Регистрация
Джеймс Кристи
Современники величали этого моряка, ставшего непревзойденным оратором, «сладкоречивым лжецом» и «королем эпитетов». Сегодня его назвали бы в гуру маркетинга — и не только те, кто торгует картинами.
аукционист с 1766 года
В Национальной портретной галерее (Лондон) хранится изрядно пожелтевшая от времени карикатура под названием Eloquence or The King of Epithets — Красноречие, или Король эпитетов. Кто бы это мог быть — возвышающийся над кафедрой, в алом камзоле и пудреном парике с буколькой? Знаменитый поэт XVIII века? Красноречивый актёр-декламатор? Блестящий адвокат? Ни первое, ни второе, ни третье. Это — Джеймс Кристи (James Christie), основатель аукционного дома Christie’s. Приглядевшись, мы заметим в его правой руке молоток. Карикатурный Кристи выглядит довольным и улыбается столь благодушно и одновременно хищно, будто вот-вот огласит крупную hammer price — окончательную цену после удара молотка.
Неизвестный автор. Красноречие, или Король эпитетов (Джеймс Кристи). Конец XVIII века.
Джеймс Кристи (1730−1803) родился в Шотландии, в городе Перт. Он оставил о себе крайне мало биографических сведений. Известно, что отец Кристи был англичанином из знатного рода, а мать — шотландкой по фамилии МакДональд.

По профессии Кристи был военным моряком, впрочем, его морская карьера длилась недолго. В 1750-х годах, собираясь жениться, он вышел в отставку в ранге мичмана. На флот Кристи больше не вернётся, как не вернётся и в Шотландию. Вся его дальнейшая судьба будет связана с Лондоном, где в декабре 1766 года он проведёт первые аукционные торги на сумму чуть более 79 фунтов. С этого момента ведёт отсчёт история аукционного дома Christie’s.

Как и благодаря чему Кристи первым из современников сообразил, что искусство можно превратить в капитал, доподлинно не известно. Он пробовал себя в качестве коммерсанта в разных сферах — от торговли сеном до скупки антиквариата. В учреждении собственного аукционного дома Кристи не стал первопроходцем: на целых 22 года его опередил Сэмюэль Бейкер, основавший в том же Лондоне аукцион Sotheby`s. Но если Бейкер начинал с продажи ценных книг, то именно Кристи первым сделал ставку на произведения искусства. И, как показало время, не прогадал.

По-видимому, Кристи был одарён незаурядным коммерческим чутьём. Он интуитивно нащупывал механизмы, сопутствующие удачной торговле. Первый из них, несомненно, «связи решают всё». Джеймс Кристи дружил не просто с лучшими людьми своей эпохи, а с теми, кто напрямую определяет общественные вкусы: Рейнолдсом, Гейнсборо, Уолполом, Гарриком. Скажем и о них два слова. Знаменитый художник Джошуа Рейнолдс основал и возглавил Королевскую академию художеств. Его вечный соперник Томас Гейнсборо был лучшим живописцем своего времени. Парламентарий Гораций Уолпол по совместительству подвизался популярным романистом и литературным мистификатором. Актёр и директор театра «Друри Лейн» Дэвид Гаррик первым сделал актёрство престижной профессией и был настолько боготворим публикой, что даже диктовал моду на одежду. Вместе с аукционистом все они учредили так называемое Christie’s Fraternity — шуточное «Братство Кристи».

Вращение в подобном кругу помогало Кристи определять конъюнктуру, держать нос по ветру или, говоря современным языком, отслеживать тенденции на арт-рынке, улавливать предпочтения и симпатии общества — все те субъективные моменты, которые так или иначе могут повлиять на спрос.
Джошуа Рейнольдс. Автопортрет
Джошуа Рейнольдс
1749, 75×64 см
Томас Гейнсборо. Автопортрет
Томас Гейнсборо
1759, 76.2×63.5 см
Джон Жиль   Эккард. Портрет Горация Уолпола
Джон Жиль Эккард
1754, 31.8 см
Ангелика Кауфман. Портрет Дэвида Гаррика
Ангелика Кауфман
1764
Особо показателен случай с Томасом Гейнсборо. Художник жил по соседству с аукционными помещениями Кристи и часто приходил туда отдохнуть и развеяться. Очень скоро Джеймс Кристи стал просить его делать это почаще: он заметил, что в те дни, когда на торгах присутствует Гейнсборо, продажи увеличиваются на 15, а то и на все 20 процентов.

Почему так происходило? Дело тут не в мифологизации художника, двигающей продажи, — её аукционы откроют для себя лишь в конце ХХ века. Просто Гейнсборо, наделённый тонким чувством юмора и приятный в общении, был всеобщим любимцем. Само его присутствие заряжало общество позитивом. В непринуждённой атмосфере люди расслабляются и легче расстаются с деньгами. Им проще высвободить азарт и потратить значительную сумму на что-то, еще недавно не казавшееся стоящим внимания. Это открытие Кристи стало одним из столпов аукционного дела: для успешных продаж нужна эксклюзивная атмосфера. Что-то такое, чего присутствующие не смогут получить ни в каком другом месте.

Парадный портрет, позволяющий нам представить, как выглядел Джеймс Кристи, также принадлежит кисти Гейнсборо. Он был отличный физиономист и психолог, поэтому уловил главные черты аукциониста — его завидную самоуверенность, насмешливость и оптимизм.
Много лет портрет провисел на видном месте в лондонском аукционном зале Christie’s, пока в 1856 году не был продан в частные руки. Сейчас он находится в музее Гетти в Лос-Анджелесе. Ну, а дела Гейнсборо после написания портрета пошли в гору. Его живопись выросла в цене, стали мгновенно раскупаться не только портреты, как до того, но и не слишком пользующиеся спросом пейзажи. Джеймс Кристи на портрете, как видим, недаром опирается на безошибочно узнаваемый по стилю пейзаж Гейнсборо. Выгоду cross-promotion, взаимного продвижения, творцы искусства и его продавцы оценили еще в XVIII веке.

Уже тогда Джеймс Кристи использовал многие из стратегий, до сих пор эффективно работающие в аукционном бизнесе. Именно он начал активно подключать прессу к освещению торгов. Еще при жизни Кристи дом Christie`s стал издавать иллюстрированный каталог лотов. От Кристи же идёт традиция устраивать неформальные вечерние предпросмотры произведений, которые выставляются на продажу.

Экс-офицер королевского флота трансформировался в непревзойдённого оратора, лично вёл торги и виртуозно представлял лоты — это тоже стало одним из факторов успеха его аукционного дома. Кристи понимал, как сделать процесс волнительными и зрелищными, как завести и подогреть публику. Он был не просто «королём эпитетов»: некоторые едко именовали аукциониста «сладкоречивый лжец». Но чужое злословие — лишь обязательные издержки имиджа успешного воротилы в любую эпоху.
Заботила ли Кристи репутация? Иными словами, была ли для него животрепещущей дилемма между джентльменством и рынком? Однозначный ответ дать здесь не просто. С одной стороны, аукцион Christie`s и сейчас, в условиях жесточайшей конкуренции с Sotheby`s, традиционно позиционирует себя не как инвест-площадку, а как пантеон истинного искусства. Известен афоризм «Christie`s — это джентльмены, прикидывающиеся аукционерами, Sotheby`s — аукционеры, прикидывающиеся джентльменами».

С другой стороны, репутация — тоже товар, и Джеймс Кристи понял это раньше и основательнее многих. Да и, копнув биографию Кристи поглубже, можно обнаружить этически сомнительные сделки. Например, он продал российской императрице Екатерине II, охотно скупавшей через аукцион Christie`s живописные шедевры, «кровавые драгоценности» Жанны Дюбарри. Фаворитка Людовика XV после буржуазной революции во Франции была гильотинирована, и в Европе упорно циркулировали слухи: её драгоценности попали на аукцион непосредственно из рук палача. Но мы уже упоминали, что Кристи был невозмутим и самоуверен, он легко игнорировал сомнительные слухи, когда дело сулило несомненные барыши. А эта сделка принесла ему около 9 тысяч фунтов.
Элизабет Виже-Лебрен. Портрет графини Дюбарри
Виргилиус Эриксен. Портрет Екатерины II в шугае и кокошнике
  • Элизабет Виже-Лебрен. Портрет графини Дюбарри
  • Виргилиус Эриксен. Портрет Екатерины II в шугае и кокошнике
Стоит напомнить и о том, что Эрмитаж получил немало первоклассных шедевров именно благодаря посредничеству аукционного дома Christie’s и лично Джеймса Кристи. В последней трети XVIII века Екатерина II через князя Голицына скупала европейскую живопись. В это же время в Лондоне один из внуков британского премьер-министра Роберта Уолпола (1676−1745) вознамерился продать его богатейшее собрание живописи — так называемую Хоутонскую коллекцию. Российская сторона была очень заинтересована в приобретении. Однако возникли неожиданные препятствия: просвещенное дворянство Англии не желало выпускать из страны национальное достояние. По этому поводу даже состоялись прения в парламенте. Но рынок на то и рынок, чтобы судьба и местонахождение шедевров определялось не политикой, а платежеспособностью. В 1779 году на аукционе Christie’s коллекция Уолпола была приобретена за сумму около 40 тысяч фунтов представителями Екатерины II. Так Эрмитаж обогатился 198 картинами Рубенса, Ван Дейка, Йорданса, Рембрандта, Снейдерса, Пуссена, Лоррена, Мурильо и других. До сих пор уплывшая коллекция Уолпола считается самой большой культурной потерей британской короны. Англичанам есть за что упрекнуть Джеймса Кристи, а русским — поблагодарить.
Бартоломе Эстебан Мурильо. Непорочное зачатие
Бартоломе Эстебан Мурильо
Франс Снейдерс. Фруктовая лавка
Франс Снейдерс
Антонис ван Дейк. Отдых на пути в Египет (Мадонна с куропатками)
Антонис ван Дейк
1632, 215×285.5 см
Гвидо Рени. Спор отцов церкви о христианском догмате непорочного зачатия
Женат жизнелюбец Кристи был дважды. Из его пятерых сыновей Чарлз и Эдвард стали военными, о Сэмюэле и Элбани почти ничего не известно и лишь полный тёзка своего отца, Джеймс Кристи младший, с успехом продолжил его дело.

Ныне аукцион Christie’s имеет представительства в крупнейших городах мира и вместе со своим заклятым конкурентом Sotheby`s покрывает более 90% рынка мировых продаж произведений искусства и антиквариата. Трудно даже представить более блестящее развитие бизнеса, начавшегося два с половиной века назад с лёгкой руки бывшего моряка в пыльном помещении печатного склада на Пэлл Мэлл.

Главная иллюстрация: портрет Джеймса Кристи кисти Томаса Гейнсборо (фрагмент).

Автор: Анна Вчерашняя
Понравилась статья? Поделитесь ей в Артхиве и в других соцсетях
Мне нравится0  Поделиться    Поделиться    Твитнуть    В ОК  
loading...

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
HELP