Регистрация

«Изоляция» по-киевски: рукописи не горят

Мне нравится2       0  
Знаменитый донецкий Фонд культурных инициатив «Изоляция» имеет теперь и киевскую прописку. На днях в столице Украины презентовали его новое помещение и первую выставку: 5-метровые фотоколлажи «Ревизия» пятерых молодых художников родом из Минска, живущих в немецком Дюссельдорфе.
— В современной Беларуси, как и, собственно, в украинском Донецке сегодня, контемпорари арта нет, — вздохнув, объясняет мне куратор проекта, а «по совместительству» и самой «Изоляции», Олена Червоник причины, по которым для открытия выбрали именно «немецко-белорусский» проект. — Ну и, сама тема: ревизия жизни, искусства, — очень созвучна тому, что сейчас происходит с «Изоляцией».


Официальное открытие выставки. У микрофона — куратор Олена Червоник. Основатель Фонда «Изоляция» Любовь Михайлова. Художник Андрей Логинов.

Мы общаемся, стоя посреди цеха: отреставрированного, с подготовленным «выставочным» освещением, отоплением, расставленными в беспорядке тут и там стульями для гостей и даже с продажей всем посетителям благоухающего корицей вкуснейшего чая. Все — почти как в Донецке, на «родной» территории «Изоляции», где мне посчастливилось побывать еще осенью 2013 года. Даже оранжевые, цвета шахтерских касок и футбольного клуба «Шахтер», указатели, ведущие к «выставочному» корпусу, — те же. И бумажки спецификаций и ценников тоже знакомые. Но, разговаривая сугубо о «высоком», сейчас мы обе знаем, что сегодня просто играем в безмятежность.
— В Киеве выставочные пространства теснятся в центре, а вы поселились на судостроительном заводе на Рыбальском острове, куда еще нужно знать, как добираться (продолжаю допытываться я). «Знаковые» проекты ведущих арт-центров, по примеру Мыстецького Арсенала, у нас всегда строятся вокруг имен художников-«звезд» с Запада или из России. А вы, словно в пику коллегам, взяли белорусскую молодежь. И, наконец, почти все выставки в столице по традиции открываются или во вторник, после выходных, или в пятницу. Вечером. А «Изоляция» стартовала в непривычную субботу днем. Вы специально делаете все наоборот?
— Да не-ет, — ошеломленно тянет Червоник, пытаясь сформулировать ответ. Подобные мысли явно просто не приходили ей в голову. И никому из ее коллег, скорее всего, — тоже. Вообще, в «Изоляции» народ работает на удивление дружный, вот и из Донецка в Киев переехали все вместе, практически, семьей.
— Просто, мы — «Изоляция».
Аналогов донецкого Фонда «Изоляция» в Украине или России нет. Детище бизнес-леди Любови Михайловой можно сравнивать с ПинчукАртЦентром или с арт-кластером Влада Троицкого, что на киевских Выдубичах, с Мыстецьким Арсеналом или же с «Гаражом» Даши Жуковой, а также с «пермским» проектом Марата Гельмана, но… Все это будет «не то». Одновременно домашняя и творческая атмосфера «Изоляции» совершенно лишена как официоза, так и гламурно-глянцевого привкуса больших денег. (Которые здесь, тем не менее, несомненно, присутствуют). Здесь не ощущаешь ни капли показушности, зато через край бьют молодые, творческие энергии. В перспективе, это отличный бизнес-проект — но «в стиле фанк». В Киеве «Изоляция» явно станет любимым местом юных хипстеров.
Музейные запасники, ревизия фондов — этот сюжет для авторов «Ревизии» служит метафорой бесконечного «пересмотра ценностей» в искусстве.
«Существовать — значит, отличаться», — писал когда-то Даниил Хармс. Это точно про «Изоляцию», которую основала бизнес-леди Любовь Михайлова. Открывшись в 2010-м в мало склонном к сантиментам и контемпорари арту промышленном Донецке на территории завода изоляционных материалов (отсюда и название), за пару лет работы арт-кластер вывел «город миллиона роз» в мировые центры современного искусства. Ну, или почти — вывел: в Донецк, поработать в «Изоляции» и просто с выставками, приезжали суперстар мировой арт-сцены вроде Цай Гоцяна. О здешней жизни восторженно писали ведущие медиа США и Западной Европы.
Все закончилось враз 9 июня 2014 года, когда территорию Фонда (команда институции привела в чувство и приспособила для проведения выставок заводские цеха) захватили силы «ДНР». Хотя по соседству — такие же заброшенные промзоны, только без «арта», людям в хаки понадобилось именно «культурное» пространство… Сегодня там содержат заключенных, устроили стрельбища, — в том числе, по скульптурам и инсталляциям. По этому поводу было много протестов и шума в украинской и западной прессе. История с захватом арт-центра уже считается одной из самых черных, позорных страниц в истории и истории культуры современной Украины (власти, в отличие от СМИ, не отреагировали на ситуацию с захватом и разграблением Фонда). После 9 июня команда сотрудников «Изоляция» эвакуировалась в Киев и работает здесь с приставкой «в изгнании». И, как уже можно сказать с уверенностью, и здесь, как и в родном Донецке, арт-институция заметно выделяется на фоне уже сложившихся местных культурных «ландшафтов».
На нынешнее открытие «Изоляции» в Киеве собрался весь арт-бомонд. Художница Жанна Кадырова.
Виктор Хоменко художник, главный редактор журнала «Образотворче мистецтвою («Изобразительное искусство» — рус.)
За период всего в 8 месяцев, прошедшие со времени захвата, Фонд встряхнул столицу серией уличных перформансов при участии молодых украинских и набирающих известность в США нью-йоркских художников (хотя вообще-то считается, что акционизм в Украине «не прижился»). Единственный, он фиксирует реальные истории беженцев с Донбасса в культурологическом проекте «Живая библиотека Донбасса» и ведет «Донбасские студии» (культурологический проект европейского уровня, посвященный изучению Донбасса).

Этой осенью «Изоляция» просто-таки поставила на уши арт-сообщество страны беспрецедентным жестом: Любовь Михайлова и ее команда отказались… делать украинский павильон на Венецианской биеннале-2015 (обычно, наоборот, дерутся за это право). На пожелание чиновников за пару месяцев подготовить и представить на утверждение экспозицию, «Изоляция» официально, еще и через СМИ (подобная публичность тоже беспрецедентна), заявила, что впопыхах на Венецианскую биеннале не ездят…
Хозяева «Изоляции» признаются, что сами не ожидали, что открытие их киевской локации, несмотря на отсутствие громкой рекламы, привлечет такое внимание киевлян.
Пока я вспоминаю бэкграунд, в зале нарастает оживление. Хотя официальное открытие уже состоялось, часть посетителей просто-таки «влипает» в один из двух пятиметровых фотоколлажей, на котором люди в офисных костюмах тянут на костер картины из музея. Оказывается, на открытие приехал донецкий (он сейчас тоже «в изгнании», а недавно даже побывал губернатором Донецкой области, но отношения ни с киевской, ни с нынешней донецкой властью не сложились) олигарх Сергей Тарута. Известный еще и как коллекционер трипольской керамики и скифского золота, соучредитель фонда «Платар».
  • Коллекционер Сергей Тарута, "Индустриальный Союз Донбасса".
  • Любовь Михайлова, Сергей Тарута.
— Да у нас с ним и в Донецке были хорошие отношения, — признается мне директор по коммуникациям «Изоляции» Олеся Болот. — Мы ему всегда приглашения на наши открытия отправляли. Правда, он к нам не приходил. Его никогда на месте, в офисе, не было.


Пока спустившийся с небес на землю отец-основатель «Индустриального Союза Донбасса» вслух рассуждает о реставрации предметов искусства, она же, с его точки зрения, «ревизия», я у коммуникабельной Болот выспрашиваю о планах «Изоляции». Их, как обычно, оказывается «громадье», при этом все — в стадии реализации. В Киеве арт-центр разворачивается совершенно аналогично Донецку, и это если не учитывать уже упомянутые тут новые «донецкие» спецпроекты.
— В Киеве у нас всего-то 600 с лишним «квадратов». Столько в Донецке было в одном нашем корпусе. Мало! — жалуется мне моя непосредственная собеседница.

— В Киеве у нас всего-то 600 с лишним «квадратов». Столько в Донецке было в одном нашем корпусе. Мало!
Уже в декабре на втором этаже «киевского» здания Фонда открылось т.наз. пространство IZONE. «IZONE объединяет в одном месте студии и коворкинг-пространство для художников, мастерскую цифрового производства, мастерские по работе с металлом и деревом, фотолабораторию аналоговой печати и мастерские для реализации крупномасштабных проектов, а также выставочное пространство и пространство для лекций, мастер-классов и т. п.» — гласит официальный релиз со странички Изоляции в фейсбуке.
Позже основательница и главный спонсор «Изоляции» Любовь Михайлова расскажет мне, что через месяц в Рыбальском острове запланирована официальная презентация, как говорят в арт-центре, «второго этажа», или же, официально, — IZONE. И заранее пригласит на открытие. А еще мы договоримся «встретиться на новых выставках в „Изоляции“ в Донецке».
— Это обязательно произойдет! — несколько раз с ударением повторяет Михайлова.

Сокуратор украинского павильона на 56-й Венецианской биеннале, заведующая научно-исследовательского отдела искусства ХХ — начала ХХІ века в Национальном художественном музее Украины Оксана Баршинова.

«Существовать — значит, отличаться»
А пока я, поблагодарив за комментарий г-жу Болот, нахожу, наверное, самого беззаботного участника открытия и выставки. Специально ради презентации своего «цитатного» проекта «Ревизия», созданного в соавторстве с Андреем Дурейко, Жанной Грак, Максимом Тиминко и Максимом Вакульчиком, в Киев из Дюссельдорфа, где учатся все участники арт-группы, прилетел художник Андрей Логинов.
— Мы изобразили процесс ревизии искусства, — с заметным немецким акцентом, пояснил г-н Логинов концепцию своего арт-проекта.
— Эта картина, одна и двух, изображает воображаемый музейный запасник, аллегорическую историю искусств. Люди в запаснике таскают туда-сюда какие-то произведения, при этом что-то падает и разбивается. Вон, Джефф Кунс, например, разбился… А вон летит Уорхолл. А вот — Нам Джун Пайк, конструктивизм×
Конструктивизм возник в России, в среде художников и архитекторов, активно приветствовавших революционные настроения, а впоследствии и саму пролетарскую революцию, как начало новой эпохи, призванной качественно изменить внутренний мир человека и окружающую его среду.
читать дальше
20-х годов, и т. д. Зритель должен сам разгадать, что видит, в зависимости от своих знаний истории искусства. Конечно, мы ироничны… На второй картине — тот же музейный запасник, только снаружи. Отдельные портретные фото — это герои обеих картин уже после пожара на второй из них. Это точка «зеро», когда, может быть, родится новое искусство, когда все старое уничтожено. (Серия называется «Ревизия-2», или «Акт-2»).
— И что же, по-Вашему, «с корабля истории» правда нужно «сбрасывать» все, что было до нас?
— К абсолютно всему нужно относиться с иронией! — припечатывает меня художник Логинов. — Это музеи показывают константы, вроде «Энди Уорхолл — это все». А на самом деле, сегодня одни художники. А завтра — другие. Никогда нельзя ставить точку…
… «Ревизия» — это и правда очень созвучно «Изоляции».
«…Вон, Джефф Кунс, например, разбился… А вон летит Уорхолл. А вот — Нам Джун Пайк, конструктивизм×
Конструктивизм возник в России, в среде художников и архитекторов, активно приветствовавших революционные настроения, а впоследствии и саму пролетарскую революцию, как начало новой эпохи, призванной качественно изменить внутренний мир человека и окружающую его среду.
читать дальше
20-х годов… Зритель должен сам разгадать, что видит, в зависимости от своих знаний истории искусства. Конечно, мы ироничны…» — Андрей Логинов
Выставка «Ревизия» будет работать до 05.02.2015 г. Фонд культурных инициатив «Изоляция» в Киеве

Фото с открытия мероприятия — Дмитрий Никоноров.
КомментироватьКомментарии
HELP