Регистрация
Пётр Иванович Субботин-Пермяк
Пётр Иванович Субботин-Пермяк
Россия 1886−1923
Подписаться1             
Подписаться1             
Биография и информация
 

(6 (18) декабря 1886 года — 6 января 1923 года) — художник-авангардист, автор более чем 40 картин и около 100 графических произведений, педагог, профессор декоративной живописи.

Родился в России, в городе Кудымкар Пермской губернии (сейчас — Коми-Пермяцкий округ Пермского края). В 1914 году окончил Строгановское художественно-промышленное училище в Москве, затем преподавал в нём с 1914 по 1918 гг. С 1919 года работал в Пермской губернии. Организовал художественно-производственные мастерские в Перми, Кудымкаре и Кунгуре, которые стали базой художественного образования в Прикамье. Был первым директором Пермского художественного техникума. Основал Коми-пермяцкий окружной краеведческий музей, который теперь носит его имя. В своих произведениях Субботин-Пермяк связал традиции коми-пермяцкого народного искусства с достижениями художественного авангарда начала XX века. Его работы хранятся в Коми-пермяцком окружном краеведческом музее и Пермской государственной художественной галерее.

Похоронен в Перми на Егошихинском кладбище. В 2001 году на его могиле был открыт новый памятник.

Литература:

О. М. Власова. Художник П. И. Субботин-Пермяк. — Пермь, 1990.

Петр Иванович Субботин-Пермяк (1886−1923) прожил короткую жизнь, насыщенную динамикой времени и творчеством. Его педагогическая, организаторская, теоретическая и художническая деятельность оставила яркий след в истории культуры Пермского края. На родной земле бережно сохраняется все, что связано с именем выдающегося художника и гражданина. Коми-Пермяцкий окружной краеведческий музей носит его имя.

Недолгая творческая и организаторская деятельность Петра Ивановича Субботина-Пермяка отразила своеобразие предреволюционных и первых послереволюционных лет с их энергией и дерзновенным порывом, вобрала противоречия того времени, романтические идеалы и утопические представления, запредельный энтузиазм и веру людей той эпохи. Его живопись, теоретические труды, педагогическая работа воплотили идейные устремления русского художественного авангарда 1910−1920-х годов.

П. И. Субботин-Пермяк учился в Императорском Строгановском художественно-промышленном училище в Москве (1907−1914), затем был оставлен в нем преподавателем. Годы молодости художника приходятся на время, когда в художественной среде вызревали идеи «нового» искусства. В знаменитом московском «Кафе поэтов» он встречался с молодыми художниками и поэтами — ниспровергателями традиционализма В. Ходасевичем, В. Татлиным, А. Лентуловым, В. Хлебниковым, Д. Бурлюком, В. Каменским, В. Маяковским. Они считали, что вся культура, искусство в особенности, призвана служить воспитателем «Нового человека Нового времени», который обладал бы духовными и физическими качествами, невиданными прежде.

Субботин был увлечен поиском новых путей в искусстве и убежден в том, что только в борьбе можно добиться положительных результатов в «новом» искусстве. Себя он ощущал ниспровергателем обывательщины и потре­бительства в искусстве. Свои представления об этом «Новом и Небывалом» он стремился воплощать в жизни — в делах, действиях. Он готовил себя к служению своему народу и Родине еще в студенческие годы, учась в Строгановском училище.

В мае 1911 года, заботясь о просвещении коми-пермяцкого народа, он писал Евстолии Ивановне Субботиной, своей жене, помощнице и другу: «Мне хочется поработать на библиотеку в Кудымкаре. Вот давай спектакли устраивать в пользу ее. Молодежь же служащая всегда согласится участвовать… чтоб больше хорового пения, картины красивые (декорации). Я нарисую, а расходы — из выручки. Декорации тоже пожертвуем или в клуб, или городскому училищу». Об этом же он пишет в 1914 году: «Летом мне хочется работать и принять участие в общественной жизни Кудымкара. Хочется работать для него. Книги купил для Кудымкара».

Вклад П. И. Субботина-Пермяка в культуру Пермского края можно понять и оценить, рассматривая в совокупности его организаторскую, творческую, педагогическую и теоретическую работу. Он был творцом во всех видах своей многогранной деятельности.

Летом 1918 года он приехал на родину и сразу начал активно работать: создал в Кудымкаре театральную мастерскую, в которой делали декорации; реорганизовал работу Народного дома. П. И. Субботин обладал блестящим талантом художника-организатора. Об этом вспоминал поэт В. Каменский, работавший в те годы в Высшей военной инспекции Рабоче-Крестьянской Красной Армии. «Этот особый, редкий дар однажды оценили вся Москва и бойцы молодой Красной Армии, когда в 1919 году Реввоенсовет поручил Петру Ивановичу разукрасить Москву ко дню первой годовщины создания Красной Армии, — писал он. — Со всей своей творческой энергией Петр Иванович взялся за это великое общественное дело и великолепно его выполнил. Москва в этот красноармейский день выглядела необычайно нарядно, пышно, разноцветно, живописно… На улицах и площадях, всюду сверкали только что сделанные громадные полотна картин и плакатов разных крупных советских художников и в том числе много работ Петра Ивановича на красноармей­ские темы. Имя П. И. Субботина-Пермяка стало известно всей Москве».

В июле 1919 года Субботин начал свою деятельность по коренной реорганизации культуры Пермской губернии. Он стал претворять в жизнь идеи Народного комиссариата просвещения (Наркомпроса) по глобальной перестройке культуры и искусства, в основе которых лежала «новая единая система художественного образования для воспитания Нового человека». Идея «создать Нового человека посредством Нового искусства», разработанная Коллегией изобразительных искусств Наркомпроса, была настолько же грандиозна, насколько утопична и не выполнима. Но с этой целью ликвидировались все бывшие художественные учебные заведения (Академия художеств, Московское училище живописи, ваяния, зодчества). Вместо них открыт ВХУТЕИН (Высший художественно-технический институт) и по всей стране — от Петрограда до Владивостока, в уездных и губернских городах — создавалась сеть Высших государственных художественно-технических мастерских (ВХУТЕМАС). Художественно-промышленные мастерские Марка Шагала, Казимира Малевича в Витебске, мастерские Субботина-Пермяка в Перми и Кудымкаре — звенья единого процесса.

В 1919—1920 годах П. И. Субботин-Пермяк организовал художественно-промышленные мастерские в Перми, Кудымкаре и Кунгуре. Мастерские были «базой художественного воспитания местного края». Перед ними ставились задачи: поднять общий культурный уровень народа, дать элементарное художественное образование путем школьного и внешкольного воздействия. Все испытывали трудности того голодного времени: не хватало продовольствия, топлива, не было квалифицированных преподавателей и денег для оплаты их труда.

Как уполномоченный Пермского губоно П. И. Субботин-Пермяк постоянно контролировал работу мастерских, оказывал творческую помощь, заботился о приглашении преподавателей. Он писал программы для обучения, разрабатывал методические пособия, сам ездил по губернии и читал лекции, агитируя за «новое» искусство. «Необходимо заинтересовать и знакомить молодежь с вопросами искусства», — считал художник. Он призывал своих учеников и преподавателей работать и работать, чтобы «окрылить народные массы на большие дела».

Известный уральский писатель А. Н. Спешилов, тогда студент Пермских художественно-промышленных мастерских, вспоминал: «Субботин был человек одержимый. Где бы он ни был, вокруг него сразу образуется толпа народу, а он за искусство агитирует».

Несмотря на тяжелые условия, голод и разруху, преподаватели и учащиеся считали своим долгом «идти в ногу со временем». А. Н. Спешилов рассказывал о тех годах: «Студенты участвовали в самодеятельности, нас называли будхудами (будущими художниками). Все писали стихи, были артистами — очень талантливые люди тогда учились. Горячая, живая молодежь тогда была. В 1920-е годы, помню, мы на улице Карла Маркса (в Перми. — Н. К.), прямо на улице, на тротуаре, делали свои выставки каждую весну и лето».

29 октября 1921 года П. И. Субботину-Пермяку был выдан мандат о назначении его «заведующим Пермским художественным техникумом». Как бы подводя итоги своей деятельности и полемизируя со своими противниками, он писал в 1922 году: «Категорически утверждаю, что мною в губернии проведена огромная работа в изобразительном искусстве. Мною совершена масса работы, докладов, написано программ, уставов, анкет и пр., и большая часть не оплачена (99%), так как все делалось во имя идеи».

Он отдавал много сил организационной, педагогической работе. Творению «нового» искусства — особо любимой им живописи — он мечтал уделять гораздо больше времени, чем ему позволяли обстоятельства. Творческое наследие П. И. Субботина-Пермяка включает около 50 живописных полотен разных лет, 40 графических листов, более 30 театральных эскизов, более 50 эскизов праздничного оформления Москвы в 1919 году, к Первой годовщине Красной Армии.

Творчество художника можно условно разделить так: первый период — работа до 1920 года над произведениями, которые продолжают традиции классической и декоративной живописи. Во втором периоде (1920−1922 годы) написаны картины, в которых выражены пластические идеи футуризма.

В первый период творчества созданы полотна «Отдых над рекой. Чаепитие» (1916 год), «Красный праздник» (1917 год), «Отдых семьи» (1918 год). Работы этих лет декоративны и праздничны, даже в их названиях и сюжетах передано состояние ожидания радости и счастья.

Произведения второго периода деятельности П. И. Субботина-Пермяка следует рассматривать вместе с его теоретическими трудами (например «Кухня живописного мастерства»), в них он обосновывает систему «нового» искусства. В 1921 году он написал «Приемы и системы нового искусства», которая стала программой для преподавания теории и практики живописи. Ниспровергая традиционные стили в искусстве, художник заявляет, что «в живописи за все время ее развития никогда не разрешались одновременно все три проблемы ее: цвет, форма, фактура.

Субботин-Пермяк в своем «первом литературном опыте» ставит задачи: «систематизировать приемы нового», «найти новые законы искусства, соответствующие революционной эпохе исканий, творчества и нового строительства гигантских размахов». Автор утверждает принципы «нового» искусства: «структура, фактура, динамизм, экономизм, централизация». И каждый принцип он обосновывает. Следствие, или результат такого обоснования: «Цвет — это звуки музыки; ритм линий — художественная фраза, аккорд в музыке; цвета-звуки и ритмы линий создают своеобразный стиль».

П. И. Субботин-Пермяк предлагает «разбить полотно интуитивными линиями, раздробить пронизывающими линиями». С одной стороны, эти линии «разбивают» полотно, с другой — «соединяют предмет с фоном». Это позволяет, считал художник, выявить «жизнь предметов», их движение и «динамическое состояние». В картинах 1921−1922 годов «Рабочий», «Натюрморт с булкой», «Натюрморт с пирожком», «Натюрморт с художественными принадлежностями», «Натюрморт с булками и посудой» автор претворяет разработанные им основные теоретические положения искусства будущего (футуристического). Он разбивает пространст­во холста «интуитивными линиями». Раздробленное пространство картины соединяется своеобразной сеткой-паутиной, объединяющей предметы натюрморта. Каждый предмет натюрмортов представлен в «динамическом состоянии» — с различных точек зрения. Даже если не знать о теоретических исканиях Субботина, то декоративная красота натюрмортов, гармония красок и красочных сочетаний — «живописных фраз», по выражению Субботина, — производят сильное впечатление. Такое воплощение «живописного динамизма» можно увидеть в полотнах «Завод (депо)», «Пристань», «Город», «Паужина», «В поле», «Ау-у».

Процесс движения в пластическом искусстве пытались передать многие художники-авангардисты. П. И. Субботин-Пермяк находит теоретическое обоснование пластической идеи передачи «динамического состояния» и воплощает это состояние в картинах. Он считает, что предметы в реальном мире никогда не находятся в покое. Они постоянно меняются при движении воспринимающего их человека, приходят в различные взаимосвязи с окружением. Отсюда возникает задача для живописца — передать динамику, движение, состояние предметов в меняющемся пространстве.

Для авангардистов-футуристов, «экспрессов будущего», в том числе и для П. И. Субботина-Пермяка, «динамическое состояние», движение — это не только литературно-художественные идеи, но и система жизненных ценностей, основа поведения. Теория и жизненная практика соединились. Даже похороны художника зимой 1922/23 года были в духе его бытия, или «динамического состояния». Его оптимизм и безграничная вера в будущее делали факт смерти малосущественным, не думалось о трагизме жизни. На похоронах Субботина, по его просьбе, играли только польки и краковяк. Об этом вспоминал писатель А. Н. Спешилов.

Жизнь П. И. Субботина-Пермяка — это «горение», деятельность, движение, «динамическое состояние» без отдыха и пауз. Судьба отпустила ему немногим более пяти лет творческой жизни. В 1919 году он был уже тяжело болен.

Всех дел, которые успел осуществить П. И. Субботин-Пермяк, хватило бы на несколько жизней. Он создатель многочисленных живописных и графических произведений, теоретических трудов, программ. «Приносить пользу, добро есть наивысшая цель жизни», — так считал он и следовал этому принципу всю жизнь. Деятельность П. И. Субботина-Пермяка, его творчество есть высокий пример служения народу.

В настоящее время живописные полотна художника украшают залы музея в Кудымкаре, находятся в постоянной экспозиции Пермской художественной галереи. Его произведения вместе с работами близких ему по художественным авангардистским идеям Д. Бурлюка, В. Каменского и других художников-авангардистов экспонировались на многих выставках в Германии, Испании, Финляндии.

(автор статьи — Казаринова Н. В..)

Читать дальше

HELP