Регистрация

На крыльях и ползком: бабочки и жуки как символ в искусстве

Мне нравится2       0  
Мир насекомых словно напрашивается на аллегории. Мотыльки, пройдя несколько трансформаций, устремляются к солнцу, жуки зарываются поглубже, пауки плетут сети… Человек восхищался, боялся и внимательно присматривался к сожителям по планете, наделяя их мифическими способностями и недостатками. Шустрые насекомые «примерили» на себя множество личин и прокрались на холсты художников, где заняли свое место.

Спасительные крылья


Освободившись от заточения, выпорхнувшая бабочка стала олицетворением божественного круговорота, смерти и воскресения. Как символ бессмертия, она встречается в мифах греков и римлян, у древних египтян. Но именно древние греки, увидели в образе бабочки символ души: вольготно летающие прелестницы — природный аналог нашего понимания свободы человеческого духа, и греческое слово psyche означает одновременно и бабочку, и душу.
Антонио Пизанелло. Портрет принцессы Джиневры д'Эсте
  • Портрет дамы из семьи Хофер. Неизвестный мастер. 1470. Национальная галерея. Лондон
  • Антонио Пизанелло. Портрет принцессы Джиневры д'Эсте
К XVIII веку пытливые европейцы в жизненном цикле насекомых усмотрели аллегорию христианского вероучения о спасении души. В жадных ненасытных гусеницах, люди узнали себя, обреченных на земной труд в грязи и страданиях. И кокон — своего рода гроб, в который природа заключает в конце земного пути свои создания. Но вылупившаяся из хризалиды легкокрылая красавица получала чудесный шанс: жизнь после смерти и право устремиться в свободном полете. Кстати, коллекционирование бабочек, особенно для служителей церкви, считалось вполне пристойным хобби.
Ян ван Кессель Старший. Насекомые и фрукты
Ян ван Кессель Старший. Натюрморт с бабочкой
Доссо Досси. Бабочки

Интересную роль играют бабочки на полотне Доссо Досси «Юпитер, Меркурий и Доблесть» (1522−1524). Художник изобразил Меркурия, который не пускает Доблесть во дворец Юпитера, ссылаясь на то, что бог занят — рисует бабочек и цветы огурцов. В общем, креативный отдых для олимпийцев оказался важнее обязанностей.

Чудо превращения гусеницы в летающее совершенство своеобразно отразилось в творчестве Винсента ван Гога. Размышляя об удивительных метаморфозах насекомых, художник увидел олицетворение надежды и метафору человеческих возможностей к трансформациям, причем на других планетах. В письме к своему другу Эмилю Бернару (июнь 1888), Ван Гог писал: «…возможности заниматься живописью в лучших условиях иного существования — явление, пожалуй, не более сложное и не более поразительное, чем превращение гусеницы в бабочку,. Это существование художника-бабочки, возможно, будет протекать на каком-нибудь из бесчисленных светил».
Винсент Ван Гог. Большая бабочка Павлиний глаз
Винсент Ван Гог. Маки и бабочки
Сравнивая жизненный цикл насекомых и судьбы обитательниц борделя, которых Ван Гог хорошо знал не понаслышке, художник увидел надежду на духовное спасение падших женщин. Он писал: «Она ищет, ищет, ищет — знает ли она сама, что может быть преобразована в один прекрасный день, как личинка в бабочку?»
Немало бабочек можно обнаружить и на полотнах любителя макабрических сюжетов Сальвадора Дали.
Сальвадор Дали. Триумф любви
Сальвадор Дали
1978
Сальвадор Дали. Королева бабочек
Сальвадор Дали
1951
Сальвадор Дали. Портрет Катарины Корнелл
Сальвадор Дали
1951
Сальвадор Дали. Пейзаж с бабочками
Сальвадор Дали
1956
Сальвадор Дали. Пейзаж с Кавалером и Галой
Сальвадор Дали
1951
А работы, приведенные ниже, поклонники искусства нередко ошибочно приписывают Сальвадору Дали. Конечно, это сюрреализм×
Сюрреализм - (от франц. Surrealisme)- течение в авангардном искусстве первой половины двадцатого века, характеризуемое слиянием реальности с чем-то другим, но не оппозиционным. Сюрреализм – это сон – он не реальный, но и не ирреальный. Для стиля характерны аллюзии и парадоксальное сочетание форм, визуальный обман. На полотнах сюрреалистов часто твердые предметы, камни растекаются, а вода наоборот – каменеет.
читать дальше
, однако автор — успешный современный художник Владимир Куш, ныне живущий в США.
Одна из самых примечательных работ, посвященных бабочкам, принадлежит Дэмиену Херсту «I Am Become Death, Shatterer of Worlds» («Я стал смертью, разрушителем миров», 2006): она сделана из крылышек этих насекомых. Вообще-то бабочки стали «героями» целой серии у Херста, причем инсталляция 2012 года вызвала шквал критики художника защитников животных. Время работы инсталляции «Влюбиться и разлюбить» («In and Out of Love») с апреля по сентябрь 2012 г. в Tate Modern (Лондон) было ознаменовано жизнью и постепенной смертью 9 000 тысяч бабочек.
Джеймс Кристенсен. Рыбы вокруг влюбленных


То ли дело сказочник Джеймс Кристенсен, в начале 2017 года, увы, покинувший этот мир… Крылья бабочек — атрибут волшебного народца, а также ангелов: в данном случае, очевидно — символ воспаряющей души.

Стрекоза любви



Попрыгунью-стрекозу, как и большинство насекомых, в христианстве недолюбливали и воспринимали как воплощение дьявола. Так что если на картине младенец Христос крепко зажал в ручонке насекомое, то это не просто детские шалости, а свидетельство победы над злом.
Благодаря бурному развитию энтомологии в XIX веке стрекозу, да и не только ее, реабилитировали ювелиры, превратив в уникальные произведения искусства. Это позволило расширить ассортимент изделий, разнообразив новыми формами. Женские прелести уже украшали не только привычные бабочки и скарабеи, но и пчелы, стрекозы, кузнечики, пчелы, пауки. Особенно «отличилась» эпоха ар-нуво.

Прекрасная Люканида


Как и многим насекомым необычного вида, жуку-оленю (Lucanus cervus) в прошлом порой приписывали магическую силу. А присутствие жука-оленя в религиозных картинах, скорее всего, основывалось на символическом значении насекомого для христиан того времени — образ оленя часто использовали в христианских картинах как символ Христа, покровителя растительного и животного мира, чье рождение покоряет зло и дает спасение.
В XIV веке образ жука-оленя начал освобождаться от некогда присвоенного ему символического значения и стал, в конце концов, любимой темой многих художников. Хрестоматийным является рисунок Дюрера, сделанный в1505 году. Как художник эпохи Возрождения, он был убежден: искусство вездесуще в природе, а истинный художник тот, кто может его проявить. Выбор насекомого в качестве главного объекта для произведения искусства был беспрецедентным, поскольку большинство современников Дюрера считали их самыми низкими существами.
Немецкий график и живописец Ганс Гофман (1530 — 1591) — ведущий представитель круга художников, последователей и продолжателей традиций Альбрехта Дюрера, — настолько усердно копировал своего кумира, что многие его работы были проданы как оригиналы Дюрера.
В начале ХХ века (1912) эти насекомые прославились как киноактеры, став главными героями пародийной рыцарской драмы «Прекрасная Люканида, или Война усачей с рогачами» режиссера Владислава Старевича.

Был бы мед, а муха из Багдада прилетит


Мух и других вредных насекомых в XVII веке рисовали для того, чтобы защитить от них дом заказчика. Но и до этого мухи частенько «залетали» на поля средневековых манускриптов и часословов в качестве декоративных элементов. На картинах они начали появляться в пятнадцатом столетии. Одно время их соотносили с религиозными символами греха, тления, смерти и меланхолии. К тому же в христианстве мухи связаны с именем Вельзевула, ассиро-финикийскго божества (Баалзевува), который уже в Новом Завете величался «князем бесовским» и, по преданию, вместе с мухами наслал чуму на Ханаан. Однако назойливое насекомое, ассоциирующееся и по сей день с чем-то нечистым, в живописи сыграла и свою «звездную» роль, став… свидетельством превосходного живописного мастерства. Об этом поведал Джорджио Вазари в своих «Жизнеописаниях». Якобы Джотто, будучи учеником флорентийского художника Чимабуе Джованни, в отсутсвии мастера нарисовал на носу одной из фигур муху, да настолько реалистично, что вернувшийся учитель несколько раз безуспешно пытался согнать эту муху, приняв ее за настоящую. Назойливость этого насекомого — весьма символична!
Клара Петерс. Аллегория свадьбы
Клара Петерс
1607, 23.7×36.7 см
Йозеф Плепп. Натюрморт с вишнями и сыром
Георг Флегель. Натюрморт с рыбой и бутылью вина
Георг Флегель
15×19 см

Где паук, там и паутина…

Паук и его паутина людям был малоприятны, за это насекомое наградили ассоциациями со злыми помыслами, интригами и развратом. Однако и это чудо природы нашло свое место в искусстве. Символизируя страхи и печали, насекомое видим на ранних работах символиста Одилона Редона — прежде, чем он сменил палитру на многоцветную и стал рисовать цветы и… бабочек.

Самый известный и самый большой паук, а точнее — паучиха, — «Maman»: 9-метровая скульптура Луизы Буржуа сделана из бронзы, нержавеющей стали и мрамора. Сама автор так прокомментировала любимый образ: «Это — ода моей матери. Она была моим лучшим другом. Подобно паукам она ткала. У моих родных было собственное дело: они занимались реставрацией гобеленов, и мать руководила мастерской. Как и пауки, моя мать была умна. Пауки дружелюбны и едят комаров… они полезны, они нас защищают. Такой была и моя мать».

Вообще, современные художники смело обращаются к миру насекомых как к средству избавления от страхов. Вот и мир современного художника Трэви Луи (Travis Louie) населен человеческими причудами, мифическими существами помогающими человеку преодолевать арахнофобию.
Луи Тревис. Герман и Моррис. деталь
Луи Тревис
20×15 см
Луи Тревис. Мисс Эмили Фоулер и ее гигантский паук
Луи Тревис. Сюжет
Луи Тревис
2010-е , 20×15 см
Луи Тревис. Сюжет
Луи Тревис
2010-е
Луи Тревис. Сюжет
Луи Тревис
2010-е

Избранница Наполеона


Насекомые в иконографии рассматриваются часто весьма противоречиво. Они и зло, и спасение, и объект почитания. Символ самопожертвования — пчела, — может также означать и тленность, и начало болезни, и напоминание зрителям о смертности.
Но у трудолюбивой поставщицы меда был и свой звездный час, когда она взошла на престол вместе с Наполеоном, украшая императорскую мантию.
Жак-Луи Давид. Посвящение Наполеона I в императоры и коронация императрицы Жозефины в соборе Нотр-Дам в Париже 2 декабря 1804 г

Дело в том, что по своему происхождению корсиканец не мог претендовать на изображение в гербе старинного геральдического символа — лилий. И тогда в качестве своей личной эмблемы он избрал пчелу, которая издалека похожа на перевёрнутую лилию. Пчела — cимвол бессмертия и возрождения, — была выбрана, чтобы соединить новую династию с древними корнями французского государства. Надев на коронацию мантию с пчелами меровингов (артефакты, обнаруженные в 1653 г. в Турне в могиле Хильдерика, сына Меровея), Наполеон продемонстрировал свое право на преемственность власти.

Мистерия натюрморта


Оторвавшись от канонических изображений и благочестивых размышлений, художники сосредоточили свое внимание на вещах обыденных и простых и обратили свой взор долу, где обнаружили богатейший, еще не познанный мир. Хотя в гармонии образов они по-прежнему искали руку Творца. Предметы в натюрмортной живописи XVII века часто содержат скрытую аллегорию всего земного и неизбежности смерти (Ванитас), а также художественное иносказание Страстей Христовых и Воскресения, в котором все жучки и бабочки играют свои роли, как в мистерии.

Ян ван Кессель Старший. Ванитас
Ян ван Кессель Старший
1660-е , 20.3×15.2 см
Георг Флегель. Натюрморт с хлебом
Георг Флегель
Георг Флегель. Ветка с плодами персика
Георг Флегель. Натюрморт с виноградом
Георг Флегель
Тщательно проработанные, точные, изящные рисунки анималистов, особенно представительниц прекрасной половины человечества (Рашель Рюйш, Мария Сибилла Мериан), противопоставили науку представлениям современников, которые считали насекомых злом, и верили в то, что их фантастическими преобразованиями ведают ведьмы.
Мария Сибилла Мериан. Цветочный натюрморт в китайской вазе
Мария Сибилла Мериан. Пауки и другие насекомые
Мария Сибилла Мериан
Мария Сибилла Мериан. Травяной ирис с экзотической бабочкой
Мария Сибилла Мериан. Бабочка
Мария Сибилла Мериан
Рашель Рюйш. Натюрморт
Рашель Рюйш
1711, 44×60 см
Рашель Рюйш. Розы, вьюнки  маки и другие цветы в вазе на каменной полке

Ползком на аукционы и вернисажи

Фамильное пристрастие к насекомым передалось скандальному бельгийскому художнику Яну Фабру — внуку знаменитого энтомолога Жана-Анри Фабра, автора книги «Жизнь насекомых» (его эффектная выставка в Киеве вызвала любопытство искушенной публики, а эпатажная экспозиция в Санкт-Петербурге, в Эрмитаже спровоцировала нешуточный скандал). Одна из наиболее известных техник Фабра — это мозаики, которые он создает из переливающихся надкрылий златок. Ими он выкладывал, например, потолки и люстры королевского дворца в Брюсселе, осуждая захватническое прошлое родины. Леопольд II и его политика с захватом бассейна реки Конго, по сути, «в личное пользование», привела к сокращению численности населения Конго с 30 млн в 1884 году до 15 млн в 1915 году. Златок для инсталляций и скульптур Фавра добывали в Конго, где их едят, как в Европе едят устриц — художник договорился с рестораторами.

Часть проекта «От ступней к голове»

фото — theartnewspaper.ru
Илья Иосифович Кабаков. Жук

«Жук» концептуалиста Ильи Кабакова и вовсе триумфатор в своем роде. Картина была продана в феврале 2008 года на аукционе Phillips de Pury за рекордную для русской живописи послевоенного периода сумму — почти 6 млн. долларов.

Что ж, как видим, некогда обожествляемые, восхитительные и омерзительные, вредные и полезные насекомые заняли свое почетное место в истории живописи.
КомментироватьКомментарии
HELP