Регистрация
Тема в Артхиве
Искусство детям
10 статей  •  3 теста
Феликс Валлоттон
Феликс
 Валлоттон
Франция 1865−1925
Подписаться44                
Подписаться44                
Биография и информация
 
Феликс Валлоттон (франц. Félix Vallotton 28 декабря 1865, Лозанна — 29 декабря 1925, Париж) — швейцарский художник и гравер, имел отношение к группе «Наби». Сыграл важную роль в возрождении искусства ксилографии. Известен серией портретов писателей и политиков XIX века.

Особенности творчества художника Феликса Валлоттона: Валлоттон создал сотни картин и гравюр, был необычайно работоспособным. Он владел совершенно разными стилями, поэтому искусствоведам его творчество трудно отнести к какому-либо течению. Среди его работ можно найти произведения, которые легко классифицировать как реализм, символизм, импрессионизм, постимпрессионизм и даже японизм.

Известные картины художника Филиппа Валлотонна: «Дама со своей служанкой», «Купание. Летний Вечер», «Женщина в черной шляпе», «Вальс».

Феликс Валлоттон. От старых мастеров до импрессионизма


Феликс Валлоттон родился в Лозанне в консервативной протестантской семье среднего класса. Отец его был нотариусом, а мать — дочерью пекаря. Первое свое образование он получил в кантональной (местной) гимназии. Несмотря на то, что семья его была довольно далека от искусства, отец, заметив творческие способности сына, отправил его ни много ни мало — в Париж.

В частной Академии Жюльена он обучался под руководством Жюля Жозефа Лефевра и Гюстава Буланже, которые были последователи реализма. Первое время юноша учился изготавливать гипсовые скульптуры. Многочасовые посещения Лувра и копирования работ старых мастеров сформировали вкус Валлоттона: Гольбейн, Дюрер и Энгр стали его художественными идеалами до конца жизни. Художнику нравилось творчество Курбе, но этот период был недолгим. После выставки Мане в Париже он увлекся импрессионизмом.

Тем не менее ранняя живопись Валлоттона — это стремление к традиционной, реалистичной живописи. Первая его успешная работа — это «Автопортрет», в котором еще читается ученическое подражание Дюреру и Гольбейну. В 1886 году он получил за нее премию в Салоне французских художников (Salon des artistes français). 1880-е годы Валлоттон посвятил рисунку, гравюре и искусствоведческим исследованиям. Он освоил офорт и с помощью этой техники копировал картины старых мастеров. Женевский музей заказал ему серию копий испанских художников, в том числе и Веласкеса.

В конце 80-х годов Валлоттон отправляется в путешествие со своей кузиной по Австрии и Италии. Единственным заработком для них были рисунки художника, но доход был такой мизерный, что иногда не хватало даже на еду. Брат с сестрой были вынуждены вернуться. Дома он продолжает заниматься акварелью и офортами. Но настоящую известность ему принесет ксилография — гравюра на дереве, и его талант делать уплощенный черно-белый образ максимально выразительным. Первая его работа — портрет Поля Верлена.

Новое рождение ксилографии


«Купальщицы» — десять работ на черном фоне стали первым шагом Валлоттона к известности как мастера ксилографии, и началом его работы с обнаженной натурой, которая стала одной из важных в его творчестве. Позировала ему Хелен Шатено — модель и возлюбленная, с которой он жил несколько лет.

У него выработался свой стиль, новый и незнакомый зрителю: это лаконичный, часто резкий переход от черного к белому. Один из главных художественных приемов гравюры — штрих, создающий объем, Валлотон избегал, предпочитая плоскостность и резкие контуры. Критик Октав Юзан назвал его «родоначальником возрожденной ксилографии», потому что к концу века этот вид искусства перестал быть самостоятельным, превратившись в способ копирования.

Помимо импрессионизма и постимпрессионизма на Валлоттона произвела впечатление и отразилась в его искусстве японская гравюра. Впервые с ней он познакомился на выставке в 1890 году в Школе изящных искусств. Он был не единственным поклонником этого вида творчества, японизмом увлекались многие, и это было модным. В свое время он даже коллекционировал такие работы.

Валлоттон — художник, но его мысли и время занимало не только изобразительное искусство. Его увлекала политика, что особенно проявилось в 90-е годы. Его политические взгляды нашли отражение в ксилографии, его героями стали демонстранты, уличные толпы, он создал несколько сцен с полицейскими, атакующими анархистов. Заказчиками выступали различные политические журналы Берлина, Мюнхена и Парижа.

С 1892 года он стал участником группы «Наби», где его ласково прозвали «наби-иностранец». Вообще, следующее десятилетие ознаменовалось для Валлоттона активной дружбой с авангардистами и общим влиянием актуального искусства конца XIX века. Плоскостность, яркие локальные цвета, упрощение форм и даже угловатость — все это были его орудия выразительности и экспрессии. Он писал жанровые сцены, портреты и ню. Картина «Купание. Летний вечер», выставленная в 1893 году — яркий пример живописи этого периода. Она привлекла внимание общественности, большая часть которой была поражена эротизмом работы, а вовсе не художественным новаторством.

Валлоттон коснулся и театральной жизни, создав обложку для театральных пьес шведского драматурга Августа Стриндберга. В течение 1890-х годов он работал иллюстратором нескольких книг, например, таких как «The Mistress» Жюля Ренарда и «Книга масок» Реми де Гурмона.

Гравюры Валлоттона, благодаря самому методу, были широко распространены в периодических изданиях и книгах Европы и Соединенных Штатов. Они были не просто популярны, но оказали значительное влияние на графическое искусство Эдварда Мунка, Обри Бердслей и Эрнста Людвига Кирхнера.

Феликс Валлоттон: сквозь тернии к реализму


В 1899 году Валлоттон расстался со своей возлюбленной Элен Шатено и женился на Габриэль Родригес-Энрикес — дочери арт-дилера Александра Бернхайма, богатой молодой вдове с тремя детьми. Год спустя он, наконец, получил французское гражданство. Брак оказался удачным шагом для Валлоттона не только в социальном плане — он стал близок к аристократии, но и в творческом. У него появились новые возможности, благодаря регулярным выставкам, проходившим в галерее его тестя.

Несмотря на широту взглядов и многочисленные интересы Валлоттон предпочитал всем сюжетам портреты, обнаженные натуры, интимные и спокойные образы. Это домашние сцены, купающиеся женщины, портретные головы. Как раз в период перемен в личной жизни автор издает серию из десяти гравюр, посвященную интимным отношениям супругам (Intimités), с намеком на адюльтер и на неискренность со стороны хитрой и расчетливой женщины. Гравюры были опубликованы в La Revue Blanche.

Если весь период конца XIX века Валлоттон увлекался ксилографией и авангардом, то в начале ХХ столетия он сосредотачивается совсем на ином направлении. Это классическая масляная живопись, при чем с акцентом на реалистичных образах, обнаженной натуре, пейзажах, натюрмортах и интерьерах. Историки искусства сравнивают плоды этого периода с работами Энгра и Курбе.

В этот период Валлоттон написал портреты членов парижской культурной элиты, писателей Феликса Фенеона, художника Таде Натансон, торговца произведениями искусства Амбруаза Воллара, поэта Поля Верлена и писательницу Гертруду Штейн. Он создал довольно крупный групповой портрет художников «Наби» «Пять художников», на котором изображены Пьер Боннар, Эдуар Вюйар, Чарльз Коттет, Кер-Ксавье Руссель и сам Валлоттон, беседующие об искусстве. На полотнах автора нередко можно увидеть и его жену.

Кругозор и интересы Валлоттона по-прежнему не сужаются, ему также интересно искусство во всех его проявлениях. Он писал не только кистью, создавая картины, но и стальным пером, отдаваясь литературе. В 1907 году появился тревожный психологический роман о молодом художнике, покончившем жизнь самоубийством «La Vie meurtrière» (Смертельная жизнь). Книгу увидел свет только в 1927 году уже после смерти автора. Валлотон написал несколько пьес, но они так и остались неопубликованными.

И снова гравюра


1910-е годы отличились тем, что Валлоттон регулярно выставлялся в разных странах, в том числе в России. В 1913 году он получил заказ на портрет из Петербурга, а потому посетил столицу, а затем и Москву, которая произвела на него огромное впечатление. Однако, эта поездка не оставила отпечатка на его творчестве.

Спустя почти 15 лет живописного опыта он снова возвращается к ксилографии. На этот раз его цель — это серия гравюр, посвященных войне «C'est la guerre!» («Это война!»). Первая мировая война не оставила без дела никого, и Валлоттон пожелал отправиться на фронт, куда не был принят из-за преклонного возраста. Однако, военные действия он все же увидел своими глазами, отправившись на фронт с группой художников. Так на свет появились полотна «Верден» и «Руины в Суэне». В издании «Les Écrits nouveaux» он опубликовал заметку, где описал проблемы, с которыми сталкивается художник, переносящий военную реальность на холст («Искусство и война», 1917).

Валлоттон скончался от рака в возрасте 60 лет. Последние годы его жизни были не столь успешны, как предыдущие. Тем не менее, он продолжал работать до последнего дня своей жизни. И это не преувеличение: в день, когда его увезли на операцию, после которой он не выжил, на мольберте так и осталось стоять недописанное полотно.

Валлотон — удивительно плодовитый художник. Он писал в самых разных жанрах, в самых разных стилях. Мало того, что его работы были тиражируемые, благодаря фавориту среди техник — гравюре, он обладал особой продуктивностью. В дневнике, который он вел с юности, отмечено, что всего им было создано 1602 картины и 237 гравюр. И это не считая статей, романов и пьес.

Автор: Людмила Лебедева






Читать дальше
Работы понравились
Наталия Давидович
Katerina Shevchenko
+69

Лента
Феликс Валлоттон. Ложь
153 года назад родился Феликс Валлоттон, один из самых недооцененных художников из группы «Наби». Английский писатель Джулиан Барнс посвятил отдельную главу Валлоттону в сборнике эссе «Открой глаза». Вот фрагмент из нее:

«Когда я преподавал там (в Балтиморе) в течение одного семестра в середине девяностых, в перерывах между занятиями я иногда заходил в музей. Сначала меня занимал Матисс и другие знаменитости, но все чаще я подолгу стоял перед очень маленьким, ярким холстом кисти швейцарского художника Феликса Валлоттона; картина называлась "Ложь". (...)
Один из моих студентов, обучавшихся писательскому мастерству, сдал мне рассказ, сюжет которого строился вокруг загадочной лжи, и я внезапно обнаружил, что рассказываю своей группе о Валлоттоне. Мужчина и женщина сидят в интерьере позднего XIX века: обои в желтую и розовую полоску на заднем плане, громоздкая мебель в темно-красных тонах на переднем. Парочка на диване сплелась в объятиях: соблазнительные алые изгибы женщины заключены между двумя черными брючинами мужчины. Она что-то шепчет ему на ухо, его глаза полузакрыты. Очевидно, что лжет женщина, — это подтверждает и удовлетворенная улыбка на лице мужчины, и носок его ботинка, задранный в самодовольном неведении. Мы можем лишь гадать, какую ложь она шепчет ему в ухо. Старое доброе "я люблю тебя"? Или же выпуклость ее платья намекает на другое неизменное уверение: "Конечно, ребенок твой"?
На следующем занятии несколько студентов высказали свое мнение. Одна, канадская писательница Кейт Стернз, вежливо сообщила мне, что картина имеет диаметрально противоположный смысл. Очевидно же, что лжет мужчина: это подтверждает и удовлетворенная улыбка на его лице, и самодовольно задранный носок его ботинка. Вся его поза говорит о том, что он дерзко лжет женщине, а ее — о том, что она послушно обманывается. Нам остается только гадать, какую ложь он нашептывает ей на ухо. Если это не "я люблю тебя", то другая вечная мужская песня — "конечно, я женюсь на тебе". Другие студенты высказывали свои догадки; один остроумно предположил, что название картины не относится ни к какой конкретной лжи, но несет в себе более широкое обобщение — имеется в виду ложь социальных условностей, которая делает невозможными честные отношения между полами. Возможно, об этом говорит и выбор цветов: слева изображена пара в контрастных тонах, справа алое кресло плавно сливается с алой скатертью. Можно заключить, что предметам доступна гармония, а людям — нет».
Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
Если вам нравится пост пользователя — отметьте его как понравившийся и это увидят ваши друзья
Комментируйте, обсуждайте пользовательские публикации и действия. Добавляйте к комментариям нужные фотографии, видео или звуковые файлы.
Когда семилетняя Мизиа играла на фортепиано и не доставала до педалей, ее держал на руках Ференц Лист – и жал за нее. Ноты она выучила раньше, чем буквы и цифры. Музыке ее учил Габриель Форе, а разбираться в литературе – ван де Вельде. В 17 лет Мизиа была верховным судьей и искательницей молодых талантов в литературно-художественном журнале La Revue Blanche, который издавал ее муж. А в 36 –…

Валентина Ярцева
Валентина Ярцева
, 2 января 18:30 0
Поправьте пожалуйста, фразу: "Желая доставить удовольствие Миссии" --ведь Мизии?
Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
Вся лента
Работы художника
всего 149 работ
Феликс Валлоттон. Порт
9
Порт
1901, 57×62 см
Феликс Валлоттон. Вальс
5
Вальс
1893
Феликс Валлоттон. Купание. Летний вечер
5
Купание. Летний вечер
1892, 97×131 см
Феликс Валлоттон. Сон
6
Сон
1908, 113×162 см
Феликс Валлоттон. Портрет госпожи Гаазен
0
Портрет госпожи Гаазен
1908, 80×65 см
Феликс Валлоттон. Пейзаж. Арк-ла-Батай
2
Пейзаж. Арк-ла-Батай
1903, 67×103 см
Феликс Валлоттон. Женщина в черной шляпе
3
Женщина в черной шляпе
1908, 81×65 см
Феликс Валлоттон. Портрет Гаазена
1
Портрет Гаазена
1913, 81×100 см
Феликс Валлоттон. Интерьер
0
Интерьер
1904, 61×56 см
Посмотреть 149 работ художника
HELP