Регистрация
Константин Алексеевич Коровин
Россия 1861−1939
Подписаться262             
Подписаться262             
Биография и информация
 
Константин Алексеевич Коровин (23 ноября (5 декабря) 1861, Москва — 11 сентября 1939, Париж) — русский живописец и театральный художник, убежденный и последовательный импрессионист.

Особенности творчества художника Константина Коровина: увлечение светом и цветом присутствует, но в сравнении с французскими импрессионистами Коровин сохраняет слишком большую приверженность предмету изображения, свет и цвет для него чаще всего — прием и способ писать предмет, но не единственный повод для создания картины; отсутствие мимолетности, свет не растворяет предмет; декоративность; этюдизм; применение темных цветов, в то числе табуированного импрессионистами черного.

Известные картины Константина Коровина: «За чайным столом», «У балкона. Испанки Леонора и Ампара», «Портрет хористки».

На одном из парижских бульваров, поставив мольберт прямо на улице, работал художник. Привычные к таким явлениям прохожие иногда останавливались рядом, заглядывали через плечо, вполголоса комментировали, иной раз задавали вопросы. Не отрывая взгляд от холста, художник мог переброситься словом-другим с любопытствующими. Пара русских туристов долго смотрела, как смелые, сияющие мазки, выходящих из-под кисти живописца, оживают на холсте. Один из них не выдержал: «Удивительно эти французские художники владеют колоритом!». «И русские не хуже!» — ответил первый русский импрессионист Константин Коровин.

Первый русский импрессионист


О том, что Коровина так называют, знают многие. Примечательно, что импрессионистом он стал до того, как узнал о таком направлении. Когда любимый учитель Василий Поленов спросил Коровина, импрессионист ли он, тот ответил, что не знает, что это. И действительно, «Портрет хористки» написан в 1883 году. А в Париже Коровин впервые побывал только через четыре года. Кстати, 1883 год — это расцвет Товарищества передвижных художественных выставок, поклонение реализму, жизненности, превознесение воспитательной роли искусства. И тут появляется Коровин со своей хористкой, подумать только! Поленов даже не советовал ее выставлять, понимая, с чем придется столкнуться его ученику. И таки пришлось. «Мазня, декадентство» и другими подобными эпитетами награждали его картины.

Впрочем, жизнь Коровина в дореволюционной России складывалась достаточно успешно. И вообще нраву он был легкого, жизнерадостного, казалось, его характер соответствовал его живописи — солнечной, сияющей, красивой (в самом лучшем смысле этого слова). Его называли Костей, Костенькой, практически никогда — Константином Алексеевичем. В памяти современников он остался человеком оптимистичным, жизнерадостным. Создавалось впечатление, что жизнь его подобна его живописи — счастливая, красочная, солнечная. Отнюдь! Ему пришлось столкнуться с тяжелейшими испытаниями.

Биография: детство Константина Коровина


Родился будущий художник Костя Коровин в богатом семействе. Дед его, московский купец, держал почтовый тракт, в его распоряжении была целая армия ямщиков. Жили в достатке. Сын «короля возниц», Алексей, даже женился на дворянке Аполлинарии Волковой. Увы, благоденствие было недолгим — Алексей Коровин, во-первых, не унаследовал предпринимательский талант своего отца (не передался он и внукам), а во-вторых, сама эпоха подставила подножку — в России стремительно строились железные дороги, и ямщики оказались не у дел. Доходы Коровиных редко упали. Пришлось оставить богатый купеческий дом и уехать в деревню. Отец устроился учетчиком на фабрику, что едва позволяло сводить концы с концами. Впрочем, для маленького Кости это не стало ударом. В деревне ему очень нравилось, а финансовые проблемы ребенка не трогали. Зато отца они трогали всерьез. В 1881 году Алексей Коровин покончил жизнь самоубийством. Тема самоубийств на этом в жизни Константина Коровина не закрылась…

Коровин-художник

Отец хорошо рисовал, дети оказались не менее талантливы. Старший брат, тоже художник, Сергей Коровин, первый проложил дорогу в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. За ним последовал и Костя. Там он сблизился с Левитаном, а его любимым учителем на тот момент стал Саврасов. Коровин о нем очень тепло вспоминает. Саврасов к тому времени опустился, много пил. Студенты его любили, но из Училища он был в итоге уволен. Очень расстроенный расставанием с учителем, Коровин решил, что больше ему в этом заведении делать нечего, и отправился в питерскую Академию художеств.

Академическое преподавание показалось после училища совершенно мертвым, оторванным от реальности. Выдержав там несколько месяцев, Коровин вернулся в Москву и обнаружил, что в МУЖВЗ новый преподаватель, Василий Поленов. Поленов оказал большое влияние на Коровина, стал его любимым учителем, да и в атмосферу училища внес свежую волну. Поленов же познакомил ученика с Саввой Мамонтовым, и вскоре Коровин стал активным участником Абрамцевского кружка, собравшего лучших художников, писателей, музыкантов того времени. В Частной опере Мамонтова Константин Коровин впервые выступил как театральный художник. Созданием декораций он будет заниматься в течение всей жизни. В царской России Коровин был главным декоратором императорских театров: петербургских Александринки и Мариинского, Большого и Малого — в Москве.

В Абрамцевском кружке Коровин сдружился с Федором Шаляпиным, Михаилом Врубелем, Валентином Серовым. С Серовым они вместе отправились в путешествие по русскому Северу — с легкой руки и щедрого кошелька Саввы Мамонтова. В Крыму Коровин тоже впервые побывал с Мамонтовым и потом часто приезжал туда. Особенно его сердцу был мил Гурзуф. Кстати, Коровин стал одним из первых русских автомобилистов. Очень любил мчаться по Крыму на автомобиле, время от времени по наитию останавливался, доставал мольберт, быстро писал и отправлялся дальше.

В России Коровин участвовал в выставках передвижников, «мирискусников», Союза русских художников. За границу его отправил меценат Савва Мамонтов в 1888 году. Впервые художник смотрел на полотна импрессионистов, впервые писал Париж — столь любимый им и такой живой на его полотнах. 1900 год оказался особенно успешным: за оформление Русского отдела на известной Всемирной выставке в Париже Коровин был награжден орденом Почетного легиона. В следующем году вместе с Серовым они начали преподавать в Московском училище живописи и ваяния. Еще через несколько лет Коровин стал академиком живописи. Жизнь радовала, он был нужен и востребован.

Личная жизнь, семейная драма


На Анне Фидлер, хористке из Частной оперы Мамонтова, Коровин женился в 1897 году, незадолго до рождения их второго сына Алексея. Вскоре после этого он купил имение в Охотино, Владимирской губернии — место, которое в эмиграции будет вспоминать как потерянный рай. Первый ребенок Коровина умер во младенчестве. Художник считал себя причиной его смерти, был уверен, что не сумел обеспечить достаточный уход. С ощущением этой утраты он остался на всю жизнь, и его отношение ко второму сыну было очень тревожным, на него он изливал всю нерастраченную нежность и словно старался компенсировать то, что недодал первому, так рано ушедшему ребенку. Увы, второго сына тоже постигла беда. В 16 лет он попал под трамвай, в результате аварии лишился обеих ног. С тех пор его жизнь превратилась в череду депрессий с попытками суицида. Характер у него изначально был неуравновешенный. В конце концов, уже после смерти отца, одну из этих попыток он доведет до конца.

По рассказам современников, семейная жизнь Коровиных складывалась непросто. Анна не разделяла взгляды мужа, не интересовалась его творчеством и не была ему поддержкой. При этом она сильно болела, страдала грудной жабой, и художник выбивался из сил, обеспечивая лечение ее и сына.

Коровин в советской России и эмиграции
Константин Коровин пытался найти себе место в революционной России. Он состоял в Комиссии по охране памятников искусства и старины, продолжал и театральную и художественную деятельность, даже его персональная выставка прошла в 1921 году, а на следующий год в Третьяковке был устроен ретроспективный показ. Но при первой же возможности он уезжал в Охотино или в Крым, жалуясь: «Как же надоела политика!». Впрочем, это было недолго доступно: московскую квартиру «уплотнили», имение в Охотино реквизировали. Кольцо вокруг Коровина сжималось. Нарком просвещения Анатолий Луначарский настоятельно рекомендовал Коровину уезжать. «Вы устали от революции, я понимаю. Вам следует уехать за границу. Там будете счастливы», — так напутствовал он Константина Коровина. Это был 1923 год. Железный занавес еще не опустился. Коровин уехал. Официально озвучивались версии, что поехал он принять участие в своей выставке, либо — что выехали всем семейством ради лечения жены и сына.

Коровин действительно планировал выставку, надеялся сразу получить с нее средства для обустройства. Свои картины, уезжая, он передал галеристу Крайтору. В итоге тот попросту исчез, прихватив и картины, и вырученные за них деньги. Коровину заявил, что картины пропали после выставки в Голландии и не дал ни копейки. Впрочем, художественный критик Иван Мозалевский утверждает, что Крайтор остался агентом Коровина до самой смерти художника. И, судя по собранным исследователем материалам, и впоследствии вел себя крайне бесчестно. А Коровин не обладал ни предпринимательской жилкой, ни напором и позволял обводить себя вокруг пальца.

Он не сидел без работы, писал картины, активно участвовал в театральной деятельности, но при этом жил практически в нищете, находился в кабальной зависимости от недобросовестных агентов и коллекционеров. В его письмах мелькает упоминание об обязательстве написать для кого-то 40 картин, за которые он получил небольшой аванс. Это обязательство (а также жена и сын, на лечение которых требовались постоянно немалые деньги, да и собственное здоровье Корвина оставляло желать лучшего) висело камнем на его шее многие годы. В эмиграции проявился и его литературный талант. Он сотрудничал с журналами, издавал мемуары. Впрочем, нередко и это было лишь попыткой отодвинуть полное безденежье.

В дореволюционной России Коровин был известен, востребован, любим. В Париже — тоже не забыт, но… Для французской живописи импрессионизм уже стал вчерашним днем. И город, который он так вдохновенно писал, что мало кто даже из французов мог соперничать с ним, оказался суровой новой родиной. Вроде бы и слава, и работа, и признание, но при этом постоянная борьба с изматывающим безденежьем, отсутствие друзей, понимания. Как он мечтал вернуться в Россию! Как тосковал по Охотино, по Абрамцевскому кружку! Но не было денег, не было возможности перевезти родных, не было уверенности в том, что на родине он сейчас будет нужен. Да и той родины, что ему была мила — не было ее больше.

Автор: Алена Эсаулова
Читать дальше
Работы понравились
Natalia Zhurkina
Наталия Клещевникова
Nikzhedan n
+72

Лента
«Портрет хористки» Константина Коровина считается одной из первых картин русских художников, выполненных в импрессионистской манере. Молодой Коровин, учившийся у Саврасова и Поленова в Московском училище живописи, ваяния и зодчества и получивший там прозвище Костенька-колорист, интуитивно экспериментирует в «Портрете хористки» с импрессионистическими живописными приёмами: например, его больше занимают чисто художнические задачи (соотношение тонов, характер наложение мазков, игра световых рефлексов на лице и одежде), чем раскрытие характера героини.

Вопрос о влияниях


Дора Коган, автор книг о художниках Коровине, Врубеле, Головине, высказывает уверенность, что в «Хористке» «Коровин, независимо от какого бы то ни было влияния, делает уже первые шаги по пути импрессионизма».

По-видимому, это действительно так. В первой половине 1880-х Коровин еще не имел возможности бывать за границей и видеть работы французов. Зато за границей, в том числе и в Париже, много бывал Василий Поленов, один из самых образованных художников своего времени. Встреча Коровина и Поленова произошла в Московском училище живописи, ваяния и зодчества: Коровин учился там, Поленов пришёл преподавать, заменив в пейзажной мастерской Алексея Саврасова. Вместе с Коровиным учились Головин, Левитан, другие художники. Но только Коровину новый преподаватель, посмотрев его работы, задал вопрос: «Вы импрессионист? Вы знаете их?» Коровин – не знал.

Зато начинающий живописец осознавал, что ему мало интересны реалистические способы изображения, что методы передвижников чужды его натуре, что пленэр привлекает его больше, чем публицистика, что эскизность, фрагментарность картин нередко происходит не от недостатка мастерства или времени на то, чтобы окончить работу, – скорее это новая реальность искусства. «Реализм в живописи имеет нескончаемые глубины, – соглашался признать Коровин, – но пусть не думают, что протокол есть художественное произведение».

На обороте «Портрета хористки» её автор позже напишет своего рода пояснение к картине, указав обстоятельства её создания и последующего восприятия: «В 1883 году в Харькове портрет хористки. Писано на балконе в общественном саду коммерческом. (…) Серов еще не писал в это время портретов. И живопись этого этюда находили непонятной??!! Так что Поленов просил меня убрать этот этюд с выставки, так как он не нравится ни художникам, ни членам – г. Мосолову и еще каким-то. Модель была женщина некрасивая, даже несколько уродливая. Константин Коровин».

Художник подразумевает, что еще не были созданы серовские шедевры «Девочка с персиками» и «Девушка, освещённая солнцем», и значит, все протоимпрессионистские находки в «Портрете хористки» – его собственные. Правда, сейчас специалисты Третьяковской галереи установили, что в отношении дат Коровина память все же подводит: «Хористка» написана в тот год, что и «Девочка с персиками», – 1887-й, однако новаторского характера картины Коровина это не отменяет.

О том, насколько новым, непонятным, а для некоторых и неприемлемым оказался коровинский «Портрет хористки» говорит тот факт, что Московское общество любителей художеств картину с возмущением отвергло; она была снята с выставки. Да и Коровин, со своей стороны, «не совпадал» с традиционной живописью по множеству пунктов: когда после Училища он, чтобы расширить свои возможности, поступил в санкт-петербугскую Академию художеств, то продержался там всего три месяца и бросил, окончательно разочаровавшись в методах преподавания.

Как «Портрет хористки» ввёл в заблуждение Илью Репина


В мемуарах Коровин рассказывает забавную историю о том, как Савва Мамонтов заморочил голову Репину, заставив его поверить, что «Портрет хористки» – работа некоего испанского художника. В дом Мамонтова Коровина ввёл его учитель, Василий Поленов.

«За вечерним чаем, – вспоминает Коровин, – где были Васнецов, Поленов, Репин, я впервые увидел Мамонтова – особенного человека. Он был веселый, простой.
– Пойдёмте в мастерскую, – предложил Савва Иванович. – Я вам покажу портрет одного испанского художника. Вот Илья Ефимыч видел и говорил, что испанцы – молодцы в живописи: всё пишут ярко, колоритно.
Смотрю, а в мастерской на мольберте стоит мой этюд – голова женщины в голубой шляпе на фоне листьев сада, освещённых солнцем. Этот этюд взял у меня раньше Поленов.
– Да, – сказал Репин, посмотрев мой этюд. Испанец! Это видно. Смело, сочно пишет. Прекрасно. Но только это живопись для живописи. Испанец, правда, с темпераментом…
Савва Иванович смеялся, смотря на меня, потом сказал:
– Но послушай, а если это не испанец, а русский, тогда как?
– Как русский? Нет, это не русский…
– Вон он испанец! – сказал Савва Иванович, указывая на меня. – Чего вам еще? Тоже брюнет, чем не испанец?..
И Савва Иванович, обняв меня, захохотал. Васнецов, подойдя, сказал:
– Разыграл нас Савва. Нет, это правда написали вы?
– Да, говорю. – Это я».

«Портрет хористки» Коровина: что дальше?


Знакомство с Мамонтовым оказалось для Коровина счастливым билетом: во-первых, довольно скоро он прославится как декоратор в мамонтовской Частной опере, а во-вторых, уже в 1888-м Савва Иванович впервые повёз своего молодого друга за границу. «Юный мой спутник Костенька, – повествовал Мамонтов в Путевых заметках, – как только мы перешагнули через австрийскую границу, начал приходить в неописуемый восторг от всего иностранного, он почувствовал себя свободным от угнетающего и испытующего взгляда русского жандарма».

Константин Коровин неоднократно посетит Италию, Францию, увидит старых итальянских мастеров и новых французских. А уже в 1900-м художник по-своему покорит Париж: ему присудят международную премию на Парижской Всемирной выставке. Тогда же благодарный Коровин напишет своему учителю, первым разглядевшему в нём импрессиониста, когда «Костенька-колорист» не знал даже самого этого слова: «Милый мой, никто бы никогда не поощрил меня, и поэтому никто бы не поднял мой дух, если бы я не встретил Вас. Это всегдашнее мое сознание. Знайте, Василий Дмитриевич, что Ваш образ, искренность и честность всегда во мне... В Париже меня спросили, чей я ученик и где учился? Я написал: Professor Polenoff. Moscou».

…В 1923-м году Коровин будет вынужден навсегда уехать из России во Францию. Александр Бенуа назовёт Коровина первым русским импрессионистом.

Автор: Анна Вчерашняя
Константин Алексеевич Коровин. Портрет хористки
Если вам нравится пост пользователя — отметьте его как понравившийся и это увидят ваши друзья
Комментируйте, обсуждайте пользовательские публикации и действия. Добавляйте к комментариям нужные фотографии, видео или звуковые файлы.
Вся лента
Работы художника
всего 334 работы
Константин Алексеевич Коровин. Портрет хористки
2
Портрет хористки
1887, 53.5×41.2 см
Константин Алексеевич Коровин. Северная идиллия
1
Северная идиллия
1886, 115×155 см
Константин Алексеевич Коровин. Париж. Бульвар Капуцинок
4
Париж. Бульвар Капуцинок
1911, 65×80 см
Константин Алексеевич Коровин. Портрет Николая Дмитриевича Чичагова
4
Портрет Николая Дмитриевича Чичагова
1902, 79.7×64.6 см
Константин Алексеевич Коровин. Розы на фоне моря
1
Розы на фоне моря
1930-е
Константин Алексеевич Коровин. Розы
4
Розы
1912, 70×93 см
Константин Алексеевич Коровин. Розы
1
Розы
XX век, 58×49 см
Константин Алексеевич Коровин. Гвоздики и фиалки в белой вазе
2
Гвоздики и фиалки в белой вазе
1912, 91.5×73.5 см
Константин Алексеевич Коровин. Портрет С. С.  Мамонтова в театральном костюме
2
Портрет С. С. Мамонтова в театральном костюме
1890-е , 51×38 см
Посмотреть все 334 работы художника
HELP