• Facebook
  • Vkontakte
  • Twitter
  • Ok
Войти   Зарегистрироваться
Педер Северин Крёйер
Дания 1851−1909
Подписаться6             
Подписаться6             
Биография и информация
 
Многие искусствоведы утверждают, что если бы художник Педер Северин Крёйер (вариант — Кройер, дат. Peder Severin Krøyer) остался в Париже, его имя оказалось бы в одном ряду с Дега, Мане, Моне, Ренуаром. Но велика вероятность, что тогда без него не появилась бы скагенская община художников, и невероятный, холодный и сияющий свет Скагена не увидели бы за пределами Дании. Впрочем, в Париже он не остался, а, получив орден Почетного легиона, вернулся в Ютландию. Он был известен и обласкан, невероятно талантлив, его кисть создала знаменитый «синий свет Крёйера», для описания которого слов в человеческом языке не придумано. Его женой была одна из самых красивых женщин того времени. Она родила ему дочь и, будучи сама художницей, была близка ему по духу. Счастливая судьба? О, нет. Удача улыбнулась ему как художнику, а обычного человеческого счастья на его долю было отмерено очень мало.

Биография Крёйера: тайна рождения и карьера художника-вундеркинда

Собственно, сама история зачатия Крёйера — отнюдь не сага о счастливых влюбленных. Его юную мать, Эллен Сесиль, то ли соблазнил, то ли изнасиловал богатый отпрыск соседних богачей, моряк Ганс Христиан. Родители, изо всех сил стараясь оградить карьеру сыночка от возможных неприятностей, оплатили Эллен роды и пребывание в клинике, да еще и выделили куш местному нотариусу, чтобы он записал младенца на себя. Мальчику исполнился год, когда его мать признали не способной воспитывать ребенка вследствие психической болезни. Позже это родовое наследие аукнется и ребенку.

Мир встретил младенца не очень дружелюбно, но всё могло обернуться еще хуже. Однако в приют Северину попасть не довелось: старшая сестра его матери, Берта Сесилия, и ее муж, датский зоолог Хенрик Николай Крёйер усыновили мальчика, дали ему фамилию и обеспечили вполне благополучное детство. Однажды Северин нарисовал на полях журнала иллюстрации к папиной статье, да такие, что было очевидно: у ребенка талант. К мальчику пригласили домашнего учителя, успехи оказались столь несомненны, что уже в 9 лет его отдали в Техническую школу в Копенгагене на живописное отделение. В Датскую Королевскую Академию художеств вундеркинд по имени Педер Северин Крёйер поступил в возрасте тринадцати лет, а к девятнадцати с блеском ее окончил. Он активно участвовал во всевозможных выставках, и почти всегда его работы встречали доброжелательный приём.

В 22 года Сёрен, как его называли друзья, получил малую Золотую медаль Академии и стипендию, которая позволяла продолжить обучение за границей. Впрочем, воспользовался этой возможностью он не сразу. Оставшись в Дании, на одной из выставок Крёйер познакомился с бароном Генрихом Хиршпрунгом, страстным коллекционером. Барону пришлись по душе работы художника, и он его долгие годы опекал, финансировал, организовывал выставки. В частности, в Европу Крёйер отправился, получив очередной грант Академии и уже имея за плечами такой надежный тыл, как поддержка Хиршпрунга. Во Франции он обучался у Леона Бонна и, конечно, свел знакомство с импрессионистами. Также Крёйер странствовал по Испании, Италии, Нидерландам, Бельгии, Австрии — и впитывал всё, что можно было найти в других странах. Впереди его ждал Скаген.

Скагенская школа художников и творчество Педера Северина Крёйера

Впрочем, прежде Скагена была рыбацкая деревня Хорнбек на острове Зеландия. Это место облюбовал не только Крёйер, здесь часто бывали художники Кристиан Зартманн, Карл Лохер, Франц Хеннингсен, писатели, драматурги. Хорнбек называют предтечей Скагена. Несколько лет подряд вся компания съезжалась сюда на летние месяцы.

В Скаген Крёйера пригласили его земляки, художники Анна и Микаэль Анкеры. Впервые на полуостров Ютландия он ступил в 1882 году. Норвежец Кристиан Крог так описывал Скаген: «Этот городок умеренный, улыбчивый, фантастичный, могущественный, дикий и внушающий страх… Нет другого такого места на лице земли».

Несколько лет Крёйер проводил зиму в Копенгагене, а на лето уезжал в Скаген. Считается, что именно ему первому пришла в голову мысль создать официальное сообщество художников в Скагене — по примеру французских коллег и с учетом небольшого опыта, полученного в Хорнбеке.

Как жилось художникам в Скагене? Привольно! Днем они отправлялись писать на пленэре, силясь уловить этот неповторимый ослепительный свет Ютландии. А вечером? Собирались за общим столом, пили вино, спорили об искусстве, обсуждали женщин, а когда и женщин достаточно прибыло, крутили романы. Нередко к застольям вечером присоединялись и местные рыбаки, а днем художники, бывало, вместо мольберта брали ружье и удочки и отправлялись на рыбалку или охоту с местными.

Первооткрывателей Скагена называли «Северными энтузиастами». В их числе, помимо самого Крёйера, художники Микаэль и Анна Анкеры, Хольгер Драхманн, Вигго Юхансен, из близлежащих стран — шведы Оскар Бьёрк и Анна Пальме де Роса, норвежец Кристиан Крог. Все слетелись на неповторимый скагенский свет. Вскоре Академия начала направлять в Скаген на летнюю практику своих студентов, так что Школа Скагена стала в том числе и буквально школой.

Жена художника

Так назван фильм (оригинальное название фильма «Жена художника» — Marie Krøyer, 2012 год) датского режиссера Билле Аугуста, повествующий о судьбе Мари Трипке. Девушка была на 16 лет младше Крёйера. Ее считали самой красивой женщиной Европы, его — самым талантливым художником как минимум Дании. Она тоже художница. Можно ли вообще мечтать о большем? «Это совершенно удивительно, что я скоро стану мужем. И у меня будет жена — самая красивая, самая обаятельная молодая девушка, которая только есть на Земле. Я чувствую себя любимцем Фортуны и надеюсь, что она не покинет меня», — вне себя от счастья писал Сёрен своей приемной матери. Страстный роман, свадьба, медовый месяц. Впрочем, какой там месяц! Два года Крёйеры колесили по Европе, улаживали вопросы учебы Мари, любили друг друга, работали, написали знаменитый совместный портрет: Мари написал Северин, а его написала Мари. На лето они приезжали в Скаген, снимали домик. Мари в то время еще писала и даже участвовала в скагенских выставках… В 1894 году Крёйеры приобрели полуразрушенный дом в Скагене. Мари продумала отделку дома, весь дизайн комнат и мебели был делом ее рук. В следующем году родилась дочь Вибеке.

Талант Сёрена расцвел, словно присутствие в его жизни Мари открыло шлюзы для неведомых ему прежде сил и вдохновения. Увы, реальность отличалась от его картин, изображавших счастливую семью: странноватый гений-отец, прекрасная нежная мать, белокурый ангел-ребенок… Мари до встречи с Крёйером считалась достаточно талантливой художницей. В его тени она совершенно перестала писать. И, по некоторым данным, не без помощи гениального своего мужа, активно убеждавшего Мари в ее бездарности. Сам Крёйер был человеком общительным, ценил шумные компании, приемы, застолья. Он признавался, что ему лучше работается, когда в мастерской люди, звучит музыка, все пьют вино, разговаривают, веселятся. Крёйер очень любил принимать гостей и очень не любил разговоры о его здоровье, а оно давало о себе знать, и тогда экстравертность Крёйера нередко перерастала в буйство помешанного… У художника проявилось наследственное психическое заболевание — маниакально-депрессивный синдром. К тому же в юности он переболел сифилисом, который до конца так и не вылечил, что не добавляло спокойствия его нраву. Внешне благополучная жизнь Мари и ребенка в обществе Северина превратилась в ад. Депрессии, галлюцинации, срывы, буйство, лечение в клинике, небольшая передышка — и всё по новой.

Вконец измученная Мари вместе с дочерью уехала подлечиться и отдохнуть. На курорте она познакомилась со шведским композитором Хуго Альвеном. Это выглядело выходом из клетки, в которой Мари оказалась заточена. Но Крёйер категорически отказывался дать развод, зато согласился на то, чтобы Хуго жил в их доме. Это длилось более года, тут и здоровому человеку мудрено выдержать, а Крёйер здоровьем все же не отличался.

Мари уехала с Хуго, а дочь, согласно законам того времени, осталась с отцом. Мать — падшая женщина, как никак (как будто по «Анне Карениной» отдельные части этой судьбы отыграны). Когда Мари забеременела от Хуго, Крёйер согласился на развод. На его здоровье вся эта история сказалась ужасно — в клинику он возвращался всё чаще. За девочкой и домом, а потом и за ним самим в это время присматривала жена казначея городской администрации Хенни Бродерсен. Ее собственная семейная жизнь не сложилась, любовница ее мужа была известна всему Скагену как «вторая жена». Хенни стала последней любовью Крёйера. Он даже пытался подарить ей обручальное кольцо, на котором были выгравированы имена Хенни и Сёрен, но она не приняла подарок, пояснив, что не может окончательно порвать со своим непутевым мужем. Но с Крёйером она была до последних дней. А близкий человек рядом художнику Крёйеру был необходим — под конец жизни он начал еще и зрение терять, последние картины писал, будучи уже почти слепым.

Удивительная жизнь, удивительная история, удивительные картины художника Педера Северина Крёйера. И самый удивительный вопрос, ответ на который мы не найдем: откуда этот свет в его картинах? Жизнь его не соответствовала им. Вероятно, это история о том, что картины и жизнь могут светиться совсем разным светом.

Автор: Алена Эсаулова
Читать дальше
Работы понравились
валентина бабич
Yulia Filin
+13

Лента
Педер Северин Крёйер. Прогулка по скагенскому пляжу
Педер Северин Крёйер. Анна Анкер и Мария Крёйер на пляже в Скагене
Педер Северин Крёйер. Летний вечер на южном пляже Скагена. Анна Анкер и Мария Крёйер
Педер Северин Крёйер. Эскиз к картине «Гип-гип-ура!»
Педер Северин Крёйер. Гип-гип-ура!
Если вам нравится пост пользователя — отметьте его как понравившийся и это увидят ваши друзья
Комментируйте, обсуждайте пользовательские публикации и действия. Добавляйте к комментариям нужные фотографии, видео или звуковые файлы.
Педер Северин Крёйер. Промышленники
Педер Северин Крёйер. Летний костёр на скагенском пляже
Вся лента
Работы художника
всего 70 работ
Летний вечер на южном пляже Скагена. Анна Анкер и Мария Крейер
6
Летний вечер на южном пляже Скагена. Анна Анкер и Мария Крейер
1893, 100×150 см
Летний вечер на пляже Скагена. Художник и его жена
7
Летний вечер на пляже Скагена. Художник и его жена
1899, 135×187 см
Летний костёр на скагенском пляже
1
Летний костёр на скагенском пляже
1906, 149.5×257 см
Гип-гип-ура!
7
Гип-гип-ура!
1888, 134.5×165.5 см
Розы
4
Розы
1893, 67.5×76.5 см
Пейзаж с мужчиной
0
Пейзаж с мужчиной
1882
Хольдер Драхман
0
Хольдер Драхман
1895, 60.3×48.3 см
Портрет жены художника Мари
2
Портрет жены художника Мари
1890, 41×33 см
Мари в саду
2
Мари в саду
1895, 58.4×47.9 см
Посмотреть все 70 работ художника