Регистрация
Прокопий Николаевич Рязанцев
Прокопий Николаевич Рязанцев
Прокопий
 Николаевич Рязанцев
Япония 1829−1897
Подписаться1             
Подписаться1             
Биография и информация
 

Впервые оценку творчеству П. Н. Рязанцева, анализ биографических данных был осуществлен известным забайкальским краеведом рубежа XIX—XX веков А. В. Харчевниковым (1889−1937), который считал, что художник «не получил должной оценки своего творчества ни у современников, ни долгое время спустя». Большая часть фактографического материала первым биографом художника была заимствована из записок самого Рязанцева, часть сообщена его сыном, проживавшим в тот момент в г. Нерчинске.

Таким образом, нам сейчас известно, что Прокопий Николаевич Рязанцев родился в г. Нерчинске Забайкальской области в 1829 году в бедной мещанской семье. Его отец Николай Иванович был главой большого семейства, включавшего кроме жены четырёх сыновей и четырёх дочерей, и имел собственное хозяйство, с трудом содержа всех. Из всех детей только один Прокопий был отдан на обучение в приходское училище, очевидно, как самый смышленый. Затем он учился в Нерчинском уездном училище, где и проявились его большие успехи в рисовании.

Смотритель уездного училища Чаусов, бывший в то время преподавателем рисования, давал ему отдельные уроки живописи, снабжал красками и другими необходимыми принадлежностями. Именно он порекомендовал уездному начальству принять Рязанцева после окончания училища на должность преподавателя рисования. Представленные Прокопием Николаевичем рисунки, прописи по чистописанию и каллиграфии, чертежи получили похвальный отзыв в Императорской Академии художеств, и Рязанцев был утвержден в должности преподавателя рисования Нерчинского уездного училища, в котором проработал 26 лет и дошел до чина губернского секретаря (1868), совмещая уроки в других учебных заведениях, например, женской прогимназии. Но получить специального художественного образования ему так и не удалось.

Преподавательский заработок был небольшим, и едва сводя концы с концами, художник содержал на него жену, двух сыновей и дочь. Поэтому часто выполнял дополнительные заказы разного характера. Одним из главных видов такого заработка стали занятия иконописью, «по заказам горожан и жителей пригородных деревень», а также церковным храмам.

Судьба бедного талантливого живописца привлекала внимание известного в Сибири золотопромышленника, нерчинского купца первой гильдии Михаила Дмитриевича Бутина (1835 — 1907), который взялся оказывать содействие и помощь художнику. Вместе с ним Рязанцев много ездил по Бурятии, неоднократно бывал в Аге, Цуголе и других местах Восточной Сибири и Забайкалья. Во время поездок он много рисовал с натуры: бурятские типы, улусы, ритуальные и бытовые сценки, города и поселки. В дальнейшем эти рисунки и этюды послужили основой многочисленным произведениям.

Так в фондах Читинского областного краеведческого музея имени А. К. Кузнецова хранится семь графических работ П. Н. Рязанцева, посвященных бурятской тематике. Среди них особый интерес вызывают листы, изображающие жизнь лам Агинского и Цугольского дацанов.

По сведениям А. В. Харчевникова, в 1873 году при проезде через Нерчинск бывшего великого князя Алексея Александровича Рязанцевым ему была преподнесена картина из бурятского быта, повествующая о молении лам у святого источника, в который они бросали монеты. Еще две картины, также этнографического характера, были подарены проезжавшим мимо генералам. Кстати, в коллекции самого М. Д. Бутина кроме портретов и пейзажей, также имелись тематические полотна местного содержания. Художественное собрание Бутина, по мнению ряда забайкальских исследователей, было одним из самых представительных и включало несколько десятков произведений, в том числе русской и зарубежной живописи, которые в свою очередь также оказали влияние на становление личности художника, его творческих исканий.

Другим видом заработка для Прокопия Николаевича было написание по заказам местного населения портретов. На сегодняшний день существует в музейных фондах только 12 работ П. Н. Рязанцева, среди которых значится три портрета.

Кроме художественного творчества Рязанцев много занимался педагогической деятельностью: давал частные уроки живописи, недолгое время был первым учителем известного художника-сибиряка Н. И. Верхотурова (1863−1944), домашним наставником первого профессионального журналиста Забайкалья, литератора и краеведа И. В. Багашева (1843−1919). Выйдя в 1887 году в отставку, он уступил место преподавателя рисования в училище еще одному своему ученику Афиногену Пантелеймоновичу Колосову (годы жизни неизвестны).

В том же году он вместе с женой и двумя сыновьями переехал в Благовещенск, где продолжал творчески работать и, возможно, принимал участие в местных художественных выставках. Затем он переезжает вместе со старшим сыном в Приморье, продолжая работать, «рисуя с натуры гиляков, быт их, типы, а также виды Амура». Причем одну из картин, изображающую езду гиляков на собаках, художник преподнес Николаю II во время его путешествия в Японию в 1891 году, за что получил серебряную медаль с изображением Александра III.

С 1892 по 1894 гг. М. Д. Бутин вновь живет в родном Нерчинске. Летом 1895 года Прокопий Николаевич возвратился сначала в Благовещенск, а затем переехал к старшему сыну на прииск Николаевский, находившийся в глухой тайге, в 12 верстах от реки Амур и в 200 верстах от города Николаевска, где и скончался 7 сентября 1897 года и был там же похоронен.

А. В. Харчевников предпринял в 1920 году специальную экспедицию в Нерчинск по сбору материалов о жизни и творчестве П. Н. Рязанцева, а также поиску самих его работ. Ее результатом стало написание первой биографической статьи о художнике, в приложении к которой был приведен полный список из 115 произведений, обнаруженных в Нерчинске работ и принадлежавших разным владельцам, а также указанным в личных бумагах художника. Некоторые из них им были привезены в музей Забайкальского отдела Русского Географического общества.

Как уже говорилось выше, до настоящего времени сохранились лишь 12 произведений П. Н. Рязанцева. Одно — карандашный рисунок панорамы города Нерчинска — хранится в Нерчинской краеведческом музее, 10 — в Читинском областном краеведческом музее имени А. К. Кузнецова (два женских портрета, два пейзажа, шесть этнографических рисунков, посвященных бурятам), одна работа — в Иркутском областном художественном музее имени В. П. Сукачева.

Исследуя сохранившиеся и дошедшие до нас произведения, можно с уверенностью сказать о том, как художник относился к натуре: лица писались с интересом, с душевной взволнованностью. Широк круг изображаемых им персонажей — это жители Нерчинска, Кяхты, Благовещенска и т. п., где он неоднократно бывал.

Поскольку Рязанцев в большинстве своем писал на заказ, — это наложило определенный отпечаток на все его творчество. Он всегда старался показать привлекательное, раскрыть в людях душевное. Его произведениям свойственна романтизация образов. И в то же время портретируемые им по-сво-ему трогательны и всегда правдивы. В них присутствуют воля, мудрость, решительность. Изображенные им люди всегда скромны. Душевная чистота и внутреннее благородство — основной мотив портретного жанра в творчестве Рязанцева. Общей чертой для них является то, что свои модели художник редко пишет ярко освещенными, чаще использует мягкий, рассеянный свет. Разнообразна композиционная ситуация полотен. Большинство из них выходит за рамки простой фиксации внешнего облика героя. Они содержательны по колориту, значительны по мастерству, в них есть та покоряющая человечность, художественная правда, которые позволяют считать их произведениями своего времени.

Иркутский «Портрет П. И. Першина» был написан Рязанцевым в июле 1876 года в Нерчинске и изображает известного нерчинца Петра Ивановича Першина-Караксарского (1836−1912). В овале портрета мимо зрителя смотрит моложавый мужчина, в парадной одежде, белоснежная сорочка которого яснее выделяет раскосые глаза и смуглый цвет лица портретируемого. Портрет скорее нейтрален по отношению к модели и самого героя к миру. Его следовало по качественным характеристикам назвать парадным семейным портретом.

П. Н. Рязанцев, вероятно, любил писать молодые лица. Однако таким портретам не хватает жизнерадостности, бьющей через край энергии молодости. Изображаемые им молодые люди сосредоточены, озабочены, полны раздумий, будто к чему-то прислушиваются. Это свойственно и двум портретам читинских девушек, хранящимся в Читинском краеведческом музее имени А. К. Кузнецова, которые различаются не только характеристикой образов, но и композиционно. На овальном портрете «Девушка с розой» изображено совсем юное создание в белой кофточке. Написанная масляными красками в мягких тонах, она полна тургеневского настроения и обаяния. «Ни один посетитель Музея, чуткий к вопросам искусства, не проходил, не остановив своего внимания на этом портрете», — считал Харчевников. Эта одна из первых работ Рязанцева, поступивших в музей, была подарена в 1916 году Неонеллой Васильевной Суровцевой, женой Михаила Федотовича Суровцева (1850−1915), почетного гражданина г. Нерчинска, который поддерживал с Рязанцевым теплые дружеские отношения. Мы считаем, что на нем изображена сама Н. В. Суровцева в молодости. Он был заказан художнику любящим мужем, вероятно, в первый год замужества, т. к. изображает молодую особу, в полуоткрытом платье, с розой (символ любви в искусстве), длинные волосы уложены на затылке в прическу, в глазах легкая раскосина.

Повернувшись лицом к зрителю, склонив голову на правое плечо и откинувшись на высокую спинку резного кресла, героиня задумалась и отсутствующим взглядом смотрит перед собой. Чувствуется напряженная скованность: она чуть улыбается, но в то же время видна утомленность позированием. Рязанцев с нескрываемым удовольствием пишет ее привлекательное лицо, широко раскрытые глаза, разлет черных бровей, красиво очерченный рот, мягкий овал лица, передавая трепетность юности.

Второй портрет — «Девушка с кроликом» — прямоугольной формы. Девушка показана в полуоборот к зрителю. Шея, грудь и плечи обнажены, декольтировано легкое платье. Проницательный взгляд черных глаз с некоторой застенчивостью устремлен на зрителя. На левой руке девушки сидит белый пушистый кролик, которого она кормит листьями. На символическом уровне он передает характер своей героини, нежный и беззащитный. Вторая героиня с правильными мелкими чертами лица и ямочкой на подбородке более проста, но в то же время привлекательна и даже поэтична. Это выражается в открытом, с некоторой застенчивостью взгляде, в свободной позе. В ее меланхолической задумчивости и простодушной мечтательности есть внутренняя чистота, какое-то светлое и чистое начало.

Тематические работы П. Н. Рязанцева в основном носят этнографический характер и отличаются большим мастерством, законченностью, обнаруживая поразительную наблюдательность и понимание самых разнообразных сторон местной «инородческой» жизни: типажи, повседневный быт, костюмы, обряды.

Так акварель «Благославление Шеретуя» отличается не только хорошим знанием местных бурятских обычаев, но и крепким рисунком. Исходя из канонических традиций, художник строит композицию, помещая на первый план всех действующих лиц и насыщая интерьер разнообразными соответствующими ситуации атрибутами. Перед нами сцена прощания отца с сыном, уходящим послушником в дацан в присутствии старого ламы. Сцена тщательно прорисована в деталях — лица, руки, костюмы. Плоскостность композиционного решения гасится выразительностью фигур действующих лиц, а отсутствие психологических характеристик — этнографическим содержанием. Этот лист — исторический документ, фиксирующий определенный отрезок времени и одновременно отражающий этап развития бытового жанра художественной школы Сибири. Жизненная конкретность, выражение художником своего отношения к человеку любой национальности и общественного положения, его проблемам — являются не только одним из достоинств данной работы, а, скорее всего творчества П. Н. Рязанцева.

Читать дальше

HELP