Регистрация
Эль Лисицкий
Эль
 Лисицкий
Россия 1890−1941
Подписаться40                
Подписаться40                
Биография и информация
 
Эль Лисицкий (Лазарь Мордухович Лисицкий, 22 ноября 1890, с. Починок, Российская Империя — 30 декабря 1941, Москва, СССР) — российский художник, дизайнер и архитектор, одна из ключевых фигур русского авангарда. Лисицкий, которого часто называют первым российским дизайнером, популяризировал и пропагандировал идеи супрематизма, развивая и трансформируя их в соответствии с собственным видением. Творчество художника оказало существенное влияние на Баухауз и конструктивистов. Его эксперименты с техниками и стилями стали во многом определяющими для графического дизайна ХХ века.
Особенности творчества художника Эль Лисицкого: в ранние годы художник делал иллюстрации для детских книг на идише. После знакомства с Казимиром Малевичем полностью посвятил себя супрематизму и его строгим геометрическим формам. Позже стал создавать объемные конструкции, называемые «проунами» («проекты утверждения нового»), тоже в соответствии с супрематическими идеями. Много внимания уделял дизайну и архитектуре, представляя город не как разрозненные здания, а как единый организм. Кроме того, Лисицкий создал серию агитационных плакатов для советской власти.
Известные произведения Эль Лисицкого: «Клином красным бей белых», «Все для фронта! Все для победы! (Давайте побольше танков)», проуны (1, 2, 3, 4), иллюстрации к книгам «Супрематический сказ про два квадрата» (1, 2, 3) и «Маяковский. Для голоса» (1, 2, 3, 4).

По всему выходило так, что Лазаря Лисицкого ожидала незавидная судьба. Он родился в еврейской семье в Российской Империи, которая, помимо прочего, «славилась» антисемитской политикой. Он жил в Германии и даже женился на немке. Он продвигал не слишком популярные в России идеи супрематизма и конструктивизма. В конце концов, почти 20 лет он был смертельно болен. Но, как это ни удивительно, Лисицкому удалось прожить насыщенную, интересную и невероятно творческую жизнь, ни на шаг не отступая от намеченного курса и не предавая своих идеалов.

Когда Лисицкий был ребенком, его семья периодически жила то в Смоленске, то в Витебске. Рано проявив интерес к живописи, Лазарь стал брать уроки у местного художника Юделя Пэна. В 1909 году он попробовал поступить художественную академию в Санкт-Петербурге, но ему это не удалось, поскольку в то время к обучению в высших учебных заведениях допускалось очень ограниченное число евреев. Поэтому, как и большинство из них, Лисицкий отправился учиться в Германию. Первая мировая война вынудила его вернуться в Россию, но революция и смена власти повлекли за собой по большей части положительные перемены. Лисицкий посвятил себя еврейскому искусству: он устраивал выставки местных художников, иллюстрировал книги (в том числе и детские).

Эти работы стали мощным толчком в творческой карьере Лисицкого. Благодаря им он знакомится с множеством художников, сыгравших в дальнейшем немаловажные роли в его судьбе. Позже он откажется от еврейского искусства и с головой погрузится в супрематизм. Он будет участвовать в огромном количестве выставок, преподавать в нескольких художественных учебных заведениях, сотрудничать с Баухаузом и группой «Стиль», иллюстрировать книги (и даже напишет свою собственную), примкнет к художественной группе Малевича «УНОВИС», и при всем этом еще будет находить время на агитационную продукцию для советской власти. Наверное, именно поэтому Лисицкого не коснулись «кровавые чистки» сталинского режима. Тем не менее, художник, который считал себя в первую очередь архитектором, оставил гораздо более яркий след в Европе, чем в России. Его идеи до сих пор воплощают в жизнь, и сейчас — гораздо охотнее, чем раньше. Вероятно, Лисицкий попросту опередил свое время.

Красный клин


В 1919 году Лисицкий по приглашению давнего друга Марка Шагала снова перебирается в Витебск, чтобы преподавать в недавно открывшемся Народном художественном училище графику, печатное дело и архитектуру. Позже сюда же приезжают Казимир Малевич и бывший учитель Лисицкого Юдель Пэн. Именно Малевич в итоге стал причиной раскола в училище, поскольку его новаторские идеи были восприняты, мягко говоря, прохладно. Шагал и многие другие преподаватели были сторонниками фигуративной живописи, да и публика не понимала и не хотела принимать супрематические картины. Однако Лисицкий был восхищен работами Малевича, его тоже привлекали четкие геометрические формы, и в конце концов он полностью отказался от еврейской живописи. Но несмотря на преданность супрематизму, Лисицкий все еще оставался близким другом Шагала, который старался придерживаться классических форм и техник. Малевича же мало заботило мнение коллег, его политика преподавания была довольно агрессивной, и очень быстро он распространил свои идеи по всему училищу. Лисицкий оказался между двух огней, он не хотел ни лишиться дружбы с Шагалом, ни отказаться от нового учителя. Закончилось все тем, что Шагал из-за «непримиримых разногласий» покинул училище. После этого Лисицкий полностью посвятил себя супрематизму и начал выводить свои работы из плоскости в объем. Так и появились знаменитые проуны, которые позже развились в архитектоны.

В отличие от Малевича, который исповедовал супрематизм как некую философскую идею, взгляды Лисицкого были сугубо практическими. В конце концов, в первую очередь он был архитектором, и основной целью большинства его работ было построение идеального «города будущего». Художник говорил, что его проуны — «пересадочная станция по пути от живописи к архитектуре». Поднимая геометрические фигуры из двухмерной плоскости, придавая им объем и наделяя каждый элемент строгой функциональностью, Лисицкий создает планы и проекты городов, которые, согласно его замыслу, должны выглядеть и существовать, как единый живой организм. В таких экспериментах рождается знаменитый горизонтальный небоскреб, который, однако, так и не был осуществлен на практике. Как и большинство архитектурных задумок Лисицкого. Единственным его проектом, воплощенным в жизнь, стало здание типографии журнала «Огонек» в Москве.

Еще одним доказательством того, что Лисицкого интересовали в первую очередь не сами идеи, а их практическое применение, можно считать разработанный им в 1930 году проект экономичной квартиры. Это было уникальное жилое пространство, в котором все элементы могли с легкостью перемещаться, что позволяло трансформировать квартиру в соответствии с потребностями и нуждами владельца.

Любовь и смерть


Софи Кюпперс всю жизнь была связана с миром искусства. Она родилась в семье издателя, первым ее мужем был искусствовед и директор Центра современного искусства в Ганновере, и вместе они собрали небольшую, но весьма интересную коллекцию работ перспективных художников (в том числе, Кандинского, Шагала и Клее). В 1922 году Софи овдовела, оставшись с двумя маленькими сыновьями на руках. В том же году женщина попадает в Берлине на выставку, где впервые видит работы советского художника Эль Лисицкого. Личное знакомство с ним только усилило чувство восхищения, которое Софи испытывала, глядя на работы Лисицкого. Между ними завязалась оживленная переписка, которая длилась несколько лет, пока в 1927 году Лисицкий не сделал Кюпперс официальное предложение руки и сердца.

Софи не испугало ни крайнее неодобрение со стороны семьи жениха, ни то, что ради этого брака ей пришлось переехать в Москву, на долгое время расставшись с сыновьями. Добавьте к этому неустойчивое финансовое положение и неизлечимую болезнь Лисицкого. Но Кюпперс уже в 1930 году приняла советское гражданство и перевезла в Москву из Германии своих детей — Курта и Ганса. В этом же году у Лисицких родился сын Борис.

В 1923 году Лисицкий перенес острую пневмонию, а спустя несколько недель ему поставили диагноз «туберкулез». С этого момента и до конца жизни художник потратил массу сил и времени на лечение, при этом никогда не прекращая работать. Однако в то время туберкулез все еще был равен смертному приговору. В период романа в письмах Лисицкий пишет Софи, что ему удалили одно из легких. Оставшееся время ему приходится дышать наполовину. В конце концов, второе легкое тоже начинает сдавать. В последние месяцы жизни Лисицкий живет с выведенной из тела наружу серебряной трубкой, по которой из его единственного легкого выходил гной.

Софи оставалась рядом с мужем до последнего вздоха. Лисицкий не пережил очередного обострения болезни и скончался в своем доме в Сходне в возрасте 51 года. Художнику «повезло» не попасть под каток сталинских репрессий и не столкнуться с ужасами Второй мировой. Гораздо хуже пришлось в этом отношении сыновьям Кюпперс и ей самой. Курта арестовали в Дрездене в 1940 году — как «красного», прожившего 10 лет в России, пасынка еврея. А в тот же день, когда умер Лисицкий, в Москве был арестован Ганс — с вечным ярлыком «немец». Он встретил свою смерть на Урале, Курту же удалось выйти живым из гитлеровских лагерей. В 1944 году Софи вместе с Борисом выслали в Новосибирск, где она прожила до конца своих дней. К счастью ей удалось сохранить и вывезти картины, фотографии и письма Лисицкого. В 60-х годах она передала часть архива мужа в Третьяковскую галерею и написала о художнике книгу. Как ни странно, творчество Лисицкого по-прежнему остается гораздо более популярным за рубежом, чем на родине.

Автор: Евгения Сидельникова
Читать дальше
Работы понравились
+15

Лента
Эль Лисицкий – ключевая фигура русского и европейского авангарда, феноменальная фигура в мировой истории искусства. Однако этот выдающийся художник, признанный на Западе, остается малоизвестным на родине. Выставка «Эль Лисицкий» , подготовленная Государственной Третьяковской галереей и Еврейским музеем и центром толерантности, впервые дает возможность подробно познакомиться с творчеством…

Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
Если вам нравится пост пользователя — отметьте его как понравившийся и это увидят ваши друзья
Комментируйте, обсуждайте пользовательские публикации и действия. Добавляйте к комментариям нужные фотографии, видео или звуковые файлы.
Эль Лисицкий. "Билет на корабль". Иллюстрация к повести Ильи Эренбурга "6 легких концов"
Эль Лисицкий. Иллюстрация к книге «Хад Гадья» («Козочка»)
Эль Лисицкий. Этюд проуна
Эль Лисицкий. Проун
Эль Лисицкий. Плакат для "Русской выставки" в Музее декоративно-прикладного искусства в Цюрихе, 1929 год
Эль Лисицкий. Фотомонтаж. Журнал "СССР на строительстве", № 9 - 12, 1937 год
Эль Лисицкий. Флаговый штандарт советского павильона "Пресса" выставки в Кельне в 1928 году. Вид от Рейна
Эль Лисицкий. Человек с гаечным ключом
Эль Лисицкий. Макет плаката с изображением В. И. Ленина
Эль Лисицкий. Илья Эренбург. Страница книги Ильи Эренбурга «Мой Париж» (Москва, 1933)
Эль Лисицкий. Конструктор. Автопортрет
Эль Лисицкий. Фотомонтаж. Горизонтальные небоскребы в Москве
Эль Лисицкий. Небоскреб на площади у Никитских ворот. Общий вид сверху. Проун на тему проекта
Эль Лисицкий. Проун 1 Е (Город)
Эль Лисицкий. Гробовщики. Фигурины из проекта постановки оперы «Победа над солнцем»
Эль Лисицкий. Новый. Фигурина из проекта постановки оперы «Победа над солнцем»
Вся лента
Работы художника
всего 56 работ
Эль Лисицкий. Клином красным бей белых
1
Клином красным бей белых
1920
Эль Лисицкий. Проун 1А, Мост I
1
Проун 1А, Мост I
1919
Эль Лисицкий. Абстракция в розовых тонах
2
Абстракция в розовых тонах
Эль Лисицкий. Татлин за работой
2
Татлин за работой
Эль Лисицкий. Исследование
1
Исследование
Эль Лисицкий. Три измерения
4
Три измерения
Эль Лисицкий. Геометрическая абстракция
1
Геометрическая абстракция
Эль Лисицкий. Путешественник по всем векам. Фигурина. Эскиз к проекту постановки оперы «Победа над солнцем»
7
Путешественник по всем векам. Фигурина. Эскиз к проекту постановки оперы «Победа над солнцем»
1921, 37.9×49.4 см
Эль Лисицкий. Город
2
Город
1922
Посмотреть все 56 работ художника
HELP