• Facebook
  • Vkontakte
  • Twitter
  • Ok
Войти   Зарегистрироваться

«Драгоценная оправа»: грандиозная выставка уникальных рам и облаченных в них шедевров в Третьяковской галерее

Мне нравится6  Поделиться    Поделиться    Твитнуть  В одноклассниках  
150 экспонатов, расположившихся на двух этажах Инженерного корпуса Третьяковки. Год подготовительных работ: искусствоведы разыскивали рамы, в которые картины были одеты тотчас после написания, а реставраторы возвращали им былое великолепие. Громкие имена: Маковский, Врубель, Репин, Верещагин… Выставка «Драгоценная оправа. Картина и рама. Диалоги», встречающая гостей до 30 ноября, обещает стать одним из самых необычных событий стартовавшего в сентябре арт-сезона.
Во-первых, экспозиция рассказывает об эволюции стиля рамы, которая и без всякого «внутреннего содержания», сама по себе является предметом декоративно-прикладного искусства. В поле зрения — огромный промежуток времени: с XIII по XXI век. Самые ранние экспонаты представляют древнерусское искусство: иконы с пышными окладами, киоты (шкафчики для хранения икон), фрагменты иконостасов.
Самые поздние — искусство прошлого и текущего веков. И модернисты, и представители «актуального искусства» не отказываются от рамы, хоть иногда пытаются буквально сломать стереотипное представление о ней. Автор одного из проектов современной части экспозиции — Олег Кулик.
Другая сюжетная линия выставки — сосуществование рамы и картины, рама как граница между художественным и реальным миром, между волшебством и обыденностью, как разъяснение, комментарий к картине, а иногда — и авторское примечание. Нередко художники лично разрабатывали рамы к своим полотнам, как, например, Маковский и Макаров:
Константин Егорович Маковский. В мастерской художника (в авторской раме)
В мастерской художника (в авторской раме)
Константин Егорович Маковский
1881, 212×155 см
Кстати, изучая перед выставкой авторскую раму Макарова к «Портрету неизвестной» его кисти, третьяковцы подкинули загадку историкам литературы: резной герб на раме принадлежит роду Лермонтовых — теперь придется выяснять, что же это за таинственная дама.
Иван Макаров. Портрет неизвестной (в авторской раме)
Портрет неизвестной (в авторской раме)
Иван Макаров
1860
Конечно, самые роскошные рамы украшают женские портреты, соперничая с красотой платьев и причесок героинь:
  • Тимофей Нефф, «Мечтание», 1840-е. Рама из хвои с фигурной лепкой, присыпкой и золочением.
  • Владимир Боровиковский, «Лизынька и Дашинька», 1794. Рама к картине выполнена во второй половине 19-го века; вероятно, из липы.
  • На раме к «Неравному браку» Пукирева мы видим флердоранж – цветки апельсинового дерева. Ими принято украшать и голову невесты
  • Не из того ли дерева, что является фоном для «Женского силуэта» Федора Боткина, выполнена и рама для картины?
Слева на фото — «Портрет императрицы Елизаветы Петровны» (1754) Георга Гаспара Преннера. Царственная особа тут — что называется цветущая, так что золотая рама — это было бы слишком:
Центр экспозиции — «Прием волостных старшин императором Александром III во дворе Петровского дворца» Ильи Репина. Рама, специально изготовленная для этого масштабного полотна, — сама по себе шедевр. Кроме золоченого орнамента, ее украшают гербы всех волостей, чьи представители чествовали императора, а на специальной вставке запечатлена речь, которую император произнес перед старшинами.
Любопытен шифр рамы к еще одной репинской картине, «Портрету великого князя Константина Константиновича Романова» (1891) — на фото справа. Выведенные на раме даты (15 декабря 1883 — 23 апреля1891) указывают на годы службы князя в Измайловском полку. А углы рамы стилизованы под горжет — шейный офицерский знак (у каждого полка был свой особенный узор): присмотритесь к воротнику на мундире князя.
Врубель для своего «Демона поверженного» разработал раму с использованием бархата — он усугублял трагическое звучание полотна. Саму картину отреставрировали восемь лет назад, и с тех пор она выставлялась в современной раме. Но к новой выставке восстановили подлинную оправу — теперь «Демон» снова одет в песочный с розоватым отливом бархат: ровно такой изображен и на хранящемся в Третьяковке эскизе знаменитой картины, где художник сразу изобразил и задуманное обрамление:
А вот картина Николая Рериха «Гонец. Восстал род на род» одета практически в рубище — в мешковину. И это еще не самый приземленный материал. Современные художники для изготовления «драгоценной оправы» используют даже строительную пену.
Третьяковская галерея подошла к организации выставки основательно. Перед открытием зрителей развлекали тизерами (два из них приведены выше). Параллельно с выставкой в музее посвященные этому проекту выставки пройдут на железнодорожных вокзалах Москвы. В самой же Третьяковке посетителей этой экспозции заманивают еще и в залы с постоянной экспозицией: включенные в «рамочный» проект картины «Христос в пустыне» Крамского, «Демон поверженный» Врубеля, «Апофеоз войны» Верещагина, «Что есть истина? Христос и Пилат» Николая Ге, «Ожерелье» Виктора Борисова-Мусатова, «Неравный брак» Василия Пукирева остались на своих постоянных местах и, вместе с рамами, ждут там гостей.
Непременно стоит заглянуть и в лавку при галерее. Там можно обнаружить изданную специально к выставке детскую книгу «Про рамы и картины». Также выпущен внушительный каталог к выставке и очередное издание из серии «История одного шедевра», которое в этот раз посвящено картине Репина «Прием волостных старшин…» и ее многозначительной раме.
Кстати, наиболее интересные и авторитетные книги о рамах и картинах стали экспонатами выставки. Самое броское, доходчивое и точное высказывание на этот счет, кажется, принадлежит одному знаменитому в арт-кругах испанцу:
Связь между картиной и рамой не случайна: они нуждаются друг в друге. Полотно без рамы похоже на ограбленного и донага раздетого человека. Смысл при этом переливается через край холста и улетучивается с воздухом… Но не надо путать связь между рамой и холстом, с одной стороны, и одеждой и телом, с другой; хотя это первое, что приходит на ум. Рама — вовсе не одежда картины уже хотя бы потому, что одежда скрадывает тело, тогда как рама выставляет картину напоказ
Рама не привлекает взгляды к себе, а лишь конденсирует их, чтобы потом излить на полотно…
Произведение искусства — это остров воображения, со всех сторон омываемый реальностью. Потому область эстетического и должна быть отделена от окружающей жизни. Нельзя просто шагнуть с привычной земли под ногами на землю в картине. Больше того, нечеткость границ между художественным и повседневным ощущаешь как безвкусицу. Полотно без рамы, затертое среди обиходных вещей, теряет красоту и силу. Нам не по себе, когда реальная стена вдруг обрывается, и мы без предупреждения, с маху попадаем в нереальное пространство картины. Не хватает шлагбаума. Это и есть рамка.
ХОСЕ ОРТЕГА-И-ГАССЕТ, испанский философ
Выставка, посвященная рамам, в Третьяковке проходит впервые. Но интересовались ими здесь всегда. Взгляните на сделанное в далеком 1902 году в Городской художественной галереи Павла и Сергея Третьяковых фото. Сразу ведь и не поймешь — это выставка картин или выставка рам, правда?
  • Третьяковская галерея, 1902 год.
  • Третьяковская галерея, выставка «Картина и рама», 2014 год.
Фото с выставки: tretyakovgallery.ru, страница Третьяковской галерее в Фейсбуке, interviewrussia.ru
Автор: Наталья Кандаурова
Понравилась статья? Поделитесь с друзьями
Мне нравится6  Поделиться    Поделиться    Твитнуть  В одноклассниках  

Комментарии

Для комментирования необходимо указать и подтвердить электронную почту или телефон
loading...

Артхив не только интересно пишет об искусстве, это целая социальная сеть с огромными возможностями. Регистрируйтесь и получайте информацию из первых рук

Зарегистрироваться

подписывайтесь на наши новости любым удобным способом: