Регистрация

Одесские годы Михаила Врубеля

Мне нравится2       0  
Великий художник Михаил Александрович Врубель прожил в Одессе почти пять гимназических лет, учился в рисовальной школе, позже, уже зрелым художником, начал работу над знаменитым «Демоном»; со своим другом Валентином Серовым планировал открыть художественную школу, приезжал к родителям, прожившим в этом городе почти десять лет… Одесские страницы биографии художника исследует писатель, коллекционер и меценат Евгений Деменок.
Михаил Врубель попал в Одессу в связи со службой отца. Александр Михайлович, на которого художник был похож внешне и совершенно не похож характером, был строевым офицером, участвовавший в Крымской кампании, а после — военным юристом. Мать, Анна Григорьевна Басаргина, умерла, когда Михаилу было три года. Через четыре года Александр Михайлович вновь женился. Мачеха Врубеля, Елизавета Христиановна Вессель, была серьёзной пианисткой, и тянувшийся к искусству Миша был её внимательным слушателем.
«…Михаил был слабым ребенком — он начал ходить только в три года… На ноги его поставила именно мачеха, которая заставила мальчика соблюдать режим, а также диету „из сырого мяса и рыбьего жира“. Еще одним несомненным вкладом мачехи в судьбу и личность Михаила Врубеля была музыка. Елизавета Вессель была выдающейся исполнительницей: дети часами могли смотреть, как она играет. Именно смотреть: на унизанные кольцами, порхающие пальцы, на легкие запястья в блеске браслетов. Должно быть, где-то здесь для юного Врубеля сплавлялись в одно целое форма и содержание, образ и декорации, волшебство и золоченые побрякушки…» — биография Михаила Врубеля в Артхиве
Михаил Александрович Врубель. Жемчужина

Долг службы отца требовал частых перемещений. Михаил Врубель родился в Омске, затем семья много переезжает и в конце 1869 года перебирается в Одессу. Здесь Михаил поступил в Ришельевскую гимназию, которая находилась тогда на Садовой улице, в доме Фундуклея. В 1874 году он окончил её с золотой медалью. Глава семьи, Александр Михайлович, служил в те годы судьёй Военно-окружного суда Одесского военного округа.

В Одессе Михаил Врубель посещал рисовальную школу Общества изящных искусств. В «Отчёте Одесского общества изящных искусств за первое десятилетие (1865−1875)» указано, что Михаил Врубель был учеником школы в 1870-м и 1872 годах. Руководил школой тогда Фридрих Фридрихович Мальман, а преподавателями были: акад. Карнеев — по живописи, акад. Горностаев — по архитектуре, художник Миланской академии Людовик Иорини (именно так он записан в «Отчёте») — по скульптуре и орнаментам, художник Мюнхенской академии Бауэр — по рисованию. В 1870 году школа находилась в доме купцов Арона и Бориса Райхов на Коблевской улице, а в 1872 году переехала в дом Склифосовского, что на Нежинской.

Однако интенсивная учёба в гимназии на время отвлекла Михаила от увлечения рисованием — он увлекается естествоведением и историей. Особый интерес представляют письма Михаила старшей сестре Анне, которая в то время училась в Петербурге, на педагогических курсах. В пяти письмах, отправленных будущим художником из Одессы в 1872 — 1874 годах, вырисовывается его образ: «типичный отличник, отчасти — в меру, приличную естественному юношескому кокетству, — пижон, общительный, начитанный, с многообразными музыкально-театрально-литературными интересами, щеголяющий иностранными словечками и комичными галлицизмами, играющий красотами эпистолярного слога не столько от избытка литературной фантазии, сколько от желания быть забавным в скучном жанре родственной переписки». Врубеля тяготит провинциальная жизнь Одессы: «Тысячу, тысячу раз завидую тебе, Милая Анюта, что ты в Петербурге: понимаете ли вы, сударыня, что значит для человека, сидящего в этой трепроклятой Одессе, намозолившего глаза, глядя на всех ее дурацких народцев, читать письма петербуржца, от которых так, кажется, и веет свежестью Невы. Parbleu, madame!» — пишет он в письме, датированном октябрём 1872 года.

М. Врубель с сестрой Анной. Гимназическое фото 1870-х гг.

А вот ещё одна цитата: «Подальше, в самом деле, от этой Одессы, которая своим коммерческо-индифферентным взглядом на всё начинает-таки действовать разлагающим образом на мои собственные» — это уже зима 1874-го, незадолго перед отъездом в Петербург.
Что ж, молодой город, созданный как южные морские торговые ворота Империи, действительно зарабатывал деньги. Это уже потом, позже, возникнет ТЮРХ, Владимир Издебский проведёт знаменитые Салоны… А пока рисовальная школа даже не имела постоянного адреса и существовала на деньги благотворителей.
Чем же занимался будущий художник в Одессе, помимо собственно учёбы? И где именно жила в этом городе семья Врубелей? Если с первым вопросом всё более или менее понятно, то ответ на второй вопрос пока вызывает затруднения. На некоторых письмах значится просто Одесса, на некоторых, летних — Люстдорф. Семья Врубелей проводила летние месяцы на даче в Люстдорфе. Была ли это их собственная дача ил они снимали её — неизвестно. В одном из писем Михаила сестре упоминается номер дома:
«Итак, за лето я ничего не сделал. … Теперь я несколько заплатываю прореху: повторяю латынь и ещё кое-что. Но если науки в комнате Михаила Врубеля, в доме № 37, и не процветали за лето, зато искусство, т. е. рисованье, несколько подвинулось».

Люсдорф. Фото начала XX века (1905?)
Читаем далее:
«Я ещё прошлое лето начал писать масляными красками и с тех пор написал четыре картинки; копию с Айвазовского „Закат на море“, копию с „Читающей старушки“ Жирара Дове, „Старика, рассматривающего череп“ и копию с Гильдебрантовского „Восхода солнца“, с снегом, мостиком и мельницей.. Все эти картины писаны самоучкою, без всякого знания приемов письма, и потому все более или менее плохи (последняя, впрочем, лучше других; она теперь стоит в магазине Шмидта и продается за 25 руб.). Более масляного письма мне удаются фантазии карандашом, на достоинство которых мне указал один недавний наш знакомый Клименко, большой знаток в искусствах, весельчак и, что нераздельно в русском человеке с эстетическими наклонностями, порядочный гуляка; это последнее и еще кое-что не нравится многим, в том числе и мне».
Иван Константинович Айвазовский. Закат на море

Из писем Михаила Врубеля сестре следует, что он в Одессе: посещал театры и оперу; ходил на выставки; рисовал портреты родственников; общался с артистами. Письма Врубеля сестре свидетельствуют о том, что культурная жизнь — пусть не такая, как в Петербурге, — в Одессе всё же наличествовала.

(На иллюстрации — старое здание театра, сгоревшего в ночь на 1 января 1873 года. Нынешнее здание Одесского Оперного, построенное в 1887 г., Врубелю тоже было знакомо — прим. ред.)

…Именно в Одессу из Киева поедет Врубель залечивать душевные раны. Поедет с намерением остаться в нашем городе навсегда, приглашая присоединиться к нему лучшего друга Валентина Серова. Это будет через десять лет, в 1885-м. А пока — учеба и окончание золотой медалью юридического факультета в Петербурге (воля отца) и там же — годы учёбы в Академии художеств, в мастерской П. П. Чистякова. Того самого Чистякова, который воспитал целых три поколения великих русских живописцев: Репина и Васнецова, Серова и Врубеля, Кустодиева и Борисова-Мусатова. Кстати, у Чистякова в те годы учился и Кириак Константинович Костанди, так что Врубель был знаком с ним ещё с Академии. А после Врубеля приглашают в Киев, расписывать и руководить реставрацией фресок Кирилловской церкви — колоссальный объём работы. Заказчиком работ был профессор Андриан Викторович Прахов, в чью жену — Эмилию Львовну, — Врубель влюбился. Эту любовь называют роковой…

Чтобы избавиться от мучительного чувства, художник едет в Одессу. Врубель провёл здесь несколько месяцев — с июля по декабрь 1885 года
Михаил Александрович Врубель. Голова женщины (Портрет Э. Праховой). Этюд к картине "Богоматерь с младенцем"
Вот что пишет Врубель отцу из Венеции, где работал с осени 1884 по весну 1885-го.
«Словом, жду не дождусь конца моей работы, чтобы вернуться. … А почему особенно хочу вернуться? Это дело душевное и при свидании летом тебе его объясню. И то тебе два раза намекнул, а другим и этого не делал».
Михаил Александрович Врубель. Мост вздохов. Венеция
Михаил Александрович Врубель. Венеция. Декоративное панно, исполненное для дома К.Г. и Е.Д. Бункеров в Москве
Обеспокоенный отец, зачастую не понимающий мотивы поступков сына и пытающийся ему помочь, пишет Анне из Харькова, где жила тогда семья Врубелей:
«…У Миши безработица, я приглашаю его к нам — пусть пишет задуманную картину у нас, все-таки жизнь не будет ничего стоить, забот о ней, которые отрывали бы его от работы, не будет, чего же лучше? Нет и нет. Остается в Одессе. Положительно — «cherchez la femme». [Ищите женщину (франц.).]"
Задуманная картина — это знаменитый Врубелевский «Демон», работу над которым он начал как раз в Одессе.

Михаил Александрович Врубель. Голова Демона. Иллюстрация к поэме М.Ю. Лермонтова "Демон"
В единственном дошедшем до нас письме Врубеля второго «одесского» периода сохранился адрес, по которому он проживал: улица Софиевская, дом 18, квартира 10. В этом же доме тогда поселился и Валентин Серов, приехавший к своей невесте Ольге Трубниковой. Вообще о втором приезде Михаила Александровича в Одессу нам известно гораздо больше как раз благодаря переписке его друга.



Вот что пишет Валентин Серов своему другу и приятелю Врубеля, художнику Илье Остроухову 8 сентября 1885 года:

«…Видишь ли, у меня есть много причин ехать туда, т. е. не в Крым собственно, а в Одессу. К тому времени сёстры будут там, а видеть их, ты не поверишь, как мне хочется. Ещё увижу там своего приятеля Врубеля, кот<орого> мне нужно видеть.
Между прочим он мне советует похерить Академию, переселиться в Одессу, там у них будто бы хороший кружок художников: Кузнецов, Костанди и т. д. и т. д., и будто бы хотят там устроить нечто вроде академии Джидэри в Риме (вероятно, знаешь) — ну да, это второстепенное, там на месте видно будет, а вот вопрос, как добраться туда».




Михаил Врубель. Портрет Валентина Серова (1885 г.)


В марте 2012 года усилиями автора статьи (Е. Деменок на фото справа — прим. ред.) на доме номер 18 по улице Софиевской в Одессе была установлена мемориальная доска великому художнику.
Как видим, дела сердечные не мешали Михаилу Александровичу активно работать и строить серьёзные планы. Он начал искать работу. Вот что пишет он сестре в единственном дошедшем до нас письме того периода:
«Дорогая Анюта, спасибо тебе за доброе и ласковое предложение, за веру в мое призвание — этой поддержки довольно. От первой же отказываюсь: здесь в рисовальной школе открываются уроки, которые мне дадут 75 руб. в месяц. Еще раз большое спасибо. Настроение мое переменное, но думаю-таки сладить с собой, промуштровав себя основательно на этюдах, в которых я за последнее время оказал леность и вольнодумное легкомыслие. <…>
Твой Миша
Адрес: Одесса, Софийская ул., д. 18, кв. 10».
Михаил Врубель Одесский порт. Берег моря (1885 г.)
Михаил Александрович Врубель. Автопортрет. Набросок
Тогда же начинается работа над «Демоном». Серов вспоминал, что Врубель работал над фоном картины. Купив несколько фотографий с видами гор, он по-разному расставлял их, составляя сложный узор и пытаясь представить пейзаж, на фоне которого будет сидеть Демон. Несколько первых вариантов были потом уничтожены стремящимся к совершенству художником.
Помимо работы над большой картиной, Врубель делает в Одессе ряд набросков и акварелей. Это акварель×
Акварель (от итал. «aquarello») – широко известная техника рисования с помощью красок на водной основе, изобретенная в III ст. в Китае. Акварельные краски после растворения в воде становятся прозрачными, поэтому при нанесении их на зернистую бумагу изображение выглядит воздушным и тонким. В отличие от картин маслом, в работах акварелью отсутствуют фактурные мазки.
читать дальше
«Одесский порт», четыре разной степени законченности карандашных автопортрета и незаконченный портрет Серова, многочисленные зарисовки с натуры.

По поводу портрета Серова (иллюстрация выше) Михаил Александрович говорил: «Мы жили с Серовым в Одессе вместе, видались каждый день, дружили с давних пор, лицо его я прекрасно знал и оттого начал не с него, а с заинтересовавших меня галстука и чуба волос, падающего тремя прядями на его высокий лоб. Думал закончить на следующий день, но что-то нам помешало, а через несколько дней Серов уехал в Москву».
Валентин Александрович Серов. Волы
Приехавший в Одессу в середине октября Серов почти полтора месяца прожил в имении Николая Дмитриевича Кузнецова, где работал над известным этюдом «Волы». С конца ноября и до конца года он жил в городе, видясь с Врубелем каждый день. Однако планам организации частной художественной школы не суждено было сбыться, процесс организации Товарищества южнорусских художников пробуксосывал, и в конце декабря 1885 года Врубель сообщил Серову, что собирается уезжать в Киев.
Н.А. Прахов вспоминал слова Врубеля: «Одесская жизнь нам обоим не понравилась. Коммерческие интересы поглощали все внимание местного общества, а нам хотелось жить там, где выше их стоят художественные интересы».
Может быть, так оно и было, но в Киев художника влекли многие обстоятельства — не остывшее ещё чувство к Эмилии Львовне, возможность заработка и, конечно, перспектива принять участие в росписи Владимирского собора.
Михаил Александрович Врубель. Богородица с Младенцем (эскиз для иконостаса Кирилловской церкви в Киеве)
Третий «одесский» период жизни Врубеля был совсем коротким — чуть больше месяца. Тогда художник после поездки в Италию приехал в гости к родителям. Семья Врубелей по-прежнему часто переезжала, и после многолетнего пребывания в Харькове Александр Михайлович переехал в Киев, чтобы быть поближе к сыну, но Михаил в то время уже окончательно переехал в Москву, и в 1890 году семья Врубелей вновь переезжает в Одессу. В архиве Анны Александровны сохранилось 38 писем отца к ней и к сыну, отправленных из Одессы. Первое письмо датировано 20 октября 1890 года, последнее — 17 мая 1894 года. То есть семья Врубелей вновь прожила в Одессе почти четыре года. Из летнего письма 1893 года Михаила Александровича к сестре видно, что и она жила тогда в нашем городе. Отец ждал сына в гости и постоянно приглашал его. Вот, например, письмо от 2 августа 1893 года:
«Дорогой сын Миша, сейчас получил письмо от Нюты, в котором она, между прочим, сообщает, что тебе нездоровится, и именно — что ты страдаешь ревматизмом. Спешу тебе напомнить, что Одесса с её морем и Лиманами изобилует средствами от ревматизма и что наилучший сезон для пользования ещё не истёк. Если можешь, поспеши воспользоваться этим сезоном — приезжай. Мы все будем тебе очень рады, тем более, что запускать ревматизм не следует».
Михаил Александрович Врубель. Портрет С. И. Мамонтова



Отец уже знал о поездке Михаила с сыном С. И. Мамонтова Сергеем в Италию. Они останавливались под Генуей, на обратном пути в Россию — морем, — посетили Неаполь, Бриндизи, Пирей (Афины) и Константинополь.
















М. Врубель. Портрет С. И. Мамонтова (1887 г.)

С апреля — он приехал как раз перед Пасхой, — по середину мая художник живет у родных в Одессе. Вот что пишет Александр Михайлович в письме Анне:

«Мы находим его очень моложавым. Приехал он сюда на пароходе „Лазарев“, вместе с молодым Сергеем Мамонтовым в 7 часов утра… Время проводим больше дома, в своей компании… Миша привез с собою около 20 разных видов, им самим написанных во время последнего путешествия. Некоторые из них очень хороши. Кроме того, Миша написал у нас портрет-фантазию Насти» (младшей сестры — прим. автора).

А вот отрывок из следующего письма, от 11 мая:

«Миша ещё у нас. … У нас написал два эскиза, портрет-фантазию Насти и начал — мой. Теперь лепит голову Демона (разбился при перевозке из Одессы в Севастополь — прим. автора). Вообще, как будто не в своей тарелке, хотя мы стараемся, чтобы ему было веселее и покойнее… Когда возвратится Миша в Москву — неизвестно: он, кажется, намерен погостить в Киеве».

Михаил Врубель уехал из Одессы во второй половине мая. Эти полтора месяца, как мы видим, были довольно продуктивными. Интересно, что портрет сестры Настеньки Врубель сравнительно недавно — в самом начале 2004 года, — пополнил коллекцию Государственной Третьяковской галереи. До этого портрет хранился в семье — Третьяковка приобрела портрет у Ксении Ивановны Каршовой, внучки Анастасии Александровны Врубель по материнской линии.
Михаил Врубель. Портрет Настеньки Врубель
Михаил Александрович Врубель. Валькирия
Нам повезло — в собрании Одесского художественного музея сегодня экспонируются несколько отличных работ Михаила Александровича. Одна из них — «Болотные огни» 1890 года, — всегда пугала меня в детстве. Работа попала в музей в 1926 году из собрания Михаила Васильевича Брайкевича, так же, как и другая работа — «Валькирия», в образе которой запечатлена княгиня Мария Тенишева.




Есть в музейной коллекции два рисунка: «Семья Я. В. Тарновского за карточным столом» 1887 года и «Портрет неизвестной», а также две майолики: «Волхова» (илл. слева) — созданная по мотивам оперы Римского-Корсакова «Садко», и «Женщина в кокошнике», ранее бывшая в собрании А. П. Руссова.










Автор материала: Евгений Деменок. Читайте также другие публикации этого автора в «Артхиве»

Другие материалы по теме: Тринадцать демонов Михаила Врубеля
КомментироватьКомментарии
HELP