Регистрация
Александр Иванович Вологдин
Александр Иванович Вологдин
Россия 1889−1938
Подписаться0             
Подписаться0             
Биография и информация
 

Работал он в издательстве «Восточно-Сибирской правды» по оформлению обложек для книг.

Художественное наследие Александра Ивановича Вологдина, по имеющимся у нас сведениям, было растаскано или уничтожено. Помнят о нем как о замечательном педагоге его ученики, а один из них, ныне народный художник России Виталий Сергеевич Рогаль.

В доме по улице Бабушкина жил и работал художник, который взял для себя псевдоним ЭХНА. Его могилу не найти на Иркутских кладбищах. Документы, записи, фотографии и все произведения были уничтожены решением тройки из НКВД. Теперь под его именем только и можно написать: Вологдин Александр Иванович (ЭХНА), 8 октября 1937 г. незаконно репрессирован, 8 марта 1957 г. реабилитирован посмертно.

Он сидел в темном, прокуренном кабинете следователя и отвечал на вопросы:

— Год рождения и место?

— 1889, г. Иркутск

— Где живете?

— Бабушкина, 17

— Где и кем работаете?

— Художник; Председатель Восточно-Сибирского краевого Союза советских художников. Преподаю в изопедтехникуме.

— С какого времени являетесь председателем?

— С 1933 года, с момента организации.

— А преподаете?

— С 1932 года.

— На основании, какого документа вы ведете преподавательскую деятельность?

— Диплом об окончании Иркутской государственной художественной студии-мастерской

И. Л. Копылова.

— Это там научили буржуазным методам обращения с молодежью на «Вы»?

— Меня этому учили родители.

— О родителях и так все знаем. Они явно или не явно пытались спорить о правильности пути Советской власти. Вот и их продолжение передо мной сидит. Какие там рассуждения об искусстве себе позволяете? Ваши коллеги написали обращение в НКВД, чтобы прекратить развращение молодых умов измышлениями по поводу как там и как здесь.

— Позвольте, но преподавать искусство без взгляда на достижения мировой цивилизации нет возможности. Вся классика в Италии и во Франции, в Германии и в Англии.

— Вот-вот! Это интересно, какие у вас связи с этими буржуазными выродками? — Да никаких, кроме, как, я не могу отказать в восхищении тем мастерам живописи, у которых бесконечно учусь.

— Так вы у них учитесь?!

— И не собираюсь от этого отказываться.

— Кого вы конкретно можете назвать?

— Сезанн, Клод Моне…

— Вы имеете с ними переписку?

— Нет.

— Передо мной лежит ваш доклад на 1-й краевой конференции художников Восточной Сибири. Я нуждаюсь в пояснении по этому тексту. Читаю: «Изобразительное искусство усиленно проникает в общественную жизнь, художник требуется всюду, правда, пока еще только как исполнитель, как оформитель и плакатист, но не далеко то время, когда подлинно высокое искусство будет привлекать общественное внимание не меньше, чем теперь какое-нибудь серьезное проявление материального строительства», — вы что хотите сказать, что сейчас нет подлинного искусства?

— Искусство не может быть копиями с копий. Сколько чудес для творчества! А ведь молодежь не может развиваться без этой свободы, какую дают подлинные знания, а не копийные. Вы хотите обвинить меня в принижении ценностей времени, а я только и хочу, как это ценное поднять до высот. В чем вина того, кто стремится увидеть дальше и идет высоко в горы? Это неизбежно происходит от желания все совершенствовать вокруг. К этому я и сказал слова, которые вы прочитали.

— Вас не спасут запутанные слова без конкретного ответа за призыв к бунту против того, что Советская власть строит, а такие как вы — разрушают. Я не вижу, что у вас есть желание раскаяться и признаться. С повинного голову не секут. Повиниться вам дали возможность, но отрицание всего подвело и вредит.

Пули остановили жизнь художника. Перед смертью все мгновенно пронеслось. И лица тех, кто улыбался от наслаждения местью, тому, чьи слова казались укором в бездарности — членов Союза советских художников.

(автор статьи -Марина Несынова, нооискусствовед, Иркутск)

Читать дальше

HELP