкнулись республиканцы и франкисты, вызвала активную пропагандистскую войну как в Европе, так и самой стране. Карикатура военных лет была одним из самых мощных в арсенале испанского искусства. Цикл авторских литографий был создан А. Пужолем в 1937 г. в Мадриде и посвящен памяти брата Мигеля, замученного фашистами. Его литографии выпускались в виде отдельных листов большого формата (68×50см) на плотной бумаге и выставлялись в витринах как своего рода политические плакаты» — информируют посетителей выставки.
Разглядывая монструозные гротески испанца-мексиканца, обозначенные 1937 годом, обозреватели вспоминают кто Оноре Домье, кто мексиканских собратьев по ремеслу (того же Сикейроса), а кто и Франциско Гойю с его серией «Капричос». Вообще, сегодня лицезреть все это более чем удивительно. Все же агитплакат — страшная сила, причем в контексте любой эпохи.

Фото экспозиции — автора репортажа
КомментироватьКомментарии
HELP