Sign up

«Лондонская» версия «Завтрака на траве» Мане оказалась предварительным эскизом, а не копией

I like0 
Авторская версия «Завтрака на траве» Эдуара Мане, хранящаяся в Институте искусств Курто, — это подготовительный эскиз, а не просто поздняя копия полотна, которым владеет Музей Орсе. К такому выводу пришли реставраторы лондонского Института. Удивительно, какие нюансы могут стать решающими при вынесении вердикта исследователей!
Новая теория противоречит мнению эксперта по импрессионистам Джона Хауса, который до своей смерти в 2012 году был «практически уверен», что версия из Курто — «точная копия, созданная после завершения большой картины».
На картине Мане (выше — из Музея Орсе) изображены три центральные фигуры. Это его любимая модель Викторина Мёран, один из братьев художника — либо Гюстав, либо Эжен, а также шурин, голландский скульптор Фердинанд Леенхофф (справа, в шапке). Жюри парижского Салона в 1863 году отклонило большую версию «Завтрака на траве», и её выставили в Салоне отверженных. Там полотно стало объектом насмешек, ханжеского гнева и художественной критики. Более подробно об этом читайте в нашей аннотации к работе.
Искусствовед Джон Хаус считал, что «Завтрак на траве» из коллекции Института искусств Курто, содержащий незначительные изменения, был написан спустя несколько лет после большого полотна. В 2013 году произведение (см. иллюстрацию ниже) выставлялось в Королевской академии искусств как «поздняя копия».

Картину «от Курто» (90×117 см) Мане отдал своему другу Ипполиту Лежену, чья семья продала её в 1924 году. Спустя четыре года британский коллекционер Сэмюэль Курто купил полотно за 10 тыс. фунтов стерлингов. Более масштабная версия (207×265 см) была завершена в 1863 году и спустя 43 года подарена Лувру. Сейчас она выставлена в Музее Орсе.

«Лондонское» полотно впервые подверглось реставрации в 1890 году, когда художники Эдуар Вюйар и Морис Дени сняли старый лак и нанесли новый. В 1952-м с поверхности был удалён слой грязи, а в 1976 году картину вновь залакировали. Спустя 126 лет толстый слой лака пожелтел, и картина потемнела. В нынешнем году реставраторы удалили его и «просветили» изображение.

Слева: Эдуар Мане, фрагмент картины «Завтрак на траве» (1963) — портрет Викторианы Мёран

Буквально сразу после удаления лака стали видны пентименто (закрашенные самим художником детали, проступающие позднее на рентгенограмме, — ред.). В том числе — изменение линии спины обнажённой женщины и шапки на голове Леенхоффа. Это дало экспертам основание утверждать, что перед ними — предварительный эскиз, а не поздняя копия. Да и сам стиль письма напоминает, скорее, подготовительную работу, отметили специалисты.
  • Фрагмент «Завтрака на траве» из галереи Курто
  • Фрагмент «Завтрака на траве» из Музея Орсе
Между картинами из Курто и Орсе есть несколько незначительных различий. Так, на «лондонской версии» правая рука Леенхоффа практически касается его собеседника, в то время как на «парижском» полотне между ними есть расстояние. Работа из Лувра не содержит пентименто, а её проработка более равномерна, что наводит на мысль о конечном варианте.
Помимо этого исследование «Мане из Курто» показало, что подпись на картине сделана тем же чёрным пигментом, которы м написана куртка на правой фигуре. Мало того, автограф был добавлен уже после того, как изображение высохло. Если бы это была реплика, сделанная на заказ, художник, скорее всего, подписал бы её сразу.
Более полное представление о двух шедеврах даст детальное изучение экспоната из Музея Орсе.
По материалам The Artnewspaper
I like0 
 Comments
To post comments log in or sign up.