school_banner
Регистрация

Семейные портреты Людмилы Кузнецовой - Бурлюк

Мне нравится4       0  
Известный писатель и коллекционер Евгений Деменок представляет вашему вниманию исследование, посвященное Людмиле Бурлюк — сестре Давида Бурлюка, «отца русского футуризма», — с рисунками художницы из частного собрания.
В большой семье Бурлюков — трое братьев и трое сестёр, — все были причастны к искусству.
Старший брат, Давид, ещё в детстве всерьёз увлёкшийся живописью, приобщил к ней младших, Владимира и Людмилу.
Николай стал поэтом — и вновь по примеру Давида.
Даже младшие сёстры Надежда и Марианна были вовлечены в творчество — Надежда выставляла свои детские рисунки на втором «Салоне» Издебского, широко известен силуэт Хлебникова её работы.
Марианна, самая младшая сестра, родившаяся на пятнадцать лет позже Давида, имевшая, по словам жены Давида Бурлюка, Марии, «великолепное меццо-сопрано», училась в Москве пению — Бурлюк называл её «певицей-дилетанткой», и во время его «Большого Сибирского турне» она выступала со сцены со стихами Хлебникова, Северянина, Маяковского, Каменского и самого Бурлюка под псевдонимом «Пуантиллина Норвежская».
Даже Людмила Иосифовна, мать большого семейства, увлекавшаяся живописью, неоднократно принимала вместе с детьми участие в выставках — правда, под девичьей фамилией Михневич.
И всё же лишь один член семьи получил высшее художественное образование. Это была Людмила Бурлюк
«Людмила Бурлюк, родившаяся в 1885 году, проявила необычайные способности к рисованию в возрасте 13 лет», — писал в своих воспоминаниях Давид Бурлюк. «Летом 1902 года в Золотой Балке на Днепре, в Херсонской губернии, она рисовала обнажённой свою служанку, Дуняшу, и наши гости, Исаак Бродский и Николай Мартыщенко, студенты Императорской Академии искусств, были удивлены. Было решено, что Людмила будет сдавать экзамены в Академию этой же осенью. Диплом Академии давал множество привилегий, статус, стипендию и возможность учиться в Европе, получая хорошее денежное пособие. <…> Людмила успешно сдала экзамены и была зачислена в группу из 15 студентов, которые поступили без рекомендаций от провинциальных художественных школ и училищ».
В том году в Академию поступал и сам Давид Бурлюк, однако он провалился то ли на рисунке натурщика, то ли на натюрморте, получив место в конце зала и не сумев достаточно хорошо разглядеть предмет рисования единственным глазом.
«Людмила училась в Академии с большим успехом в зимний сезон 1902−1903 годов и продолжив обучение в 1903—1904 годах», — продолжает Бурлюк. «Осенью 1904-го она была зачислена в студию профессора Ционглинского. Весной 1905 года манера её живописи начала изменяться; мой брат Владимир и я начали использовать в своей живописи яркие и чистые цвета, и она, путешествуя на юг с берегов Невы через Москву, неоднократно посещала собрания братьев Морозовых и Щукина. Отношение профессоров Академии к её работам немедленно ухудшилось, однако весной 1906 года ей была оказана честь — она была приглашена в объединение „Мир искусства“ Сомовым и Серовым. Людмила также принимала участие во множестве организованных мной выставок, представив много холстов. Последней выставкой, в которой она приняла участие, была „Стефанос“ в Москве, в 1907 году. В феврале 1908 года она вышла замуж за скульптора В.В. Кузнецова… Кузнецовы были дружны с Ремизовыми, Мережковским и сёстрами Гиппиус. Все они были архаистами, ненавидящими всё новое, и вскоре Людмила стала относиться к нам как к „чужакам“. У Людмилы с Кузнецовым было четверо детей: Илья (1908), Кирилл (1912), Даниил (1914) и Василий (1915). Двое из них, Илья и Даниил, погибли во время Второй мировой войны, а Василий сошёл с ума в немецком плену. Кирилл стал архитектором и жив сейчас (Бурлюк писал эти воспоминания в начале 1960 — прим. автора), Людмила жила с ним в Москве в 1947 году».

…Тут Давид Давидович ошибается — несколько послевоенных лет Людмила Давидовна прожила с Кириллом и его детьми, Алексеем и Олегом, в Ленинграде. Я получил несколько писем от их соседей по ленинградской коммунальной квартире — Григория Романовича Ильмера и Евгения Львовича Барсука, подробно описывающих эти годы.
Людмила действительно участвует практически во всех выставках, которые организует или в которых принимает участие неистовый Давид Бурлюк. Людмила с братьями принимает участие в открывшейся 26 февраля 1906 года в зале Дворянского собрания на Николаевской площади в Харькове «VII выставке картин Общества харьковских художников в пользу голодающих», активное участие в организации которой принял Давид Бурлюк. Работы Людмилы были тогда подвергнуты разгромной критике со стороны харьковских журналистов, не привыкших ещё к авангардным работам — а Людмила в то время находилась под влиянием импрессионистов. По словам самого Давида Бурлюка, ранней весной 1906 года Людмила уже видела Щукинскую коллекцию и грезила Сезанном, «впрочем, эти грёзы сливались с твёрдой, талантливо перенятой выучкой болота академизма». В октябре того же 1906 года все Бурлюки участвуют в «XVII выставке картин Товарищества южно-русских художников» в Одессе, на Софиевской, 5. Согласно каталогу, Владимир выставил один этюд×Этюд – учебный набросок, который художник использует для изучения натуры. Эдакие прописи для художника, где все просто и понятно. Этюд пишется быстро, точно, схематично, буквально на коленке – это проверенный способ осязания мира и его каталогизации. Но статус этюда в истории искусства настолько неустойчив, что иногда он приобретает значение гораздо большее, чем финальная картина, для которой он служил подспорьем. Его окружают серьезной широкой рамой – и водружают на музейные стены. Так в каком же случае этюд – это ученическая разминка, а в каком – самостоятельное, живое и ценное, произведение? читать дальше , Давид — шесть, а Людмила — четыре этюда. На рубеже 1906−07 годов все Бурлюки приняли участие ещё в двух выставках. Это были «IV выставка картин «Союза русских художников» в Петербурге и «Blanc et noir» в Харькове. И если реакция петербургских критиков была, как обычно, довольно негативной, то харьковские журналисты отметили удачные портреты работы Людмилы Бурлюк. И на последующих выставках критика будет благосклонно относиться к портретам, выполненных Людмилой. Она останется прекрасным портретистом до конца своих дней.
Буквально через три месяца после «Blanc et noir», в конце марта 1907 года, в Городском музее Харькова открылась «весенняя» выставка картин Харьковского товарищества художников, в которой Давид и Людмила также участвовали. Критики похвалили «светло-зелёный пейзаж с сидящей под деревом женской фигурой» работы Людмилы.
В 1907 году семья Бурлюков переехала в Чернянку (Новая Маячка Таврической губернии), где Давид Фёдорович получил работу управляющего имением графа Мордвинова. Разумеется, неугомонный Давид сейчас же устроил выставку картин Бурлюков в Херсоне, в Народной аудитории Общества содействия физическому воспитанию детей. Было это в конце августа. На выставке были представлены 200 холстов работы Давида, Владимира и Людмилы. После Херсона Давид Бурлюк планировал перевезти выставку в Николаев и Херсон, однако эти планы не осуществились. И в конце сентября Давид и Людмила приняли участие в XVIII выставке картин Товарищества южно-русских художников в Одессе.
Бенедикт Лившиц, Николай Бурлюк, Владимир Маяковский, Давид Бурлюк и Алексей Крученых
В декабре 1907 года Давид Бурлюк вместе с Михаилом Ларионовым и Георгием Якуловым создают группу «Стефанос» (в переводе с греческого «Венок») и 27 декабря открывают групповую выставку в залах нового здания Строгановского училища на Рождественке, в Москве. В выставке, кроме Давида, участвуют и Владимир, и Людмила Бурлюки. В апреле-мае 1908 года работы Людмилы, Владимира и Давида выставлены в Санкт-Петербурге, на Невском проспекте, на выставке «Современные течения в русском искусстве», которую организовал Николай Кульбин. В этой же выставке участвовал Василий Кузнецов. И тут появились первые положительные отзывы.
Работы Людмилы и Давиды Бурлюк также были представлены на 36-й передвижной выставке картин (27 декабря 1907 — 10 февраля 1908 года, Исторический музей, Москва).
В ноябре 1908 года при активном участии Давида Бурлюка и Александры Экстер в Киеве, на Крещатике, 58, была открыта выставка «Звено». На ней среди прочих были выставлены работы Давида, Владимира и Людмилы Бурлюк.
Эта выставка стала предпоследней, в которой принимала участие Людмила Бурлюк, тогда уже ставшая Кузнецовой. Последней будет выставка в Праге за год до смерти, в 1967 году.
  • Людмила, Давид, Маруся и Марианна Бурлюк
  • Людмила, Давид и Марианна в Праге, 1957 год
…Выйдя замуж за Василия Васильевича Кузнецова, Людмила целиком посвятила себя семье и воспитанию детей. Василий Кузнецов быстро стал успешным скульптором. В 1908 году он, так и не окончив дипломную работу, вышел из Академии художеств; после этого карьера его развивалась стремительно. С годами он стал одним из ведущих художников в области монументально-декоративной скульптуры. Когда с началом Первой мировой войны новое строительство в России фактически приостановилось, Евгений Лансере пригласил Василия Кузнецова занять должность заведующего скульптурным отделением Императорского фарфорового завода, где он проявил себя самым выдающимся образом.
Василий Кузнецов продолжал заведовать скульптурным отделом завода до 1919 года. К этому моменту, спасаясь от беспорядков революционного Петрограда, Людмила с детьми уже переехала в село Аркадак Саратовской губернии (с 1963 года Аркадак стал городом). Весной 1919 года Василий Васильевич переезжает в Аркадак, к семье. Он восстанавливает связь с Государственным фарфоровым заводом (так с 1917 по 1925 год назывался бывший Императорский фарфоровый завод) и приступает к исполнению заказов, но вскоре заболевает желтухой, а затем тифом. В 1923 году Василий Кузнецов умер от тифа.

Людмила остаётся одна, с четырьмя детьми на руках. Она перебирается в Саратов, зарабатывая на жизнь рисованием и едва сводя концы с концами. Выполняет различные заказы, и в первую очередь рисует портреты. Именно в Саратове и нашли Людмилу уже после войны, в 1956 году, её сестра Марианна, её муж, чешский художник Вацлав Фиала и их сын, искусствовед и архитектор Владимир Фиала. По их приглашению осенью 1956 года она переехала в Прагу — практически без вещей, зато с котом Рыжиком.

На фото: Марианна, Владимир Фиала, Давид, Людмила и Маруся — 1962 год

Я беседовал с вдовой Владимира Фиалы, Ольгой. Она прекрасно помнит Людмилу Давидовну. Ольга Фиалова говорит, что Людмила была счастлива в Праге. Она нянчила внучатых племянниц, Итку и Яну, рисовала, писала стихи… В Чехословакии 68-летняя Людмила попала в совершенно другие условия — у неё была просторная комната в большом частном доме, в котором жила семья Фиала, она не нуждалась в деньгах и могла не беспокоиться о поиске средств к существованию.
Ольга Фиалова вспоминает, что каждое утро Людмила с Вацлавом раскладывали на большом столе листы бумаги и рисовали, рисовали… Людмила Давидовна полюбила Прагу. Она часто выходила в город и делала наброски, писала виды города, пражские черепичные крыши. За год до смерти, с 19 марта по 2 апреля 1967 года, в Культурном доме «Завадилка» в Праге состоялась последняя выставка живописи и графики Людмилы Кузнецовой-Бурлюк. Большой зал был заполнен пейзажами, портретами и натюрмортами, созданными Людмилой.

Людмила Кузнецова-Бурлюк была отличным портретистом, и в первую очередь графиком. За годы жизни в Праге она выполнила множество портретов членов своей семьи, часть из которых находятся теперь в моей коллекции. Это два портрета Марианны Бурлюк, в замужестве Фиаловой, первый из которых выполнен 30 ноября 1956 года, через несколько месяцев после приезда Людмилы в Прагу. В ноябре 1957 года она нарисовала Давида Бурлюка и его жену Марусю — карандашный портрет и портрет маслом. Бурлюк позировал для портрета в профиль, как он обычно это делал и для фотографий — он старался, чтобы левый, искусственный глаз не был виден. Именно осенью 1957-го «отец русского футуризма» приехал в Прагу и впервые увидел сестёр — после почти сорокалетней разлуки. Есть в моей коллекции и графический автопортрет Людмилы Кузнецовой-Бурлюк.

Марианна Бурлюк. Рисунок Людмилы Бурлюк

Людмила Давидовна Кузнецова-Бурлюк на год пережила Давида Давидовича — она умерла в Праге 1 февраля 1968 года и похоронена на кладбище LIBOC-VOKOVICE. Сегодня на кладбище LIBOC-VOKOVICE похоронены четыре представителя семьи Фиала, в том числе Марианна, и Людмила Давидовна Кузнецова-Бурлюк.

Автопортрет Людмилы Бурлюк

Давид Бурлюк. «Прага» (1957). Коллекция Евгения Деменка
На торжественном открытии 1 сентября 2016 г. мемориальной доски Давиду Бурлюку в Одессе по адресу: ул. Преображенская, 9, состоявшееся благодаря инициативе автора данной публикации, при поддержке городских властей и Всемирного клуба одесситов. На фото в центре — внучатая племянница Бурлюка — Яна Коталикова, которая приезжала из Праги, и Евгений Деменок (фото viknaodessa)
Евгений Деменок — писатель, культуролог, коллекционер и меценат, автор, в частности, книги «Новое о Бурлюках» (2014), готовит новое издание по теме. Иллюстрации (кроме оговоренных), включая работы Людмилы Бурлюк из коллекции, предоставлены автором.
Комментировать Комментарии
HELP