Регистрация

Любимица Востока или изгой Средневековой Европы: обезьяна - символ в искусстве

Мне нравится6  Поделиться    Поделиться    Твитнуть  В ОК  
Обезьяны — экзотические животные из далеких краев, — были распространены в Западной Европе уже с раннего средневековья. Об этом свидетельствуют документы, да и в изобразительном искусстве обезьяны встречаются довольно часто. Что же так привлекало людей и художников в этих животных? Какое место они занимают в ряду символов и о чем говорят поклонникам искусства?
Давид Тенирс Младший. Фестиваль обезьян
Фестиваль обезьян
Давид Тенирс Младший
Европа была захвачена приматами — такой вывод напрашивается, когда рассматриваешь иллюстрации древних манускриптов и картины старых мастеров. И отчасти это верно. В тринадцатом веке обезьяны обитали даже при соборе Нотр-Дам в Париже! Обученных «куртуазным манерам» и искусству турнирного боя зверей часто водили гистрионы (бродячие скоморохи) на потеху простому народу.


В Средневековой Европе одомашненных обезьян содержали при королевских дворах и в богатых домах как атрибут достатка. Зверьки жили в монастырях, и, даже, церквях.

По дороге в преисподнюю

Франс Франкен Младший. Человек делает выбор между Добродетелью и Грехом
Человек делает выбор между Добродетелью и Грехом
Франс Франкен Младший
При всей популярности этих забавных животных, церковь не питала к ним пиетета. Корни столь негативного отношения уходят в раннее христианство, когда в Древнем Египте («стране тьмы», из которой, согласно Ветхому завету, бежал Моисей) поклонялись богу Тоту в образе павиана.
В 391 г. в Александрии после погрома язычников христиане оставили лишь одну статую священного павиана, дабы иметь возможность демонстрировать всему миру идолов «неверных». С утверждением же христианства обезьяна стала признанным врагом церкви, и в проповедях слова «дьявол» и «обезьяна» подчас употреблялись как синонимы.
Лукас Мозер. Алтарь св. Магдалины, общий вид
Средневековая мораль на столетия заклеймила ни в чем не повинных животных, определив им четкое амплуа. Например, в одной из ранних европейских миниатюр (XV в.) в сюжете сотворения Богом животных только обезьяну оставили справа от Создателя как антагониста единорога. Так противопоставили силы добра и зла!
В картине Лукаса Мозера «Мария с младенцем», как и в его же «Последнее общение Марии Магдалины» (алтарь), обезьяна также специально введена как антипод образа Христа.
Альбрехт Дюрер. Мадонна с мартышкой
Мадонна с мартышкой
Альбрехт Дюрер
1497, 12×19 см
Таков же смысл «Мадонны с обезьяной» великого Альбрехта Дюрера: младенец сидит на руках с птичкой, обезьяна расположена с другой стороны, конечно, у ног Богоматери, опять же, как противопоставление. На картине Израэля фон Меккенема «Явление Христа народу» обезьяна прикована цепью к решетке окна тюрьмы и размещена на переднем плане на одной линии с Христом, но напротив него.
Израэль фон Меккенем. Ecce Homo
Ecce Homo
Израэль фон Меккенем
XV век

Змей или обезьяна? Кто все-таки виноват в грехопадении?

Еще Августин Блаженный в IV в. от Рождества Христового проповедовал, что дьявол — это «божья обезьяна»: коварен, жесток, беспощаден и похотлив. Особенную популярность обрело последнее свойство приматов. Даже Сонники, выходившие в IX—XIII вв., толковали явление обезьяны во сне как знак предстоящей «Приятности».
Аллегория×Торжественные, скорбные и величальные, радостные и задорные мелодии очаровывали людей с незапамятных времен, помогая в радости и горе. Тот миг в истории человечества, когда гармония звуков превратилась в музыку, а человек оторвался от будней и, напевая незамысловатый мотив, начал мастерить инструменты, остался не замеченным. В дальнейшем музыка и ее носители претерпели взлеты и падения: от вознесения в рай небесный до низвержения в ад греховный. И сама музыка и инструменты с тех пор стали носителями особого кода, символами различных понятий. читать дальше изображения обезьяны — воплощения греха похотливости, прослеживается во многих сюжетах.
Джованни Стефано Ди. Поклонение волхвов
Поклонение волхвов
Джованни Стефано Ди
1432
Так, на картине Стефано ди Джованни «Путешествие волхвов» перед караваном с дарами Гаспара, Мельхиора и Бальтазара на спине одной из лошадей восседает обезьянка. Не исключено, что, автор хотел подчеркнуть экзотичность подношения младенцу Христу. Но, учитывая активное использование языка символов в сакральной живописи, наиболее вероятно, что беззащитная мартышка означает чувственную, животную природу человека, которой теперь, с рождением Спасителя, суждено склониться перед Ним.
Этот тезис легко распознается в центральной панели триптиха в церкви Гуммаруса в Лире (Бельгия) кисти Госсена ван дер Вейдена (1516). В сцене бракосочетания девы Марии в левом нижнем углу изображена обезьянка обнимающая собачку
В XVI в. обезьяна стала часто появляться в сцене грехопадения Адама и Евы, хотя по Библии в этом эпизоде ее присутствие не предусматривается. Впрочем, если логично рассудить: кому ж, как не бесцеремонной обезьяне с ее похотливостью, пристрастием к фруктам, кому же еще, как не ей, провоцировать перволюдей вкусить запретный плод! Откровенная плодовитость павиана, столь ценимая древними, теперь стала одним из «доказательств» греховности, исходящей от дьявола.
Корнелис ван Харлем. Грехопадение
Грехопадение
Корнелис ван Харлем
1592
Ян Госсарт. Адам и Ева в саду


Неудивительно, что в сцене грехопадения кисти Яна Госсарта (Ок. 1525) мы находим обезьянку, сидящую у подножия Древа познания за спиной Адама. Правда, она поедает грушу, как бы пародируя нарушение запрета вкушать от Плода Познания добра и зла.
С наступлением эпохи Возрождения, в XVI в., официальное преследование обезьян церковниками ослабилось. То ли сексуальность уже перестала быть смертельным грехом, то ли животворный дух Ренессанса смог нанести сокрушительный удар по мракобесию, но изображения обезьян появились даже в соборах (правда, крайне редко) в Кельне, Лондоне, Монсе. Именно с этих времен обезьяна все чаще не дьявол, но его жертва, грешник, падший ангел. А в мистериях уже и вовсе обезьяна являла собой состояние человека перед тем, как в него вошла душа.

Скованные одной цепью

Беспокойный нрав мартышек приносил их владельцам немало хлопот. Французы надолго запомнили, как в 1288 веке в здание суда герцогства Бургундия забрались обезьяны и уничтожили весь архив. Во избежание подобных случаев «разбойников» стали просто держать на цепях. Даже обезьяна королевы Изабеллы Баварской была прикована к деревянной миске. А вот художники усмотрели в этом образе дидактический потенциал. И вот уже деревянная колода означает мирские удовольствия, а лишенный свободы неповинный зверек — «укрощенный грех».
Питер Брейгель Старший. Две обезьяны
Две обезьяны
Питер Брейгель Старший
23×20 см
Именно в этом ключе трактуется один из самых популярных сюжетов Питера Брейгеля Старшего — «Две обезьянки» (1562)
Большинство искусствоведов склонны, интерпретировать картину как аллегорию человека, порабощенного страстями, уже даже не стремящегося к свободе, а довольствующегося «жалким пиршеством из трех орехов», воплощающих в себе земные блага.
Ганс Гольбейн Младший. Портрет принца Эдуарда
Алонсо Санчес Коэльо. Инфанта Изабелла Клара Евгения, дочь Филиппа II
Исходя из вышесказанного, не трудно расшифровать смысл, заключенный в «Портрете принца Эдуарда» Ганса Гольбейна (1541- 1542): мартышка на руках юного принца Уэльского указывает на то, что тот прекрасно владеет своими страстями, хотя он почти еще ребенок.
Да и Инфанта Изабелла, дочь Филиппа II, по всей вероятности, тоже демонстрирует умение сдерживать эмоции и желания.
Алонсо Санчес Коэльо. Инфанта Изабелла Клара Евгения и Магдалена Руиз
Инфанта Изабелла Клара Евгения и Магдалена Руиз
Алонсо Санчес Коэльо
1586, 207×129 см
Мартышку, как укрощенную греховность, можно обнаружить и на картине Хальса Дирка «Fete Champetre» («Праздник на природе», 1628). Веселая компания отдыхает, сидя за столом и музицируя. Однако центром всей этой живописной группы является… обезьянка, прикованная к стулу — несомненное олицетворение обузданной чувственности.
Дирк Халс. Fete Champetre
Fete Champetre
Дирк Халс
1627
Правда, в зависимости от контекста, этому образу подчас придают прямо противоположное значение — «добровольная приверженность к греху». Немудрено, что в XV веке даже слово «обезьяна» в Европе использовали как синоним «распутной женщины», а сами зверьки стали традиционной принадлежностью итальянских куртизанок. Короли и герцоги дарили своим фавориткам мартышек — сувенир не без подтекста!
Петер Герритс ван Ройстратен. На кухне
Изображение обезьяны как воплощение греха вожделения, чувственной распущенности обрело популярность в нидерландской и голландской живописи XVI — XVII вв. Подтверждение этому можно увидеть на картинах Петера Герритса ван Ройстратена («Распущенные повара», «Предложение»): бесцеремонная обезьянка заглядывает под юбку молодой женщины.
Петер Герритс ван Ройстратен. Предложение
Предложение
Петер Герритс ван Ройстратен
VIII век

Даже одетая в пурпур обезьяна останется обезьяной

Человек всегда страдал завышенной самооценкой, и обожествляемые на Востоке зверьки пугали европейцев своим очевидным с ними сходством. Что неудивительно, поскольку мы относимся к одному и тому же отряду млекопитающих! Но это маленькое вертлявое создание еще и ведет себя, как пародия на человека: корчит рожицы и мастерски передразнивает. В Европе (в отличие от Востока) никому и никогда не приходило в голову сравнение: ты умен, как обезьяна или же красив. Вместо этого ее сделали главным персонажем язвительных басен, уродливой карикатурой, олицетворением человеческих пороков — таких, как глупость, тщеславие, жадность и лень, плюс еще и кокетство, любопытство, легкомыслие и болтливость, если речь идет о женщине.
А если о художнике? Мартышкины способности передразнивать, начиная с эпохи Средневековья, дали основания сделать ее своеобразным символом живописи и скульптуры.
Дело в том, что искусство художника издавна воспринималось как мастерство копирования окружающего мира.
Жан Батист Симеон Шарден. Обезьяна-художник
Обезьяна-художник
Жан Батист Симеон Шарден
XVIII век
Латинский афоризм «Ars simia naturae» («Искусство — обезьяна природы») особенно пришелся по душе художникам XVII века. Программным в этом смысле можно назвать картину Жана Батиста Симеона Шардена. Главное действующее лицо — лукавая обезьяна, пытающаяся нарисовать разбитую статуэтку Амура.
Франс Франкен Младший. Без названия
Без названия
Франс Франкен Младший
В антропоморфных сюжетах художники увидели безопасную возможность высмеивать человека. Обезьяны стали изображаться уже не только рисующими, будто художники, но и сидящими за обеденным столом, играющими в карты или на музыкальных инструментах, кутящими, пляшущими, катающимися на коньках и т. д.
Обезьяна стала alter ego человека, воплощением его наихудших грешных качеств и в лучшем случае — его невинных слабостей. Фламандские мастера в XVII в. даже создали особый жанр так называемых «обезьяньих пиров» (Simmenfeest). У его истоков стоял, в том числе, и Ян Брейгель Старший (Бархатный). Много работал с рассматриваемым сюжетом Франс Франкен (заглавная иллюстрация) и Давид Тенирс Младший. Например, на картине «Обезьяны в кухне» как в сатирическом слепке с жизни людей просматривается четкая иерархическая лестница. Главарь — восседает на табурете, возвышаясь над соплеменниками. За ним притаились заговорщики. Все у них как-то совсем по человечески!
Франс Франкен Младший. Обезьяны играют в триктрак
Обезьяны играют в триктрак
Франс Франкен Младший
XVII век

Что обезьяна может сказать о вкусе имбиря?

Суетность мартышки также стала пресловутой, особенно в контексте скептического отношения к человеческому стремлению все познать. В картине неизвестного художника фламандской школы «Ценители в комнате с картинами» (1620) изображена вымышленная частная галерея. Богатые покупатели внимательно рассматривают картины. Но откуда и зачем в окне появилась мартышка? Мартышка — символ глупости человеческих стараний, тщетности стремления к земным знаниям: вместо того, чтобы праздно разглядывать диковинки, людям бы следовало проводить время в молитвах и подготовке к вечной жизни — считает автор.
Начиная с эпохи Возрождения, с появлением моды на аллегории пяти чувств в гуманистических кругах, обезьяна нередко выступала атрибутом… вкуса!


Ян Брейгель Старший. Аллегория пяти чувств
Аллегория пяти чувств
Ян Брейгель Старший
К концу XVIII века, с утверждением в живописи величественного академического стиля, мода на картины с очеловеченными обезьянами прошла.
Однако символика этих образов хорошо укладывается в традиционные представления о человеке и его грехах и в последующие столетия. Поэтому нет ничего удивительного в том, что для своих полотен Уильям Холбрук Бёрд выбрал именно эти создания.
Уильям Холбрук Берд. Знакомство с родителями
Знакомство с родителями
Уильям Холбрук Берд
XIX век
Уильям Холбрук Берд. Без названия
Без названия
Уильям Холбрук Берд
XIX век
Обезьянка — частый мотив в работах мексиканской художницы Фриды Кало. В отличие от западноевропейской традиции, в которой обезьянки символизируют сладострастие, в ее произведениях это всегда беззаветно преданный друг, «заместитель» столь желанного ребенка, которого у Фриды никогда не было.
Фрида Кало. Две обнаженные в лесу
Две обнаженные в лесу
Фрида Кало
1939, 25×30.5 см
Антропоморфизм и сегодня не вышел из моды. Из дьявольского отродья и воплощения похотливости, острой сатиры на человеческие слабости десятилетия атеизма изменили отношение к обезьянам. Немаловажную роль в этом сыграло сближение с культурой Востока, где все звери наделены не только положительными, но и волшебными качествами. А популярность гороскопов и вовсе сделала «родными» даже тех животных, о которых многие и не помышляли.
Майкл Паркес. Священный обряд
Священный обряд
Майкл Паркес
Титульная иллюстрация: Давид Тенирс Младший. Обезьяны
Автор: Елена Настюк
Понравилась статья? Поделитесь с друзьями
Мне нравится6  Поделиться    Поделиться    Твитнуть  В ОК  

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
loading...

Артхив не только интересно пишет об искусстве, это целая социальная сеть с огромными возможностями. Регистрируйтесь и получайте информацию из первых рук

Зарегистрироваться

подписывайтесь на наши новости любым удобным способом:

HELP