Регистрация
Иван Цветаев
«…И было тихое торжество радости: не папе дарят что-то сейчас сильные мира сего, а он дарит всем, кто сейчас здесь, всей России — созданный им музей!..» (Анастасия Ивановна Цветаева).
искусствовед (с 1880-х годов),
основатель нынешнего ГМИИ им. Пушкина, его директор и куратор (с 1890-х годов)
Иван Владимирович Цветаев (1847−1913) — искусствовед, ученый-историк, археолог, филолог, профессор и, наконец, создатель и первый директор Музея изящных искусств имени императора Александра III при Московском императорском университете (теперь — Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина).

Один из четырех сыновей сельского священника (мать умерла рано), Иван Владимирович тоже готовился к духовной службе. Однако же в юности он основательно увлекся изучением латыни и древнегреческого, и это несколько увело его от богословия — к великолепной, сияющей античности. Следовательно, на классическое отделение Санкт-Петербургского университета.

Столица поразила Цветаева своей архитектурой и музеями. Окончив университет с золотой медалью, он еще два года после этого провел в странствиях по западноевропейским музеям. В результате чего оформилось понимание (зародилось оно, надо думать, еще раньше): Москве нужен настоящий публичный музей, в котором люди любого достатка смогут своими глазами увидеть лучшие произведения искусства со всего мира. Как это сделать? С помощью целиком идентичных копий! Делались эти копии преимущественно из гипса, но для отдельных случаев использовались и другие материалы: дерево, камень.
В 1894 году состоялся первый съезд русских художников и любителей художеств, посвященный передаче Москве картинной галереи братьев Третьяковых. На тот момент Иван Цветаев был уже уважаемым человеком и авторитетным ученым мирового уровня: кандидат наук, доцент с более, чем двадцатилетним опытом преподавания, почетный член Болонского университета, автор внушительных исследований по филологии, признанных зарубежными учеными. Так что Иван Владимирович воспользовался своим влиянием и произнес судьбоносную речь, призвав совместными усилиями создать новый музей изящных искусств в Москве на основе Кабинета (Музея) изящных искусств и древностей Московского университета, который имел коллекцию античных ваз, нумизматическую коллекцию, слепки с античной скульптуры и небольшую специальную библиотеку.

Особого энтузиазма публика не проявила, однако же был объявлен конкурс на проект музея. В конкурсе победил архитектор Роман Клейн, а местом для возведения музея был определен Колымажный двор. Большую роль здесь сыграл великий князь Сергей Александрович (Романов) — он активно способствал созданию музея и укреплению его общественного статуса.
«…Музей предлагается составить из: I Отделения архитектуры; II Отделения скульптуры; III Отделения живописи; IV Нумизматического кабинета и отделения древних ваз и мелких древностей; V Библиотеки по всем отраслям искусства; VI Аудиторий для лекций по истории искусства…» И. В. Цветаев 1893 г
В том же 1894-м московский меценат Козьма Солдатёнков оплатил гипсы для музея из Мюнхенской глиптотеки. Цветаев, которого современники описывали как человека весьма тихого, мягкого и обходительного сверх всякой меры, на удивление всем обнаружил талант организатора и тонкого психолога: он искусно убеждал безутешных вдов, купцов-скупердяев и даже самого императора Николая II принять участие в финансировании будущего музея. Участие императора, пусть и не такое значительное, как можно было ожидать (Николай II выделил музею 300 тысяч рублей — сегодня это было бы около 300 млн), сыграло решающую роль: люди поверили, что дело серьезное и достойное, — и жертвовать стали охотнее. Императора, не учитывая влияния его дяди Сергея Александровича, «подкупили» тем, что музей будет назван в честь его отца императора Александра III, скончавшегося совсем недавно; остальные же спонсоры в обмен на свою поддержку получали именные залы.
«Весною 1895 года граф Витте мне грубо и надменно отказал во всякой поддержке этому Музею, сказавши, что „народу нужны „хлеб да лапти“, а не ваши музеи“. После многочисленных переговоров Витте согласился лишь на 200 т.р.» (из дневника Цветаева)
Так продолжалось вплоть до 1897 года: ежедневные завтраки, обеды и ужины с «нужными» людьми, бесконечно терпеливые увещевания и деликатные внушения — пока Иван Цветаев не познакомился с собственником стекольных заводов Юрием Нечаевым-Мальцовым, ставшим главным покровителем музея.

«Не знаю почему, по непосредственной ли любви к искусству или просто „для души“ и даже для ее спасения (сознание неправды денег в русской душе невытравимо), — во всяком случае, под неустанным и страстным воздействием моего отца (можно сказать, что отец Мальцева обрабатывал, как те итальянцы — мрамор) Нечаев-Мальцев стал главным, широко говоря — единственным жертвователем музея, таким же его физическим создателем, как отец — духовным. (Даже такая шутка по Москве ходила: „Цветаев-Мальцев“)», — писала дочь Ивана Владимировича — поэтесса Марина Цветаева.

В августе 1899 музей был торжественно заложен, и только в 1912 — открыт. За это время было собрано колоссальное количество экспонатов-копий, проделана титаническая работа и неоднократно побеждены злые козни судьбы. Так, в 1904 музей горел: было уничтожено более полутораста ящиков с экспонатами из гипса и бронзы. В 1910 министр народного образования Шварц отчего-то решил во что бы то ни стало погубить Цветаева и обвинил его в «служебном нерадении» (случилась какая-то музейная кража). Виновного нашли, Цветаева оправдали, но в музей (Румянцевский, в котором работал на тот момент Иван Владимирович) зачастили ревизии — пока, наконец, не удалось Шварцу освободить Цветаева от обязанностей директора Румянцевского и Московского публичного музеев. Цветаева и это не сбило с ног: он написал и предъявил Сенату книгу «Московский Публичный и Румянцевский музеи. Опыт самозащиты И. Цветаева, быв. директора сих Музеев». В деле, наконец, разобрались, и с профессора Цветаева сняли все обвинения.
Была и личная беда: в 1906 году ушла из жизни вторая жена Ивана Владимировича — Мария Александровна. Для нее музей был почти таким же делом жизни, как и для ее супруга. Недаром их дочь поэт Марина×Марина – это вид пейзажа, на котором изображено море. Также маринами называют конкретные картины или гравюры морской тематики. Слово «марина» (итал. marina) произошло от латинского marinus – морской. читать дальше Цветаева называла московский музей «наш гигантский младший брат»: вся семья Цветаевых жила этим музеем.
На фото вверху: Портал в соборе Либфрауенкирхе в немецком городе Фрейбурге (Саксония), возведенный в конце первой трети XIII века, — слепок, который и сейчас можно увидеть в Пушкинском музее.

На фото внизу: Слепки древнеегипетских рельефов (IX век до н.э., подлинники хранятся в Британском музее).
Многие слепки для московского музея были сделаны впервые. Его собрание, таким образом, включило в себя скульптурные произведения классических эпох и фрагментов архитектурных сооружений, а также коллекцию древнеегипетских памятников (приобретенную у известного египтолога Голенищева) и небольшую подборку итальянской живописи. В 1924 году собрание было дополнено коллекцией западно-европейской живописи из Румянцевского музея, включавшей более 500 картин, а также подборкой Дмитрия Хомякова (рисунками, гравюрами, монетами, медалями и литературой по искусству). Конечно, формирование коллекции ГММИ им. Пушкина не прекращается и по сей день.
Автор: Юлия Власкина
Понравилась статья? Поделитесь ей в Артхиве и в других соцсетях
Мне нравится2  Поделиться    Поделиться    Твитнуть    В ОК  
loading...

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
HELP