Регистрация

Отражения и поглощения Аниша Капура: лучшие работы, радикальный возврат к живописи и подготовка к Версалю

Мне нравится4       0  
«Думаю, что я — живописец и одновременно скульптор… Для меня эти два понятия каким-то образом идут рядом. Я делаю материальные вещи, которые где-то повсюду, но в то же время где-то в иллюзорном пространстве», сказал Аниш Капур в 1990-м. Ныне рыцарь Британской короны представил выставку, которую называют «радикальным возвратом к живописи». А в преддверии экспозиции мастера в Версале - наш обзор самых значимых его творений последней десятилетки.
Фото объектов Аниша Капура, созданные в разные годы, завораживают: будто пришельцы случайно забыли свои игрушки. Какие игры разума актуальны сегодня?

Как и три десятилетия назад, творения Аниша Капура соблазняют и бросают вызов. Нынешние работы художника-скульптора резко диссонируют с изысканными стальными инсталляциями, отполированными до зеркального состояния, которые стали его отличительным знаком.

Аниш Капур, «Разоблачение», 2013 год. Силикон, пигмент, 140×188×55 см. Lisson Gallery, Лондон
Теперь в главном зале Lisson Gallery доминирует группа огромных кипуче-красных и белых резиновых и силиконовых картин, появившихся в процессе интенсивного творческого поиска.
Их можно рассматривать отдельно, но на самом деле они образуют общее внутренне пространство тела и духа, лишённое кожи; совмещают гуманистические и реалистические традиции Рембрандта, Сутина и Бэкона; и — шире — культурную реальность и социально-политическую нестабильность. По крайней мере, так считают кураторы.

«Это не картины вовсе, хотя и висят на стенах. Лучше назвать их „настенными рельефами“. Эти тяжёлые творения из воска и смолы изображают сломанные кости с запёкшейся на них кровью. Это не абстракции, а фотореалистичные работы, будто в Лондонском зоопарке взбесился паровой каток», пишет блогер Artbytch на Artlyst.com

Поделиться   Поделиться  Поделиться  
«Здесь будет уместно вспомнить о гниющих тушах на картинах Хаима Сутина, заметить добродушное подшучивание над Рембрандтом и Бэконом. Но гораздо больше они напоминают фантастических „Чужих“ Г. Р. Гигера. Это не та выставка, которую можно легко забыть».
Ганс Рудольф Гигер. Сюжет 217
  • Френсис Бэкон, «Три этюда к портрету Изабель Равсторн»
  • Г. Р. Гигер, оригинальный концепт-арт к фильму «Чужой»

Новые произведения происходят из ранних опытов Капура. Его первыми творениями были двухмерные работы, выполненные на бумаге и холсте с помощью чернил, акрила, гуаши, масла, пигментов и земли.

На иллюстрации — работа Капура «Белый песок, красное просо, много цветов», 1982 год

Представленные сейчас картины напоминают также о механизированных установках, заполненных красным воском — «Моей красной родине» (My Red Homeland, 2003), созданных в 2009-м «Сваямбх» (Svayambh) и «Стрельбе в угол» (Shooting into the Corner).
Аниш Капур, «Моя красная родина», 2003 год. Воск, масляная краска, стальная «рука», двигатель
И снова — красное! «Стрельбу в угол» (2008−2009) Капур называет своей любимой инсталляцией.

«Между пушкой и углом происходит психосексуальный диалог… Иногда мне кажется, что творцы абсолютно неполезные создания. Мы работаем со своим эмоциональным миром. Что из этого получается, судить вам», сказал он во время открытия своей выставки в Киеве в 2012-м. (c)"Контракты"

На создание инсталляции «Сваямбх» (2007 г.) ушло 40 тонн воска
Текстура новых силиконовых произведений объясняется интересом Капура к легенде о сатире Марсии, с которого греческий бог Аполлон содрал кожу, и чьё имя было использовано в названии работ, выполненных для Турбинного зала в галерее Тэйт (Turbine Hall at Tate Modern) в 2002 году.
Мембрана из ПВХ была протянута через три стальных кольца через всё помещение. Длина инсталляции достигала почти 170 м.
Аниш Капур перед скульптурой «Марсий» в Турбинном зале Тейт. (c)The Telegraph
Гляжу в тебя, как в зеркало — до головокружения…
Но более всего зрители привыкли к нестандартным выпуклым зеркальным поверхностям искривлённых эллиптических скульптур из нержавеющей стали. Они искажают отражения, меняют архитектуру и наше пространственное восприятие. Работы сэра Аниша адресуются внутреннему и внешнему, тем психологическим состояниям, которые сопровождают движение тел в пространстве при приближении к этим не поддающихся описанию объектам.
«Облачные врата» (Cloud Gate) на площади AT&T Плаза в Миллениум-парке в Чикаго, 2004—2006 годы. В народе скульптуру называют «боб» или «фасолина». Состоит из 168 листов нержавеющей стали, отполированных так, что на внешней поверхности швы незаметны. Размеры — 10×20×13 м, вес — около 100 т.
Аниш Капур — один из самых влиятельных скульпторов своего поколения. Он родился в индийском Бомбее в 1954 году, живёт и работает в Лондоне. Учился в колледже искусств Хорнси, затем в аспирантуре школы искусств Челси в Лондоне. Последние крупные персональные выставки проходили в музеях Стамбула, Берлина, Сиднея, Парижа, Мумбаи, Нью-Дели и Лондона. Он представлял Великобританию на 44-м Венецианском биеннале (1990), где получил Premio Duemila. Годом позже выиграл престижнейшую премию Тёрнера, затем стал почётным стипендиатом Лондонского института и университета Лидса, университета Вулверхэмптона и Королевского института британской архитектуры. В 2003 году Капур был награждён Орденом Британской империи, а через десять лет произведён в рыцари за заслуги в изобразительном искусстве.
(c)Getty Images
В своих работах Аниш Капур объединяет рискованные формы и искусную инженерию, играет с масштабами. Огромные натянутые или спущенные оболочки из ПВХ; вогнутые и выпуклые зеркала, чьи отражения привлекают и поглощают зрителя; углубления, вырезанные в камнях и пигментированные таким образом, что исчезают при смене точки зрения — эти пустоты и выступы проявляют таинственные метафизические противоположности присутствия и отсутствия, сокрытия и откровения.
  • Аниш Капур, «Жёлтый», 1999 год. Стекловолокно, пигмент, 6 × 6 × 3 м
  • Аниш Капур, «Паутинка», 2014 год. Розовый оникс, 50 х 233 х 76 см

Формы, выворачивающиеся наизнанку, не окрашенные, а обогащённые цветом материалы как бы сводят на нет идею внешней поверхности, приглашают зрителя заглянуть внутрь, в воображаемое.

В ранних 1980-х безупречно пигментированные геометрические формы Капура вырастали из пола. В последнее десятилетие он создавал вязкие, кроваво-красные восковые скульптуры — кинетические и самогенерирующиеся, которые уничтожают собственные поверхности и взрывают тишину галерей. В них есть как отголоски мифологий древнего мира — Индии, Египта, Греции и Рима, — так и масштабных событий нашего времени.


На первом в Индии международном фестивале современного искусства Kochi-Muziris Biennale — 2012 Аниш Капур представил бесконечный чёрный водоворот под названием «Нисхождение». Представьте себе, заходите вы в здание, и посреди зала таинственная установка с грохотом вращает поток тёмной воды.

Для создания этого «джакузи» размером 260×320×320 см были привлечены 50 рабочих, которым понадобилась неделя, чтобы выкопать яму подходящего размера. При этом установка располагалась очень близко к морю, потому при раскопках приходилось следить за глубиной — чтобы дыра не заполнилась морской водой.



К Олимпийским играм 2012 года в Лондоне Капур вместе с Сесилом Бельмондом создал 115-метровую ArcelorMittal Orbit. Эта башня-скульптура вызвала негативное отношение некоторых критиков и публики. В ответ Капур пожимает плечами: «Мне кажется, это нормально. Эта башня слегка неуклюжа, но я думаю, что создал её именно потому, что хотел, чтобы она была слегка неуклюжей».

В 2011 году Капур сотворил «Левиафана» в парижском Большом дворце (Grand Palais). На эту гигантскую инсталляцию пошло 18 тонн ПВХ. Создание скульптуры обошлось в 2,3 млн фунтов стерлингов, и за 6 недель её осмотрели более 277,5 тыс. зрителей.
Ходить снаружи, ходить внутри…
Аниш Капур, «Левиафан» (2011), Гран-Пале, Париж.

(Фото французского Министерства культуры и коммуникаций)
Летом нынешнего года, как уже писал «Артхив», Аниш Капур готовит ещё один «дворцовый переворот», на этот раз — в Версале. До него персональной выставки в бывшей резиденции французских королей удостаивались Джефф Кунс, Такаши Мураками, Джоана Васконселос из Португалии и француз Ксавье Вейан.
Работа Ксавье Вейана в Версале «Большая карета», 2009 год. Листовой металл, сварка, акриловые краски; 280×1500×180 см. Фото © Florian Kleinefenn
Директор дворца Катрин Пегар (Catherine Pégard) подчёркивает, что Версаль — это не музей, не галерея, и не выставочное пространство, это совсем другая площадка, а потому выбрать художника для него непросто. «Капур был избран потому, что ему есть что сказать в данном случае», заявила она журналу The New York Times.
Аниш Капур и его работа «Первое тело» (2013, фото: Markus Schreiber/AP)
А Lisson Gallery, которая представляет Капура на протяжении последних 30 лет, считает, что он, возможно, «самый известный создатель британского паблик-арта, сочетающего рискованные формы и инженерное мастерство».
КомментироватьКомментарии
HELP