Регистрация

Ангелы и арлекины Игоря Дыченко: выставка in memoriam известнейшего коллекционера СССР прошла в Киеве

Мне нравится2       0  
Искусству украинского авангарда не повезло с властями, зато посчастливилось с защитниками. Первые почти весь ХХ век уничтожали художников и их работы. А к когорте «рыцарей без страха и упрека» принадлежал киевский коллекционер, искусствовед Игорь Дыченко (1946 — 2015). Человек, который сам «назначил» себя хранителем украинского авангарда — и чуть ли не в одиночку спас его наследие уже в послевоенные годы. На выставке памяти мэтра «АРЛЕКИН ИДЕТ…» In Memoriam" в Мыстецьком Арсенале экспонировали три сотни лучших работ из его легендарной коллекции.




Виктор Зарецкий, Портрет Игоря Дыченко, 1964. Картон, темпера, смешанная техника.

Поделиться   Поделиться  Поделиться  
С Мыстецким Арсеналом Игорь Дыченко сотрудничал с 2011 года, когда передал культурному центру две работы Василия Ермилова для демонстрации в рамках масштабной выставки памяти художника. За 4 года работы из его коллекции экспонировались в рамках целых 5-ти проектов Арсенала.
— Мы не изобретали отдельной «концепции» выставки. Вместо этого попытались все сделать так, как, возможно, сделал бы сам Игорь Дыченко. Плюс, напомнили о личности, эстетических предпочтениях самого коллекционера, — говорит куратор Игорь Оксаметный. — Экспозиция разделена на две части. Первая включает произведения современных художников. Вторая и главная — работы 1910−1920-х годов, титанов авангарда.
Собирать живопись и не только Игорь Дыченко начал еще в 1960-х, будучи студентом киевского художественного института. Позже коллекцию киевлянина называли одной из лучших в СССР. «Возможно, одна — одна из лучших в своем роде в мире», — заметила, выступая на открытии выставочного проекта, гендиректор М. А. Наталья Заболотная. На сегодня собрание включает работы Виктора Пальмова, Александра Тышлера, Казимира Малевича, Василия Ермилова, Александра Богомазова, Марии Синяковой, и др., а также Александра Бенуа, Марии Примаченко, ведущих украинских «шестидесятников», графику Сальвадора Дали… Дыченко отличал редкий «нюх» на искусство, но основу его коллекции составляет, все же, украинский (он принципиально собирал только отечественных художников) «худавангард» разных лет.
Эскизы декораций Александра Хвостенко-Хвостова и сегодня привлекают внимание публики.
— Говорят, у вас есть и фальшивка Пикассо… — был задан Дыченко вопрос в «хрестоматийном» интервью киевской газеты «Факты».
— Правду говорят. Но это бесценная фальшивка! Когда-то писатель Виктор Некрасов, зная мою страсть к коллекционированию, нарисовал покосившийся античный храм и подписал: «Игорь, тебе. Пабло Пикассо».

Коллекционер мечтал об открытии музея-салона, где выставлялась бы его коллекция, а в гостиной с белым роялем проходили бы музыкальные и танцевальные вечера (балет был еще одним хобби Дыченко). В память об этом в МА установили белый рояль.

На фото: на официальном открытии выставочного проекта выступает Наталья Заболотная.

Поделиться   Поделиться  Поделиться  
В ночь с 28 на 29 августа в рамках «мемориальной» выставки прошла «ночь искусств» «Арлекин идет». Экспозиции также сопутствовали культурологические лекции и кинопоказы, связанные с искусством авангарда и шестидесятничеством в Украине.
К открытию выставки Мыстецкий Арсенал выпустил первый в истории масштабный каталог работ из коллекции Игоря Дыченко. Все 451 вошедшие в него картины находятся на временном хранении в самом Арсенале.
Большую часть собрания искусствовед купил, по его же словам, за копейки — 20−30 рублей. В годы, когда считалось, что «авангард» не представляет никакой художественной ценности. А то и, рассказывал, нашел на помойках, спася от верной гибели. Позже Дыченко много раз повторял, что не в состоянии приобрести по «современным» ценам даже одну работу из собственной коллекции. И эти слова (как многие интеллектуалы, коллекционер любил создавать мифы вокруг своей коллекции) уже больше были похожи на правду.
Кстати, единственное в Украине «супрематическое» полотно Малевича стало, кажется, последней работой, которую предоставил для выставки (памяти 100-летия «Черного квадрата» в НАОМА, он же бывший Художественный институт, в мае с.г.; «Артхив» писал об этой акции) уже смертельно больной Дыченко. Как могли воочию убедиться посетители Мыстецького Арсенала, большинство самых ценных работ коллекции, в принципе, регулярно выставлялись в рамках разных киевских выставок.
В отличие от большинства украинских коллег, Дыченко не боялся «светиться» — и был полной противоположностью «скупого рыцаря» от коллекционирования.
Одна из самых известных работ коллекции Игоря Дыченко — «Супрематическая композиция 1» Казимира Малевича (1916 г., холст, масло). По словам Дмитрия Горбачева, картина досталась Дыченко, как созданная одним из учеников пламенного Казимира. Однако, впоследствии эксперты пришли к выводу, что ее автором был сам Малевич.
Александр Хвостенко-Хвостов. Эскиз каббалистического занавеса к опере С. Прокофьева «Любовь к трем апельсинам». 1926

«Как коллекционер, я просто посередник, и на иную роль не претендую. Ведь собирал я то, что уничтожалось, и то, что было полузабыто, и это было государственной политикой. Мне хотелось сохранить остатки великого эксперимента двадцатых-тридцатых годов безо всякой надежды, что это кому-то будет интересно».
(Из интервью Игоря Дыченко газете «Ukraine round the world / Hetman Sahaidachny news», #3−4, 1992 год.)
Как подчеркивают все, знавшие мэтра (а таких наберется пол-Киева), Дыченко не был богат, и даже, что называется, «обеспечен». Вместо этого, он всегда оставался эталонным коллекционером: человеком, смысл жизни которого состоял в накоплении «культуры». Он практически не продавал работ. И до последних дней утверждал, что точно не знает, сколько же «единиц хранения» насчитывает его собрание. Около 8 тысяч — таковы сведения «на сегодня». Что-то около 200 имен. Всего 517 картин и рисунков из знаменитой на весь мир коллекции Игоря Дыченко сегодня хранится в фондах киевского Мыстецького Арсенала.
«На коллекцию уходила вся моя студенческая стипендия конца 60-х — начала 70-х годов, гонорары за публикации в «Молодi України», «Молодiй гвардiї" и «Комсомольском знамени». Это были небольшие деньги, но в то время наш авангард×Малевич, «изобретая» супрематизм, в мастерскую никого не пускал. Единственным исключением была художница-авангардистка Александра Экстер. Некогда жительница Киева, переехав во Францию, она преподавала в школе Фернана Леже, создавала «модельную» одежду, и после долгого забвения ее картины сегодня ценятся «на миллион». Наш небольшой экскурс – по киевским маршрутам «амазонки русского авангарда». читать дальше можно было купить за бесценок, а некоторые работы я вообще находил на свалке.
Совершенно случайно я сумел приобрести знаменитую картину футуриста Виктора Пальмова. О нем известно очень немного. Пальмов вместе с Давидом Бурлюком насаждали футуризм×
Стиль развивался в первой четверти XX века преимущественно в Италии и России. Некоторые иронично называют его кубизмом со скандальным привкусом. Отцы-основатели призывали перестать преклоняться перед искусством прошлого, а возвеличивать промышленный дух будущего: рисовать самолеты, автомобили, металлические мосты, пароходы и другие достижения прогресса.
читать дальше
в Японии, где на одной из выставок он получил золотую медаль. Вернулся в Москву, а в середине двадцатых годов был приглашен в Киев, где работал в Художественном институте. В то время у нас преподавали отец советского дизайна великий Татлин, Малевич, Бойчук… В конце концов Пальмова, как Фрунзе и Грушевского, зарезали во время операции. Странная история… После его смерти осталось не более двух десятков картин, разбросанных по разным музеям: в Москве (в Третьяковке), в Киеве, во Владивостоке.
Мне же удалось найти в Киеве наследников одного коллекционера, у которых хранилась часть произведений Пальмова. За одну его картину тогда просили символическую сумму — порядка 28−30 рублей… Однажды, будучи у них в гостях, я заметил выступающий из-за шкафа уголок холста, на котором была изображена пятка. Мое донжуановское воображение тут же дорисовало все остальное. За шкафом пряталось знаменитейшее полотно Виктора Пальмова «Пляж». Там же я обнаружил и его картину «Украинское село» — ту, за которую он получил в Японии медаль. Сегодня эти работы, как и автопортрет Пальмова с женой Капитолиной, находятся у меня».
(Из интервью Игоря Дыченко газете «Факты», 2003 г.)
«Сергей (Параджанов) был первым человеком, заставившим меня поверить в себя. Благодаря ему я состоялся как художник. Он всегда говорил мне: „Игорь, никогда не бойся, ничего не бойся. Ты -- не человек, ты -- фламинго! Ты -- умрош от красоты!“. И своих первых ангелов я посвятил ему». (Из интервью Игоря Дыченко газете «Факты»).
Выставку «АРЛЕКИН ИДЕТ…» In Memoriam" открывают работы самого Дяченко.
Выставку «АРЛЕКИН ИДЕТ…» In Memoriam" открывают работы самого Дяченко: это коллажи в духе Параджанова.
На фото: Абсолютное качество 1,2. 2003 г.
Дыченко-художник часто рисовал ангелов.

На фото: «Блудный сын», 2000. Бумага, пастель×
Пастель (от лат. pasta – тесто) – материалы, в виде мелков, применяемые в живописи и графике. Может быть восковой, сухой и масляной. Сухая пастель предполагает применение метода растушевки, с помощью которого можно достичь мягких цветовых переходов. Помимо этого различают твердую пастель для рисунка и мягкую для сочных крупных штрихов. Изображение наносят на фактурную поверхность, способную удержать пигмент: бархатную, пастельную и наждачную или тонированную бумагу для акварели. Ранее мастера рисовали даже на замше. Единственный минус – способность осыпаться. Поэтому после завершения работы картину фиксируют специальным материалом или обычным лаком для волос. Название красок произошло от названия техники «а пастелло», применяемой итальянскими художниками ХVI века. Спустя два столетия эту тенденцию подхватили во Франции. Художники, прежде всего, оценили скорость и легкость написания картин с помощью пастели. Ею пользовался Дега, размашисто накладывая краску на поверхность, а после - обрабатывая паром, что делало материал податливым для растушевки пальцами.
читать дальше
.
«Когда я впервые делал в Киеве выставку графики Сальвадора Дали и своих личных рисунков из серии „Ангелы и Арлекины“, некоторые посетители решили, что мои ангелы принадлежат руке великого сюрреалиста…» — Игорь Дыченко.
— Игорь лишил Киев имиджа провинциальности, — подчеркнул, выступая на открытии выставки «АРЛЕКИН ИДЕТ…» In Memoriam" в Мыстецьком Арсенале коллега Дыченко, коллекционер украинского авангарда, искусствовед Дмитрий Горбачев. — Он доказал, что Киев — это не периферия. Ведь искусство, которое он спасал, — явление международного класса! Если повесить рядом работы Богомазова и Брака, Богомазов затмит Брака. Со временем к Игорю зачастили интеллектуалы из-за границы, он стал известен на Западе. Возможно, поэтому КГБ его не трогало.
Александр Тышлер. Театральный эскиз, 1930. Бумага, акварель×
Акварель (от итал. «aquarello») – широко известная техника рисования с помощью красок на водной основе, изобретенная в III ст. в Китае. Акварельные краски после растворения в воде становятся прозрачными, поэтому при нанесении их на зернистую бумагу изображение выглядит воздушным и тонким. В отличие от картин маслом, в работах акварелью отсутствуют фактурные мазки.
читать дальше
.
Александр Тышлер. Эскиз костюма Шута к спектаклю «Король Лир», 1935.
Женская голова в колпаке, 1965. Бумага, фломастер.
Немало отличных работ Василия Ермилова Дыченко купил у вдовы художника, чье творчество диссонировало с официально насаждавшимся «соцреализмом». Та очень растрогалась уже самому факту внимания к ее мужу «молодежи».



Сегодня знаменитый «Арлекин» (1924) Ермилова, наряду с «Супрематической композицией 1» Малевича, считается одной из самых известных работ коллекции Игоря Дыченко.

Поделиться   Поделиться  Поделиться  
Соломон Никритин. Рисунки из серии «Космос», 1920-е. Бумага, тушь.
Александр Богомазов. Киевский пейзаж, 1910-е. Бумага, тушь.
Композиция, 1915 г. Акварель.
Александр Богомазов, Тюрьма. 1914. Холст, масло.
Виктор Пальмов. Вариации на тему Гогена. 1910-е гг. Холст, масло.

Александр Тышлер, Благовещенье. 1972. Холст, масло.
Соломон Никритин, Пейзаж. 1920-е. Дикт, масло.
Соломон Никритин, Композиция. 1930-е. Холст, масло.
Соломон Никритин, Кругосветное путешествие. 1930. Дикт, масло.
Виктор Пальмов, Автопортрет×Портрет – реалистичный жанр, изображающий существующего в действительности человека или группу людей. Портрет - во французском прочтении - portrait, от старофранцузского portraire — «воспроизводить что-либо черта в черту». Еще одна грань названия портрет кроется в устаревшем слове «парсуна» — от лат. persona — «личность; особа». читать дальше с женой. 1920-е. Холст, масло.
Виктор Пальмов. Украинское село зимой. 1919−1920. Холст, масло.
Анатоль Петрицкий, Гавань. 1930 — 1931. Холст, масло.
Мария Синякова, Война. 1915. Бумага, акварель×
Акварель (от итал. «aquarello») – широко известная техника рисования с помощью красок на водной основе, изобретенная в III ст. в Китае. Акварельные краски после растворения в воде становятся прозрачными, поэтому при нанесении их на зернистую бумагу изображение выглядит воздушным и тонким. В отличие от картин маслом, в работах акварелью отсутствуют фактурные мазки.
читать дальше
.
Работы Александра Сухолита из коллекции Игоря Дыченко.
Сальвадор Дали. Иллюстрации к поэме «Искусство любви» Овидия.
Сальвадор Дали. Иллюстрации к поэме «Искусство любви» Овидия. 1978. Офорт×
Офорт (от фр. eau-forte - «крепкая вода») – гравюра, создаваемая на металлической поверхности с помощью травления контура рисунка кислотами. До XVI века изображение умели гравировать только острыми резцами, что гораздо сложнее, нежели при помощи химических реакций. Многие известные художники, которые тяготели к более живописной передаче образов в графике, эксперементировали с данной техникой. Среди них – Рембрандт (Rembrandt) и Дюрер (Dürer).
читать дальше
.
Василий Цаголов, Рано или поздно приходится… 1990. Холст, масло.
Дмитрий Кавсан, Дары волхвов, 1989. Холст, масло.
Александр Бабак, Вертикаль, 1999. Холст, масло.
«Ранний» Матвей Вайсберг из коллекции Игоря Дыченко.
Анатолий Криволап, Обнаженная. Кон. 1980-х. Холст, масло.

В коллекции Игоря Дыченко — не только работы «звезд» первой величины. Но и картины, по разным причинам, значимые для коллекционера лично. На фото: Виктор Вольдько, Идущий арлекин. 2000. Холст, масло.

Поделиться   Поделиться  Поделиться  
Александр Животков — еще один общепризнанный современный классик, чье значение одним из первых в 1980-х осознал Игорь Дыченко. И целенаправленно покупал работы у тогда еще молодого художника.
Галина Неледва, Выход. 1991. Холст, масло.
Анатолий Сумар, Композиция с крестами, 1967. Холст, масло.
Вадим Гречина, Архитектон. 1960-е. Холст, масло.
Виктор Рыжих, На сене, 1992. Холст, масло.
Зоя Лерман, Ночное похищение. 1980-е гг. Холст, масло.
Микола Глущенко, Обнаженная в мастерской. 1967. Холст, масло.
Микола Глущенко, Обнаженная в интерьере. 1971 — 1972. Дикт, масло.
«Наиву» Марии Примаченко, народной картине, а также пейзажу Абрама Маневича тоже нашлось место в коллекции Игоря Дыченко.


На входе на выставку посетители могли посмотреть последнее прижизненное интервью с Игорем Дыченко, снятое нынешней весной в Одессе.
Наверное, главной мечтой коллекционера Игоря Дыченко в последние десятилетия было появление в Киеве государственного Музея частных коллекций. Туда он готов был безвозмездно отдать и Дали, и Малевича. А в идеале, в столице Украины давно должен был бы существовать отдельный музей коллекции Дыченко, но… Игорь Дыченко умер 24 мая 2015 года. Его собрание — единственное в Украине частное, находится под охраной государства. Душеприказчиком коллекционера является жена.

— Мы не хотим, чтобы коллекция была «распылена». Ее судьбу будет решать вдова Игоря Дыченко. Она — единственная его наследница. Хотелось бы, чтобы собрание хранилось у нас, — говорит генеральный директор М. А. Наталья Заболотная. Вопрос о том, что будет с легендарной коллекцией Игоря Дыченко, остается самым интригующим для экспертов. Ну, а для публики главное — возможность знакомиться с удивительным собранием и совершать открытия, находить созвучия и размышлять о судьбе коллекционера.
Комментировать Комментарии
HELP