• Facebook
  • Vkontakte
  • Twitter
  • Ok
Войти   Зарегистрироваться
Василий Александрович Прохоров
Россия 1818−1882
Подписаться0             
Подписаться0             
Биография и информация
 

Родился в Орле, умер 28-го июня 1882 г. в Старом Петергофе. Сын протоиерея, переведенного из Орла сперва в Екатеринослав, а потом в Херсон, он остался после смерти отца семи лет; в нем принял участие Херсонский архиепископ Гавриил и поместил его в местную Духовную Семинарию. Окончив там курс в 1839 г., Прохоров поступил преподавателем в приходское училище в Одессе, где пробыл два года, а затем, выйдя в отставку, подал, в мае 1842 г., прошение преосвященному Гавриилу об увольнении его из духовного звания, говоря, что, «будучи отпущен в Петербург, для свидания с родственниками, он нашел там удобнейшие средства в Академии Художеств, для усовершенствования в живописи и архитектуре, к которым он имеет непреодолимую и постоянную склонность с малых лет». 9-го июля того же года состоялся указ об увольнении Прохорова из духовного звания, и он поступил в Академию Художеств, где сделался учеником А. Г. Маркова. Но там вскоре он убедился в отсутствии настоящего художественного призвания и, дойдя только до натурного класса, оставил Академию, научившись все же порядочно рисовать, что немало помогло ему в дальнейшей деятельности. В 1844 г. он поступил учителем истории в Морской Кадетский Корпус. Иллюстрируя свои уроки картинками и рисунками из древнего мира, Прохоров в 1851 году издал, на средства Корпуса, «Историю древнего мира», а в 1857 г. — «Историю Рима», со многими иллюстрациями. В Корпусе Прохоров прослужил до 1857 г., а в 1854—1857 гг. заведовал редакцией «Журнала Общеполезных сведений». Наконец, Прохоров всецело предался своему настоящему призванию: «Он ревностно занялся тем, к чему постоянно имел всего более склонности и страсти, — собиранием предметов древнерусского искусства и жизни и изучением памятников как этого, так и византийского искусства; он стал покупать все сколько-нибудь замечательные предметы этой категории, какие только появлялись в Петербурге и были ему доступны по средствам; но еще более приобретал он их во время своих путешествий по России, преимущественно по Новгородской губернии, где у него было много знакомых между старообрядцами. Скоро разнообразные колекции его разрослись до очень больших размеров, и навряд ли у кого из наших любителей и знатоков можно было встретить, в конце пятидесятых и в начале шестидесятых годов, такое значительное число древних русских вышивок, мужских и женских рубашек, женских, богатых узорами повязок и всяческих головных украшений, сарафанов, обуви и т. д. Сверх того, у Прохорова накопилось, мало-помалу, огромное число рисунков, частию снятых с натуры, частию скопированных с бесчисленных рукописей и печатных изданий, которые ему удавалось рассматривать как в больших общественных, так и в частных собраниях. В руках у Прохорова, таким образом, накопился, к концу шестидесятых годов, можно сказать, целый иконографический музей, истинно замечательный. К этому времени тогдашний вице-президент Академии Художеств князь Г. Г. Гагарин, известный приверженец византиизма, задумал устроить при Академии «Музей православного иконописания», впоследствии переименованный в «Древнехристианский музей». Познакомившись с Прохоровым, князь Гагарин назначил его преподавателем всеобщей истории, с курсом христианских и русских древностей, в Академии, а также и хранителем упомянутого музея (с 1861 г.). Лучшего выбора он не мог сделать. Прохоров отнесся к музею с такою любовью и с таким знанием дела, что вскоре музей был приведен в образцовый порядок. Он сам размещал все вещи, развешивал их, собственноручно реставрировал многие из них, а иногда и сам выполнял модели недостававших в собрании памятников. Сверх того, по его просьбе, Академия Художеств несколько раз поручала ему делать поездки для изысканий по России предметов, касающихся истории древнерусского искусства. Такие поездки Прохоров совершал в 1863, 1867, 1869 и 1871—1875 гг. Благодаря этим изыскаииям, а также благодаря многочисленным приношениям самого Прохорова (впоследствии все его собственное собрание было приобретено у него Академиею Художеств), Древнехристианский Музей не остался учреждением неподвижным и замерзшим на одной только первоначальной своей точке отправления, как это часто бывает со многими нашими учреждениями, музеями и коллекциями. Мало того, в дополнение к этому музею, он устроил еще музей древнерусский. Имея в руках такой богатый материал, Прохоров задумал, в марте 1862 г., издавать художественно-археологический журнал, под заглавием «Христианские Древности», пользуясь для снимков, помещаемых в нем, незадолго перед тем открытым способом фотолитографии и устроил у себя в квартире маленькую литографию и фотографию. При этом он прилагал все старания, чтобы достичь возможно большей точности в передаче рисунка, и в этом отношении издание его и до сих пор не потеряло своего значения. Он издал тут множество чрезвычайно важных памятников архитектуры, живописи, скульптуры и др. памятников искусства. Издание не давало, однако, ничего, кроме убытков, так что в апреле 1865 г. Прохоров принужден был прекратить его. Тем не менее, неудача эта не убила его энергии, и он по-прежнему продолжал свои работы по собиранию и исследованию материала для изучения памятников нашего древнего искусства и быта. Недоставало только средств на его издание. Тогда великий князь Владимир Александрович, бывший в то время Товарищем Президента Академии Художеств, выхлопотал ему субсидию в 7000 p., при помощи которой, с 1871 г., журнал возобновился, в виде двух отделов: «Христианских Древностей», выходивших в 1871—1872, 1875 и 1877 гг., и «Русских Древностей», выходивших в 1871 и 1876 гг., после чего издание прекратилось совсем. За эти годы Прохоровым было издано также несколько крупных и ценных монографий; таковы: «Описание церкви св. Георгия в Рюриковой Староладожской крепости», со множеством рисунков и, в том числе, с древними фресками XII в., нигде раньше не изданными: «Материалы при исследовании истории архитектуры в России», где он издал памятники киевской, новгородско-псковской, владимиро-суздальской и московской архитектуры, и при изучении памятников древнейшего периода прибег к изображениям на миниатюрах и заставках древних рукописей. Для этого издания были скопированы учениками Строгановского Училища изображения церквей из «Изборника Святослава», из «Добрилова Евангелия» и из других рукописей. Сам же он скопировал множество подобных рисунков из рукописей Императорской Публичной Библиотеки. В «Материалах для истории русских одежд» он поместил много рисунков из древних рукописей, из церковных фресок, с разных материй, найденных при раскопках, и, кроме того, пользовался заглавными буквами, сопоставляя весь этот материал с уцелевшими до наших времен народными костюмами. На третьем археологическом съезде был им прочитан доклад: «Очерк истории византийского искусства и обзор русской архитектуры». Последнею его монографиею была брошюра: «Болгарские раскопки близ Эски-Загры». Кроме этих работ, он заведовал, по приглашению Театральной Дирекции, костюмерною частью при постановке опер «Жизнь за Царя» (1864 г.), «Рогнеда» (1865 г.), «Нижегородцы», «Борис Годунов», «Руслан и Людмила», «Псковитянка», балета «Царь Кандавл» и др. В 1850 г. Прохоров нарисовал на камне портрет курского самоучки-астронома Ф. А. Селенова, изданный в «Известиях Географического Общества» того же года. 28-го июня 1882 г. Прохоров умер в Старом Петергофе, не успев окончить приведения в порядок упомянутых «Материалов по истории русского костюма», издание которых заканчивал уже сын его. (Половцов)

Читать дальше