Регистрация
Эдвард Коли Бёрн-Джонс
Эдвард Коли
 Бёрн-Джонс
Подписаться37                
Подписаться37                
Биография и информация
 

Сэр Эдвард Коли Бёрн-Джонс, 1-й баронет (англ. Sir Edward Coley Burne-Jones, 1st Baronet, 28 августа 1833, Бирмингем — 17 июня 1898, Лондон) — один из ведущих британских художников и дизайнеров конца XIX века. Его романтические картины, наполненные средневековыми образами, ознаменовали закат движения прерафаэлитов. Он же стал одним из пионеров возрождения идеала «художника-ремесленника», оказавшего влияние на развитие промышленного дизайна XX века.

Особенности творчества Эдварда Коли Бёрн-Джонса. Пылкое воображение художника, увлечённого романтикой средневекового рыцарства, породило такие шедевры, как «Король Кофетуа и нищенка» (1884) и «Мерлин и Нимуэ» (1858−59). Стилистически эти работы близки к иллюстрациям Данте Габриэля Россетти, его первого наставника. Однако более значительное влияние на Бёрн-Джонса оказали меланхоличные, утончённые образы итальянских живописцев XV века Филиппино Липпи и Сандро Боттичелли, наполненные романтически-мистическими настроениями. Он считал, что в искусстве больше ценятся красота и чувственный отклик, нежели моральное послание. Первый успех к британцу пришёл на выставке 1877 года, где демонстрировались «Дни творения», «Зачарованный Мерлин» и «Зеркало Венеры». С этого момента и до смерти Бёрн-Джонса часто называли одним из величайших художников Англии.

Известные картины Эдварда Коли Бёрн-Джонса: «Король Кофетуа и нищенка», «Последний сон короля Артура в Авалоне», «Золотая лестница», «Зачарованный Мерлин», «Зеркало Венеры», «Дни творения«

Начало

Эдвард Коли Бёрн-Джонс родился в 1833 году в валлийской семье. Его мать умерла спустя несколько дней после появления сына на свет, и мальчика воспитывали скорбящий отец, который держал мастерскую по изготовлению рам, и домашняя экономка. Первое образование будущий живописец получил в гимназии короля Эдуарда VI, а затем продолжил в Бирмингемской художественной школе. Однако в возрасте 19-ти лет юноша решил посвятить себя религии и поступил в Эксетер Колледж в Оксфорде, намереваясь стать служителем церкви. Там он подружился с Уильямом Моррисом, и вместе они сформировали «Братство» из поклонников средневековья и его литературы, а также поэзии Джона Раскина и Альфреда Теннисона.

Идеи «Братства» Моррис пропагандировал в журнале «Оксфорд и Кембридж», который основал в 1856 году. Благодаря этому изданию, Бёрн-Джонс познакомился с Данте Габриэлем Россетти, которого попросили внести свой вклад в альманах. Художник оказал такое мощное влияние на молодого человека, что ради карьеры в искусстве тот бросил колледж, не закончив образования.

В 1860 году Эдвард женился на Джорджиане, второй из знаменитых сестёр Макдональд (все девушки из этой викторианской шотландской семьи вышли замуж за известных людей: первая, Алиса, стала женой искусствоведа и иллюстратора Джона Локвуда Киплинга и матерью писателя Редьярда Киплинга; третья, Агнес, выбрала супругом Эдварда Пойнтера, будущего президента Королевской академии живописи; четвёртая, Луиза, связала судьбу с промышленником Альфредом Болдуином, от которого родила будущего премьер-министра Британии Стэнли Болдуина).

Филипп Бёрн-Джонс -- сын Эдварда и Джорджианы -- впоследствии также стал успешным художником, автором свыше шестидесяти картин, в том числе портретов, пейзажей и поэтических фантазий. Две его работы -- с изображением отца и двоюродного брата Редьярда Киплинга -- сейчас входят в коллекцию Национальной портретной галереи в Лондоне.

Становление

Первый известный эскиз маслом Эдварда Бёрн-Джонса был создан для Колледжа Брэдфилда в 1856 году и положил начало большой серии картонов для витражей. Годом позже художник присоединился к Уильяму Моррису, который расписывал стены дискуссионного клуба «Оксфордский союз». Но поскольку на тот момент друзья не владели техникой создания фресок, все изображения соскоблили ещё до их завершения.

В 1858 году Бёрн-Джонс написал акварель для «Рассказа Настоятельницы» из «Кентерберийских рассказов» Джеффри Чосера. Это была его первая иллюстрация к произведению любимого поэта, который в дальнейшем стал источником вдохновения для многих работ художника.

Укреплению репутации Бёрн-Джонса во многом способствовало турне в Италию, которое он совершил в 1859 году. Там мастер открыл для себя Сиенскую школу живописи, которая ставила во главу угла декоративную красоту, элегантность и изящество готического искусства. В 1860 году он изобразил акварелью Сидонию и Клару фон Борк, персонажей готического романа Вильгельма Майнхольда «Волшебница Сидония». На первом представлена заглавная героиня, злая ведьма, чьей красоте никто не в силах противостоять, а на втором — её жертва, которую автор описал как «умную, отважную и преданную, с тихим, дружелюбным нравом и самым благочестивым христианским поведением».

Расцвет

В 1861 году Бёрн-Джонс присоединился к Моррису, Россетти и их соратникам как сооснователь компании по производству декора, в том числе резных орнаментов, витражей, кованых изделий, бумажных украшений, текстиля, гобеленов и ковров. Эта мануфактура просуществовала до 1940 года, сохраняя ведущие позиции в Европе в области декоративно-прикладного искусства. Все предметы в мастерских производились вручную, поскольку «отцы-основатели» отвергали машинное производство, считая, что ремесленник — как в Средние века — поднимается до уровня творца, лишь совмещая функции художника, конструктора и технолога.

Бёрн-Джонс разработал, в частности, витражи и фигуры для королевского Сент-Джеймсского дворца. Его произведения привлекли большое внимание на международной выставке 1862 года, и это обеспечило его работой на ближайшие несколько лет. Одними из важнейших заказчиков стали храмы. Например, в 1871 году художник создал окна для церкви Всех святых в Кембридже, а также для кафедрального собора Крайст Чёрч в Оксфорде. А его последним крупным дизайнерским проектом перед смертью Уильяма Морриса в 1896 году стал Стэнмор-Холл, для которого была придумана серия гобеленов по мотивам историй о Святом Граале.

В 1864 году Бёрн-Джонс стал членом Общества художников-акварелистов, выставив «Милостивого рыцаря». Это была первая предъявленная публике картина, в которой проявилась его собственная художественная личность, не отмеченная влиянием коллег. Следующие шесть лет он разрабатывал серию акварельных работ, но в 1866 году вынужден был порвать с Обществом из-за скандального романа с Марией Замбако — художницей, скульптором и натурщицей. Период с 1870-го по 1877 год в творчестве Бёрн-Джонса искусствоведы называют «тихим», поскольку за это время художник представил аудитории лишь два своих произведения.

Новую волну интереса к работам Бёрн-Джонса породила выставка в галерее Гросвенор в 1877 году, где живописец продемонстрировал «Дни творения», «Зачарованного Мерлина» и «Зеркало Венеры». За одну ночь он проснулся знаменитым. Но два года спустя такие картины, как «Благовещение» и четыре полотна серии «Пигмалион и Галатея» были приняты уже прохладнее. Они излучали меланхолическое спокойствие и были написаны более приглушёнными, мягкими и нежными оттенками, нежели те, что художник использовал ранее.

Король Артур

В 1885 году Бёрн-Джонс стал членом-корреспондентом Королевской академии живописи, где выставил «Глубины моря», «Персея», «Медную башню» и «Вифлеемскую звезду». Тихая грусть, которую излучают эти полотна, может объясняться проблемами со здоровьем художника — он страдал от тахикардии и потери зрения.

Девятью годами позже Бёрн-Джонс был посвящён в рыцари, и тогда же принял заказ на создание костюмов для спектакля «Король Артур» в театре «Лицеум». Постановка сначала шла в Лондоне, а затем отправилась на гастроли по Америке. Впрочем, художнику она не нравилась, поскольку была недостаточно романтична на его вкус.

Бёрн-Джонс постоянно находился под гнётом собственных идей. Его внимание к деталям было едва ли не маниакальным, кроме того, он был перфекционистом. Перед тем, как приступить к картине, художник делал большое количество подготовительных рисунков (1, 2, 3). А поскольку отождествлял себя со своим творчеством, часто страдал от нервного срыва после завершения крупной работы. А некоторые из них были действительно грандиозными.

Например, сцена «Последний сон короля Артура в Авалоне» была начата в 1881 году, когда Бёрн-Джонсу было 48 лет, и так и осталась незавершённой к моменту его смерти в 1898-м. «Авалон — это моя навязчивая идея сейчас, и я надеюсь, что смогу поместить [на картину] всё, что меня волнует», — писал художник. Полотно начиналось как небольшой заказ, но, в конце концов, разрослось до почти трёх метров в высоту и чуть менее семи метров в длину, что свидетельствует о его важности для живописца.

На картине изображён смертельно раненый Артур, лежащий на скамье в окружении трёх королев и многочисленных спутников. Все замерли в ожидании знака свыше — призыва, который побудит легендарного правителя совершить больше подвигов во имя веры. Критики предполагают, что Бёрн-Джонс ассоциировал себя с королём и этим шедевром сделал биографическое заявление: ему нравилось находиться в окружении женщин, а в 1880-х он чувствовал себя на пороге смерти.

К 1890 году его здоровье действительно ухудшилось из-за постоянных стрессов. Дополнительный удар нанесла смерть его друга и коллеги Уильяма Морриса в 1896 году. Сам Эдвард Бёрн-Джонс скоропостижно скончался два года спустя, всего 62-х лет от роду.

Наследие

После смерти влияние Эдварда Бёрн-Джонса оказалось более ощутимым в области декоративного дизайна, нежели в живописи. Он разрабатывал керамические плитки, витражи, металлические и ювелирные украшения, декор для фортепиано и органов, театральные костюмы и декорации, гобелены. Среди последних можно отметить «Поклонение волхвов» (часовня Колледжа Эксетер в Оксфорде). Помимо этого художник иллюстрировал книги. Например, «Келмскоттский Чосер» — однотомное собрание сочинений Джеффри Чосера, выпущенное издательством Келмскотт-пресс в 1896 году — считается одним из лучших произведений в истории книгопечатания.

Бёрн-Джонса считают лидером нового эстетического движения (или эстетизма), которое подчёркивало преимущество стиля и природной красоты над этическими и социальными проблемами. Хотя в своих ранних работах он заимствовал значительную часть тем у Россетти, в зрелом возрасте уже развил собственный стиль, акцентируя внимание на образных и романтических деталях. Живописец хотел, чтобы его картины отражали человеческие мечты, а не суровую реальность жизни. Он восхищался чистыми цветами, подчёркивая их золотом, чтобы придать сияние своим работам.

Сэр Эдвард Коли Бёрн-Джонс стремился к тому, чтобы его творчество оставалось в сердце зрителя, а потому его полотна и сейчас так ценятся коллекционерами и музеями во всём мире.

Автор: Влад Маслов

Читать дальше
Работы понравились
Ирина
+46

Лента
Эдвард Коли Бёрн-Джонс. Девственница
Девственница
Эдвард Коли Бёрн-Джонс
1887, 31×18.5 см
Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
Если вам нравится пост пользователя — отметьте его как понравившийся и это увидят ваши друзья
Комментируйте, обсуждайте пользовательские публикации и действия. Добавляйте к комментариям нужные фотографии, видео или звуковые файлы.
Эдвард Коли Бёрн-Джонс. Эскиз женской фигуры с посохом
Эскиз женской фигуры с посохом
Эдвард Коли Бёрн-Джонс
1880, 23×14.5 см
Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
Вся лента
Работы художника
всего 311 работ
Эдвард Коли Бёрн-Джонс. Призвание Персея
2
Призвание Персея
1877, 127×152 см
Эдвард Коли Бёрн-Джонс. Филлида и Демофей
6
Филлида и Демофей
1870, 45×91 см
Эдвард Коли Бёрн-Джонс. Пигмалион и Галатея II: Рука не смеет
2
Пигмалион и Галатея II: Рука не смеет
1868, 98.7×76.3 см
Эдвард Коли Бёрн-Джонс. Пигмалион и Галатея III: Божественные огни (фрагмент)
1
Пигмалион и Галатея III: Божественные огни (фрагмент)
1878
Эдвард Коли Бёрн-Джонс. Пан и Психея
4
Пан и Психея
1872, 53×61 см
Эдвард Коли Бёрн-Джонс. Царица Савская
1
Царица Савская
1866, 35.4×19.9 см
Эдвард Коли Бёрн-Джонс. Дерево прощения
3
Дерево прощения
1882, 190.5×106.7 см
Эдвард Коли Бёрн-Джонс. Охотничьи поля Купидона
3
Охотничьи поля Купидона
1882, 99.6×76.5 см
Эдвард Коли Бёрн-Джонс. Любовь
1
Любовь
1880, 226.4×121.5 см
Посмотреть 311 работ художника
HELP