Регистрация
Тема в Артхиве
Искусство детям
4 статьи  •  2 теста
Алексей Александрович Бахрушин
- Коллекционировать только через антикваров, не выискивая самому, не интересуясь глубоко, — занятие пустое, неинтересное, а если собирать старину, то только при условии глубокого личного интереса к ней.

Алексей Александрович Бахрушин

Мне нравится1       0  
- Коллекционировать только через антикваров, не выискивая самому, не интересуясь глубоко, — занятие пустое, неинтересное, а если собирать старину, то только при условии глубокого личного интереса к ней.
Одна из немногих коллекций старой Москвы, которая сохранилась до наших дней — нынешний Театральный музей, созданный Алексеем Александровичем Бахрушиным. Русский купец-мануфактурщик, гласный Московской городской думы, меценат, член Московского биржевого общества и Русского театрального общества, Алексей Бахрушин начал коллекционировать предметы, связанные с театральным искусством… на спор! В 1890 году между ним и купцом Купреяновым было заключено пари: кто за месяц соберет больше предметов, имеющих отношение к истории русского театра, тот и молодец. Пари выиграл Алексей Бахрушин, и с тех коллекционирование театральных раритетов стало смыслом его жизни.

Источник семейного богатства

Родовое дерево семьи Бахрушиных выросло на землях Рязанской губернии. Предания гласили, что первый христианин в семье при крещении взял себе фамилию по имени отца-мусульманина, которого звали Бахруш. Начиная с 16 века предки семьи жили в Зарайске. Только в 1821 году Алексей Федорович Бахрушин, который считается основателем династии, загрузил скарбом единственную подводу и перевез семью в Москву, в Кожевники. Здесь он купил маленькое кожевенное производство, которое к 1834 году превратилось в завод, а год спустя его хозяин был занесен в списки московского купечества.


Алексей Федорович и Наталья Ивановна Бахрушины. Портрет×Портрет – реалистичный жанр, изображающий существующего в действительности человека или группу людей. Портрет - во французском прочтении - portrait, от старофранцузского portraire — «воспроизводить что-либо черта в черту». Еще одна грань названия портрет кроется в устаревшем слове «парсуна» — от лат. persona — «личность; особа». читать дальше работы неизвестного художника. Первая половина ХIХ века

Производство Бахрушина было оснащено по последнему слову техники: паровая машина с подведенным к ней водопроводом, а еще — первая в Москве кирпичная труба, самая высокая в городе. Не исключено, что именно эта труба стала прообразом крылатого выражения «вылететь в трубу» — завистников у купца-новатора было много. Алексей Федорович был передовым человеком и во взглядах: он стал одним из первых московских купцов, который сбрил бороду (пускай и на спор), а также собственноручно резал ножницами слишком длинные полы сюртуков троих своих сыновей. Притом дела велись по старинным купеческим традициям, а отец учил своих детей: «Вы знали нужду со мною вместе, умейте же уважать ее и у других; никогда не говорите о человеке чего-нибудь, что может повредить его доброму имени, или деловым отношениям и благосостоянию. Если что и услышите, знайте про себя».


После кончины Алексея Федоровича его наследники — жена Наталья Ивановна и трое сыновей — Алексей, Петр и Василий — убедились, что предприятие практически действительно «вылетело в трубу». Завод оказался заложен, а имущество — в долгах: средства на модернизацию брались под проценты, производство окупиться попросту не успело. Опытные купцы советовали обанкротить предприятие, однако же семья во имя доброго имени покойного отца решила спасать положение. Наталья Ивановна была истинной купчихой, начала вести дела, опираясь на сыновей — и преуспела.

Профессиональные благотворители

Доходы семьи росли, по долговым распискам расплатились — пришло время задавать вопрос: что дальше? Братья пристроили к заводу суконную фабрику, расширили торговлю шерстью, тканями, шерстяной ватой, кожами. Семья была истинно верующая, непьющая, патриархальная, с налаженной жизнью внутри и вовне. Деньги вкладывали в земельные участки и доходные дома, а по итогам года часть денег шла на благотворительность — так завещал отец. Если брату не хватало денег на благое дело, он шел к главе семьи (после кончины матери это был старший брат Петр Алексеевич), и бил челом (в прямом смысле этого слова!), просил недостающую сумму. И получал ее.

Системность выделения средств на добрые дела сделала Бахрушиных «профессиональными благотворителями» — так их называли в Москве.
У среднего из братьев, Александра Алексеевича Бахрушина (1823—1916) и его жены Елены Михайловны (урожденной Постниковой) было шестеро детей — трое дочерей и трое сыновей: Владимир, Сергей и Алексей. Наш рассказ — о самом младшем.
Алексей Александрович Бахрушин, как и его братья, учился в гимназии Креймана. Науки давались ему нелегко; например, в 4 классе в его аттестате красовались преимущественно тройки. В конце концов Алексей после 7 класса решил оставить гимназию, а отцу сказал, что обирается посвятить себя семейному делу и идет работать на завод. Вероятно, такая аргументация спасла семейство от большого скандала.
А.А. Бахрушин. Харьков. 1890
Источник фото: gctm.ru

Отныне Алексей ранним утром уже шел на работу, на завод, где помогал отцу вести дела. Но вечером… Вечером к его услугам были все театры Москвы. Поощряемый матерью, он с юных лет обожал оперу и балет, а с годами стал большим поклонником актерской труппы Малого театра. Модник и щеголь, Алексей Бахрушин имел успех у дам, играл в любительских спектаклях.

Доброму вору все в пору

Как мы упоминали в самом начале истории, началом коллекции Алексея Бахрушина, посвященной театру, стало пари. Войдя во вкус, Алексей Александрович стал собирать буквально все: афиши и программки, костюмы и маски, автографы и фотографии, личные вещи актеров. В поисках вожделенных предметов Бахрушин регулярно совершал обход антикварных лавок, навещал старьевщиков на Сухаревском рынке и, будучи за границей, непременно привозил для своего собрания что-то новенькое. Сами актеры часто дарили увлеченному коллекционеру интересные вещицы, которые тот принимал с благодарностью.


Николай Харитонов. Ф. И. Шаляпин в роли Бориса Годунова (фрагмент). 1916


«Доброму вору все в пору. Там разберемся!» — любил говаривать Алексей Бахрушин, принимая в подарок очередной раритет. За каких-то четыре года Алексей Бахрушин составил собрание, которое не стыдно было презентовать московской театральной общественности. Коллекция первый раз была показана узкому кругу друзей и близких Бахрушина 30 мая 1894 года, а уже 29 октября того же года стала доступна широкой публике. С этого дня начинается биография первого московского литературно-театрального музея. И по сей день Театральный музей расположен в особняке Бахрушина на бывшей Лужнецкой, а нынче Бахрушинской улице, и носит имя своего основателя.


Бахрушин на деле доказал, что коллекционерами национального и мирового масштаба и основателями музеев не рождаются, а становятся. До появления музея Бахрушин был, скорее, любителем, в его увлечении не было ничего необычного: коллекционирование и собирательство было вполне рядовым занятием для обеспеченных людей. Коллекционеров в большой семье Бахрушиных было несколько: собственно, Алексей Александрович Бахрушин коллекционировал все, что было связано с театром и его историей. А его родной брат Сергей Александрович был увлечен иного рода предметами — он собирал гравюры, табакерки и картины, отдавая предпочтение произведениям Михаила Врубеля.


А вот их кузен, Алексей Петрович Бахрушин, был страстным собирателем книг и русской старины. Он оставил после себя не только огромную библиотеку в 25 тысяч томов, но и занимательную книгу с весьма простым названием: «Из записной книжки А. П. Бахрушина», которая вышла в 1916 году. Записки состояли из нескольких частей и были проиллюстрированы фотографическими портретами: первая часть очерков была посвящена известным коллекционерам Москвы, вторая — антикварам. Был здесь и раздел, посвященный Москве, ее топографии, отдельным домам и некоторым персонам. Алексей Петрович Бахрушин был известным «москвофилом» и собирал все, что касалось истории города, «от конфетных обёрток с его изображениями до проектов архитектора М. Ф. Казакова».

Жена и сподвижница

Вскоре после открытия музейной коллекции Алексей Бахрушин познакомился со своей будущей женой, Верой Васильевной Носовой. Как вспоминал сын коллекционера, Юрий Алексеевич, родители познакомились на святочном балу 1895 года. Бахрушин «…выбрал костюм козла, весь шик которого заключался в том, что в маске были спрятаны необычайные еще в то время маленькие электрические батареи, посредством миниатюрных лампочек освещавшие таинственным светом рога античного животного. В этом костюме, сделанном из сплошной козьей шкуры, отец танцевал фанданго. На балу он сразу заметил юную красавицу, одетую в костюм „Folie“. Поинтересовавшись узнать, кто это такая, он получил ответ, что это дочь Василия Дмитриевича Носова, суконщика, недавно окончившая гимназию». Знакомство состоялось. Бахрушин понял, что «влюблен и что он нашел ту подругу в жизни, которая ему предназначена. В этом деле, как и во всем в жизни, он был энергичен и скор».



Семейная жизнь Бахрушиных сложилась удачно. Увлечение мужа нашло отклик у молодой жены; многие карточки каталогов были заполнены аккуратным почерком Веры Васильевны. Однако порой ей приходилось пускаться на ухищрения, чтобы получить от поглощенного собирательством мужа деньги на ведение хозяйства.

Алексей Александрович Бахрушин с женой Верой Васильевной и детьми Юрой и Кирой

Версаль на Зацепе

Коллекция театральных памяток росла, и вскоре возникла необходимость в новых просторных помещениях. Семья Бахрушиных приняла решение выстроить новое родовое гнездо,. Для этой работы Алексей Александрович пригласил архитектора Карла Карловича Гиппиуса, который успел зарекомендовать себя наилучшим образом, выполняя подряды купцов Бахрушиных. Владелец принял участие в разработке проекта наряду с архитектором: под коллекцию был отведен весь цокольный этаж, лестница в который начиналась в самом центре дома, подчеркивая значимость увлечения хозяина. Для архитектурного решения был выбран неоготический стиль, весьма популярный у состоятельных горожан в конце 19 века. Выбирая эти формы, Алексей Александрович Бахрушин тем самым обозначил свою принадлежность к деловой и интеллектуальной элите Москвы.


Интерьеры «Версаля на Зацепе» — так современники прозвали дом Бахрушина — также спроектировал Карл Гиппиус. По-замоскворецки уютные, сдержанно скромные, интерьеры семейного дома Бахрушиных сочетались с традиционным усадебным укладом и неспешностью московской жизни. Переезд семьи в особняк был приурочен к Новому, 1898 году. Разместившись в цоколе, коллекция очень скоро «захватила» все комнаты в доме, включая детские и чуланы.
  • Цокольный этаж особняка Бахрушиных - место, где родилась коллекция будущего Театрального музея
  • Источник фото: countryscanner.ru
На входе в комнаты Бахрушин устроил две витрины, в которых размещались временные экспозиции. Перед визитом очередного знаменитого актера он декорировал одну из витрин экспонатами, посвященными гостю. Демонстрируя ее вновь прибывшему, Бахрушин сокрушался, что экспонатов так немного, а вот ценных предметов, подаренных музею коллегами (а часто — соперниками) актера у него куда больше. Многие гости, принимая рассказ хозяина за чистую монету, вскоре присылали новые экспонаты для музея.

Одна из «тех самых» витрин на входе в Театральный музей — прежде она была буфетом.
Источник фото: countryscanner.ru

Алексей Бахрушин жил не одними музейными увлечениями. Не забывая о бизнесе и продолжая дело своей семьи, он активно принимал участие в общественной жизни Москвы. Он стал гласным Московской Городской Думы, был попечителем театров, заведовал театральным бюро Всероссийского театрального общества, также был постоянным членом ряда научных обществ, комитетов и комиссий. Растущая коллекция заставляла Бахрушина задуматься о ее будущем. Московская Городская Дума, которой он предложил передать музей в городскую собственность, отнеслась к идее неодобрительно. Просил Бахрушин немного: музей должен остаться бесплатным и открытым для всех желающих. Ссылаясь на большие проблемы, которые у них случились с коллекцией Третьяковых, городские депутаты отказались от щедрого подарка.


В 1909 году Алексей Александрович при поддержке великого князя Константина Константиновича Романова все-таки устроил судьбу своего драгоценного собрания: его музей был передан Академии Наук. Это произошло 25 ноября 1913 года. А сам Бахрушин стал почетным пожизненным попечителем музея.
После революции за музей пришлось побороться: его неоднократно пытались закрыть, однако Алексей Бахрушин остался верен своему детищу и сделал все для того, чтобы сохранить коллекцию. 1 февраля 1919 года музей вошел в состав Наркомпроса, а Бахрушин стал его директором и оставался на этом посту до конца своих дней. Алексей Александрович ушел из жизни в 1929 году.

Торжественный Акт передачи Театрального музея А. А. Бахрушина Императорской Академии наук. 25 ноября 1913 года. Фото К. Фишера

В наши дни Театральный музей имени Бахрушина обладает огромными фондами, в которых хранятся более 1,5 млн. экспонатов. Это эскизы костюмов и декораций выдающихся мастеров сценографии, фотографии и портреты, сценические костюмы великих актёров, программы и афиши спектаклей, предметы декоративно-прикладного искусства и многое другое. В Москве находятся Главное здание и одиннадцать филиалов музея.

При подготовке использованы материалы сайта Театрального музея им. Бахрушина. Живописные картины, приведенные в качестве иллюстраций — из коллекции А. А. Бахрушина.
 
 Комментарии
Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
HELP