Регистрация
Карл Иванович Рабус
Россия 1800−1857
Подписаться1             
Подписаться1             
Биография и информация
 

Сын немца-гувернера при воспитанниках Академии художеств. Учился в Императорской Академии художеств у М. М. Иванова (1810−1821), М. И. Воробьева. В 1827 получил звание академика. Совершил путешествие в Турцию, Грецию, Германию. По возвращении поселился в Москве. Преподавал перспективу в Кремлевском дворцовом училище и в Константиновском межевом институте. Состоял профессором пейзажной живописи и перспективы в Строгановской школе и в Училище живописи и ваяния. (1842−1857).

Родился в С.-Петербурге 11-го мая 1800 г. После смерти отца, служившего гувернером в Академии Художеств, он остался всего семи лет. Через три года, 15-го января 1810 г., опекуны отдали его пенсионером в Академию Художеств; окончив здесь гимназический курс, он избрал было своею специальностью историческую живопись, к которой чувствовал сильное влечение, но продолжительная болезнь глаз заставила его надолго прервать занятия, так что, за это время, он отстал от своих товарищей, и ему пришлось перейти уже на пейзажную живопись, в класс M. M. Иванова; последний продержал его три года на копировании рисунков и гравюр, так что, получив, наконец, доступ к краскам, он, по собственному его признанию, почувствовал себя «счастливцем». В 1821 г. Рабус, за исполненную программу: «представить приморское место», получил золотую медаль второго достоинства и аттестат первой степени со шпагою. По выходе из Академии Рабус отправился в Малороссию, к одному помещику, пригласившему его к себе. Страстно любя природу, он наслаждался живописными видами берегов Псела, а затем переехал в Крым, где сделал много этюдов, которыми и воспользовался при исполнении программы, заданной ему от Академии на звание академика: «написать масляными красками один из Крымских видов, снятых с натуры»; в 1827 г. Рабус получил это звание за «Вид Юрзуфа (Гурзуфа), имения герцога Ришелье». Теми же этюдами он воспользовался для другой картины: «Вид Балаклавы», купленной Обществом Поощрения Художников. После этого Рабус опять отправился на южный берег Крыма, где снова исполнил много этюдов, а отсюда переехал в Одессу и из нее — в Константинополь. Дорогою он вынес сильную бурю и едва не погиб; но во впечатлительной душе художника это величественное явление оставило глубокие следы и выразилось в том, что с этих пор он получил пристрастие к морю и с увлечением писал морские виды. В Константинополе художник был представлен тамошнему русскому посланнику, графу Рибопьеру, который принял его под свое покровительство, делал ему заказы и давал возможность осматривать город и делать этюды, что в то время для европейца было очень затруднительно. Через того же графа Рибопьера он был принят у австрийского и других посланников, для которых тоже написал несколько картин. Во время плавания по Средиземному морю Pабус писал виды берегов Греции и Италии и посетил некоторые города, но в Рим и Неаполь попасть не мог, потому что в то время там была холера. Затем он посетил Тироль, Вену, Нюренберг, Мюнхен, Дрезден и пешком обошел всю Саксонскую Швейцарию, а оттуда через Берлин вернулся в Малороссию и затем в Петербург, везде при этом неутомимо работая и знакомясь с известнейшими художниками, литераторами и учеными. Еще будучи в Академии, Pабус выделялся из среды своих товарищей своею начитанностью, развитием и любовью к наукам. Этими качествами он оказал немало влияния на развитие многих художников, из которых нельзя не упомянуть К. П. Брюллова, с которым они вместе окончили курс Академии, и А. А. Иванова, для которого он переводил немецкие книги, так как Иванов не знал этого языка. Они даже собирались вместе ехать в Италию. К тому времени, о котором идет речь, эти научные занятия настолько выдвинули его из среды тогдашних наших живописцев, что, конечно, этому именно обстоятельству он и был обязан тем радушным приемом, каким пользовался со стороны графа Рибопьера, князя В. П. Кочубея и др. Благодаря тому же, и за границей перед ним оказались широко раскрытыми двери не только домов художников, как Корнелиус, Шнорр, Ретч и др., но и литераторов и ученых: у Людвига Тика он был постоянным посетителем его литературных вечеров, а с археологом Беттигером сблизился настолько, что потом между ними шла переписка, и Беттигер напечатал о нашем художнике статью в «Artistischer Blatt zur Abendzeitung in Dresden», для которой Pабус дал ему автобиографические сведения. Женившись, он переехал в Москву, где и поступил, 9-го февраля 1835 г., на службу в Дворцовое Архитектурное Училище преподавателем перспективы. Потом он преподавал также перспективу в Константиновском Межевом Институте и пейзажную живопись в Строгановской Рисовальной школе. 24-го марта 1844 г. он был определен преподавателем пейзажной живописи и перспективы в Училище Живописи и Ваяния. Здесь протекала главная его преподавательская деятельность. Помимо указанных предметов, он читал здесь теорию красок, на основании сочинений Леонарда да Винчи, Рафаэля Менгса, Фальда и Гете, и курс истории живописи. Не довольствуясь классным преподаванием живописи, он руководил, в летнее время, занятиями учеников по этюдам с натуры. Как преподаватель, Рабус оставил чувство неизгладимой благодарности в сердцах своих учеников. В нем соединялись глубокое знание своего предмета, ясность мысли и легкость изложения с самым сердечным отношением к учащимся, которым он оказывал всевозможную зависящую от него помощь — и нравственную, и даже материальную. У него собирался весь цвет московской интеллигенции, находя интерес в беседе с умным, образованным и чутким ко всему возвышенному художником. Не менее охотно посещали его и приезжавшие в Москву иностранные артисты. В числе их был и Орас Верне, который сам вызвался представить Государю одну из его картин: «Вид церкви в селе Измайлове», и действительно отвез ее во дворец. Государю так понравилась эта картина, что он выразил желание, чтобы художник сам привез ему и другие свои работы. В это время у Pабуса были окончены две большие картины: «Буря» и «Вид Галлиполи при лунном освещении», которые он лично и представил Императору. Обе картины были приобретены во Дворец.

Под конец жизни Рабус впал отчасти в дальтонизм, не будучи в состоянии различать желтые цвета, что, конечно, не могло не отразиться на его живописи. Умер он после продолжительной и тяжелой болезни 14-го января 1857 г. (Половцов)

Читать дальше

HELP