• Facebook
  • Vkontakte
  • Twitter
  • Ok
Войти   Зарегистрироваться
Андрей Николаевич Горонович
Россия 1818−1867
Подписаться0             
Подписаться0             
Биография и информация
 

По окончании Нежинского лицея был принят в Академию художеств, где учился в классе К. П. Брюллова. Посвятил себя акварельной живописи и в процессе учения удостоился наград на выставках. В 1851—1860 бывал и работал в Оренбургской губернии. В 1853 участвовал в походе на Ак-Мечеть, во время которого сделал много акварелей и зарисовок. В 1855 написал картину «Отдых бухарского каравана в киргизской степи». Этапной в творческой биографии художника явилась картина «Меновой двор в Оренбурге», которая принесла ему звание академика.

В 1835 году Горонович окончил Нежинский лицей. В Академии художеств был учеником К. П. Брюллова. Посвятив себя акварельной живописи, уже в стенах Академии создал интересные работы, удостоенные наград на выставках. Горонович c 1851 по 1860 гг работал в Оренбургской губернии. В 1853 участвовал в походе на Ак-Мечеть, выполнив в это время большое количество акварелей и зарисовок. В 1855 им была написана картина «Отдых бухарского каравана в киргизской степи». Этапной в творческой биографии художника явилась картина «Меновой двор в Оренбурге» (1860). Она принесла ему звание академика. Ни его биография, ни творчество полностью пока не изучены. Значительный вклад в это дело внес Г. Н. Чабров своей диссертацией «Изобразительные источники по истории Средней Азии и Казахстана XVIII — первой половины XIX века», где Гороновичу посвящен отдельный раздел (рукопись, стр.174−194).

Т. Шевченко был знаком с Гороновичем в период учения в Академии художеств. В оренбургские годы они не встречались. Но в письмах к друзьям, посланных из Новопетровского укрепления, Шевченко о нем упоминает. Характеристики — нелестные. «Перовский привез с собою в Оренбург некоего Гороновича, тоже моего товарища по академии, и когда его спросили, не знаком ли он со мною, то он просто сказал, что и не видал меня никогда. И такие бывают люди на свете!» (Из письма 1853 г. к С.С.Гулак-Артемовскому — VI, 84). «Как живописца я его не знаю, а как человек он дрянь, это я знаю; но Бог с ним» (Из октябрьского письма 1854 г. к Б. Залескому — VI, 104). Шевченко, очень чуткий к фальши, не мог примириться с выказанным Гороновичем равнодушием к нему и его участи.

Но все-таки судьба академического товарища безразличной для него не была. Вероятно, не в одном письме из Оренбурга читал он о Гороновиче, его делах и планах. И вот: «Гороновичу скажи, что в Бельгии и прославленным художникам делать нечего … впрочем, поклонися ему» (Из январского письма 1854 г. к Б. Залескому — VI, 92). Тут, несмотря на неприязнь (или обиду), совершенно определенный совет, продиктованный озабоченностью судьбой человека. Равнодушия к людям Шевченко не терпел.

Читать дальше