Регистрация
7.5K
 
Ольга Потехина
Одесса, Украина, 45 лет коллекционер
«Думаю, глядя на картину Лизы Рэй "Колодец желаний :) загадывать? или хватать ведро? http://artchive.ru/users/1603/collections/556/works/3719»
Обновите обложку профиля и отредактируйте данные о себе
Редактируйте основную информацию и ваш статус
Загрузите свою новую фотографию
Обо мне
ИСКУССТВ-енный разум, арт-журналистка
Отредактируйте информацию о себе прямо на странице
Интересы
Добавляйте и редактируйте ваши предпочтения
15 сообществ0 общих
Вступить
Лекции, встречи, круглые столы и другие арт-события
47 участников, 8 тем
Вступить
Книги об искусстве и шедевры иллюстрации
192 участника, 5 тем
Вступить
Аукционы произведений искусства
176 участников, 17 тем
Вступить
Современные художники: посмотрите, что мы нашли!
534 участника, 82 темы
Вступить
Выставки в галереях искусств
321 участник, 56 тем
Вступить
Современная авторская скульптура
85 участников, 6 тем
16 октября считается днём рожденья великой русской драматической актрисы Полины Стрепетовой (1850-1903). Правда, точная дата её рождения неизвестна: ребенком Полину подкинули на крыльцо дома нижегородского театрального парикмахера Антипа Григорьевича Стрепетова и его жены Елизаветы Ивановны, артистки оперы, которые стали девочке приёмными родителями. Крошечная девочка-подкидыш еще в детстве решила, что будет актрисой. И действительно стала ею, сначала выходя на сцену в провинциальных Рыбинске и Саратове, а потом – покорив Петербург.

«Маленькая, неказистая женщина с громкой славой провинциальной актрисы приехала завоевывать столичного зрителя, — рассказывает биограф Репина и Левитана Софья Пророкова. — Она поступила на сцену Александрийского театра, когда там играли молодая Савина, Варламов, Давыдов. Стрепетова была уже не молода, больна, обладала трудным характером и огромным талантом.

Тут впервые на сцене новую актрису увидел Репин. Вместе со всем зрительным залом он был покорен ее Катериной в «Грозе». Эта роль словно создана для глубоко трагической актрисы, и Стрепетова исполняла ее так, что, казалось, после нее больше никто не может выйти на сцену в образе Катерины.

Была и еще одна роль, которую Стрепетова играла при затихшем и переполненном зале, — Степаниды в пьесе Потехина «Около денег». Художник Нестеров вспоминает об игре Стрепетовой в этом спектакле:

«С первого акта, где она появляется в своем черненьком, монашеском платьице, такая маленькая, худенькая, бледная, обреченная, с голосом, который «беду несет», — она завладевает зрителями до последнего, такого страшного, безумного момента. Она влюбляется в Капитона с такой силой искренности, что театр исчезает, зритель незаметно становится свидетелем подлинной житейской драмы».

Несколько лет изображала актриса на сцене неподдельное страдание. Трагизм был основой ее дарования, а как оказалось впоследствии, трагическое окрасило и последние годы ее прекрасной жизни.

В Стрепетову пылко влюбился молодой красивый студент А. Д. Погодин (внук известного историка). Он искал знакомства с актрисой. Чувство его только возросло, когда он увидел стареющую горбатенькую женщину с огромными страдальческими глазами.

Юноша любил впервые, и он отдал гениальной актрисе всю нерастраченность своих чувств. Вопреки мольбам родственников он женился на Стрепетовой, и супруги были очень счастливы. Но потом молодой муж стал ревновать жену к тем партнерам по сцене, с которыми она играла свои трагические роли, кого по сцене «любила», кому разрешала себя обнимать. Ревность эта приняла такой буйный характер, что муж не мог с ней сладить. Он умолял Стрепетову не играть таких ролей, где неизбежны были встречи с его сценическими «соперниками», унижался, просил. Но актриса не могла оставить того, ради чего она жила. И юноша застрелился у ее ног.

Стрепетова обезумела от горя. Она оставила сцену и доживала в раскаянье. Сцена потеряла талантливую актрису.

Репин написал Стрепетову, когда ее слава только пронеслась по Петербургу. Он изобразил ее в роли Лизаветы в «Горькой судьбине» Писемского (Портрет актрисы Пелагеи Антиповны Стрепетовой в роли Елизаветы). Портрет не удался. Актриса показана в застывшей позе, какая-то отяжелевшая. Можно ли было позировать, с легкостью и вдохновением изображая какое-то трагическое место, пьесы, если оно длится на сцене короткое мгновение? Конечно, нет. Поэтому искусственная затяжка позы очень ощутима. Фигура женщины получилась тяжелой, неестественной, а изображаемое ею состояние непонятным.

Зато другой портрет, долгое время называвшийся этюдом (Актриса П. А. Стрепетова), вошел в число репинских шедевров.

Будто только что тяжело вздохнула эта молодая женщина, и остался еще полуоткрытым ее рот. Что-то очень мучительное поднесла ей жизнь. Большие, затуманенные страданием глаза. Вынесет ли она, хрупкая, бледная, болезненная, свалившееся на нее горе?

Рассыпались по узким плечам гладкие каштановые волосы, белый воротник оттеняет болезненную прозрачность лица. Тревожная мысль пронеслась и чуть сдвинула брови. И вот уже кажется, что лицо посветлело, прояснилось, озарилось какой-то мимолетной радостью. Вот такое оно, это лицо, что в нем бездна ощущений, ни одно не застывает, они сменяются. Как уж этого достиг художник, осталось тайной его кисти, но достиг. Именно такая смена чувств придает портрету большую живость, позволяет любоваться лицом редкой выразительности.

Красноватый, воспаленный фон, переходящий в желтовато-серый, создает ощущение легкости, воздушности, окутывающей всю фигуру, и вместе с тем усиливает драматизм портрета.

Много раз видел Репин Стрепетову на сцене и ждал этой встречи с актрисой. Много раз видел он, как менялось ее лицо, как переходила она из состояния отчаяния и горя к покою, как от муки безнадежности возвращалась к жизни. Все это запомнилось, отложилось в сознании и оказалось где-то на кончике кисти, когда Репин писал Стрепетову уже у себя в мастерской.

Репин не хотел расставаться с портретом и после выставки забрал его к себе. Третьяков просил прислать непременно этот этюд×Этюд – учебный набросок, который художник использует для изучения натуры. Эдакие прописи для художника, где все просто и понятно. Этюд пишется быстро, точно, схематично, буквально на коленке – это проверенный способ осязания мира и его каталогизации. Но статус этюда в истории искусства настолько неустойчив, что иногда он приобретает значение гораздо большее, чем финальная картина, для которой он служил подспорьем. Его окружают серьезной широкой рамой – и водружают на музейные стены. Так в каком же случае этюд – это ученическая разминка, а в каком – самостоятельное, живое и ценное, произведение? читать дальше , но получил такой ответ художника:

«…относительно же этюда Стрепетовой — он останется у меня еще долгое и, может быть, очень долгое время. Не в том дело, что он мне понадобится, а он бывает нужен мне очень часто. Может быть, он поступит в Вашу галерею, когда меня уже не будет в живых».

В этом портрете художнику удалось передать цветом такое сложное состояние женской души, такое переплетение чувств, мыслей, что он мог быть чем-то полезен для создания картин. В натуре было подсмотрено то, что потом, преломленное через собственное воображение, могло найти свое выражение в совсем неожиданных образах. Проследить сейчас, в какой именно картине нашли отражение эти нервные, порывистые черты лица, эти гармонические краски, — трудно. Но что-то от них присутствует во многих прекрасных созданиях Репина. Портрет Стрепетовой был вершиной живописного темперамента и красоты колорита. Он должен был находиться всегда рядом, чтобы в последующих работах не потерять найденных в нем драгоценных открытий, не отступать назад».
Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
Если вам нравится пост пользователя — отметьте его как понравившийся и это увидят ваши друзья
Комментируйте, обсуждайте пользовательские публикации и действия. Добавляйте к комментариям нужные фотографии, видео или звуковые файлы.
Римский папа Климент VII во время осады замка св.Ангела приказал ювелиру и скульптору Бенвенуто Челлини переплавлять золотые сосуды, чтобы они не достались неприятелю. Бенвенуто, никогда не скрывавший собственного авантюризма и охватывающей его то и дело алчности, в процессе переплавки присвоил около полутора фунтов папского золота. «Подумаешь, — придумывал себе оправдания Челлини, —затерялось в золе плавильной печи».

Совесть, однако, иногда докучала скульптору. И однажды на исповеди он признался папе, что украл немножко драгоценного металла из его сокровищ. «Там было не больше, чем на 140 дукатов», — утешал Бенвенуто папу, а папа будто бы жалел, что так мало: «Если бы ты взял золота столько, что из него можно было бы сделать тиару, я все-таки простил бы тебя», — говорил, по словам Челлини, Климент.

Иллюстрация: Бенвенуто Челлини. Сальера (1543)
Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
Пабло Пикассо. Рисующие Клод и Палома
Друзья, а вы ходите с детьми в музеи? Рассказываете им об искусстве? Мы да. Но часто оказывается, и детям есть что сказать нам в ответ. Иногда их комментарии и замечания поражают глубиной и свежестью восприятия. Да нет, почти всегда. Дети не читают критики и не следят за аукционными рекордами. Дети ни разу не сказали, глядя на картину: «Я бы тоже так смог» или «Это не искусство». Вместо этого они говорят нравится или не нравится. И объясняют почему. Нам страшно интересно это слушать. А вам? Мы начинаем блиц-рубрику «Детское искусствоведение» и обещаем раз в неделю рассказывать вам, что думает один ребенок об одной картине.
Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
Идея остроактуальной футболки, которую легко сделать самому. И главное - недорого.
Рембрандт Харменс ван Рейн. Урок анатомии доктора Тульпа
Фрагмент романа Винфрида Зебальда «Кольца Сатурна. Английское паломничество»:

«...И что характерно: взгляды коллег доктора Тульпа направлены не на тело как таковое, но как бы чуть мимо, на раскрытый анатомический атлас, в котором жуткая телесность сведена к диаграмме, к схеме человека, как ее вообразил себе страстный анатом-любитель Рене Декарт, также присутствовавший в то январское утро в Палате мер и весов. Как известно, рассуждая о смирении перед Божественной мудростью, Декарт учил, что следует отвлечься от плоти и сосредоточиться на уже заложенной в нас машине, на том, что можно полностью понять, сделать полезным для работы и, при любых помехах, либо снова привести в движение, либо выбросить вон.
Странной отторженности тела, как-никак выставленного на всеобщее обозрение, соответствует и то, что хваленая достоверность Рембрандтовой картины при ближайшем рассмотрении оказывается мнимой. Вопреки традиции изображенная здесь процедура начинается не с вскрытия живота и удаления кишечника, быстрее всего подвергающегося разложению, но с рассечения преступной руки (что также указывает, вероятно, на акт возмездия). И рука эта опять-таки своеобразна. Она не только гротескно непропорциональна по сравнению с рукой, ближней к зрителю, но совершенно искажена анатомически. Обнаженные сухожилия, которые, судя по положению большого пальца, располагаются на левой ладони, на самом деле — сухожилия тыльной стороны правой руки. Значит, речь идет о чисто технической накладке, о детали, попросту взятой из анатомического атласа, но из-за нее картина, написанная, так сказать, с натуры, именно в своем смысловом центре, там, где разрезы уже сделаны, оборачивается вопиюще неудачной конструкцией. То, что Рембрандт здесь как-то оплошал, вряд ли возможно. Мне, скорее, кажется, что он умышленно нарушил композицию. Изуродованная рука — знак насилия, совершенного над Арисом Киндтом. Художник отождествляет себя с ним, с жертвой, а не с гильдией, сделавшей ему заказ. У него одного нет застывшего картезианского взгляда, только он видит это угасшее, зеленоватое тело, видит тень на полуоткрытых губах и над глазом мертвеца».

Жанровая сцена «Чоп суи» (так называется популярное в США блюдо из мяса, овощей и риса, которое готовили китайцы-эмигранты) – важнейшая работа Эдварда Хоппера, находящаяся в частных руках. Критики описывают её как «уникальное отображение духа времени в один из самых интересных периодов трансформации Нью-Йорка».

На картине изображены две собеседницы, сидящие в кафе за столиком у окна, и ещё одна пара на заднем плане. Основные элементы композиции – накрашенное лицо женщины, повёрнутой к зрителю, спина её спутницы, окно, в котором виден фрагмент уличной вывески, лампа на подоконнике и чайник на столе, пальто, висящее за спиной главной героини, и мужчина с женщиной за столом в глубине. Как и во многих работах Хоппера, в этой особое внимание уделяется воздействию света на фигуры.

Творчество Эдварда Хоппера славится реалистическими сценами, в которых затронуты темы изоляции и самости. Художник часто говорил, что его искусство – это «транскрипция самых интимных впечатлений от натуры», имея в виду, что процесс написания картин соотносится с памятью. Эту идею можно было бы описать иначе, например, когда вы извлекаете некое воспоминание, возникают некоторые детали, но всё, что находится за пределами фокуса, остаётся пустым фоном. «Чоп суи» фиксирует эту концепцию, заставляя зрителя сосредоточиться на определенных сенсорных элементах иконографии, отражая на самом деле тему изоляции.

Хотя сцена происходит в социальной среде, в ней присутствует ощущение одиночества. Женщина в зелёном повёрнута к своей спутнице, но, похоже, не общается с ней. Искусствовед Дэвид Анфам даже предположил, что героиня сидит напротив своего тёмного двойника. Однако, учитывая, что женщины вполне могли надеть одинаковые шляпки, а лица второй не видно, эту гипотезу вряд ли можно назвать обоснованной.

Между тем, отстранённость подчёркивается и парой на заднем плане: мужчина не смотрит на даму, с которой он сидит. Каждый персонаж замкнут и изолирован от других, сосредоточен сам на себе. Лицо главной героини можно охарактеризовать как «отсутствующее» и «рассеянное» – она не фокусирует взгляд ни на зрителе, ни на своей собеседнице.

И если эта картина воплощает конкретную мысль о прошлом, этим можно объяснить пристальное внимание художника к героине и игнорирование окружающей обстановки. По свидетельству биографа Гейла Левина, «Чоп суи» связан с недорогим китайским рестораном, который посещали Хопперы. Возможно, Джо – жена живописца – позировала ему.

Автор: Влад Маслов

Эдвард Хоппер. Чоп суи
Чоп суи
Эдвард Хоппер
1929, 96.5×81 см
Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
Альфонс Муха. Судьба
Конец XIX века был временем расцвета технического прогресса. Но одновременно с этим в Европе вырос интерес к франкмасонству и спиритизму. Альфонс Муха был очарован оккультными вещами. Он экспериментировал с кино, стал вольным каменщиком и участвовал в спиритических сеансах. Однажды художник сделал несколько фотографий женщины, которая находилась во власти духов. Запечатленные на этих снимках позы Муха позднее использовал в своих рисунках.
Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
9 октября, во Всемирный день почты, вспоминаем замечательную историю о том, как простой французский почтальон Фердинан Шеваль (1836 – 1924) сделался предтечей стиля Ар брют.

Жозеф Фердинан Шеваль (на фото) работал почтальоном небольшого городка Отрив. Но с детства грезил о собственном замке. Доходы почтальона не предвещали осуществления мечты. И тогда Шеваль начал... собирать камни (в этой области Франции гористый ландшафт, и по пути почтальон находил много камней необычной формы и расцветки). Через 20 лет, после выхода на пенсию, почтальон начал строить свой «Идеальный замок».

На постройку дворца мечты у Шеваля ушло 33 года. Для «склеивания» замка автор использовал смесь из цемента и извести. Это настоящий архитектурный полет фантазии – в замке можно увидеть сюжеты из Библейской и Индусской мифологии. На стены дворца нанесены изречения Будды и Христа. Внутри есть и мечеть, и храм Девы Марии. Замок имеет множество ходов и выходов. Снаружи Идеальный дворец Шеваля украшают лестницы, фонтаны и скульптуры. Популяризировать это наивное, странное, но по-своему красивое творение начали Пабло Пикассо и Андре Бретон. А в 1969 году Министерство культуры Франции объявило о присвоении Идеальному дворцу официального статуса исторического памятника.

«Идеальный замок» стал одним из самых известных произведений наивной архитектуры, а его автор Фердинан Шеваль, более известный как «почтальон Шеваль», – предтечей направления Ар брют (от франц. Art Brut — грубое, неогранённое искусство).

Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
Что-то до боли знакомое, правда?
Это новое творение скульптора из Нидерландов Магрит ван Брифорт, которая подарила миру знаменитого Ждуна. В этот раз Магрит явно позаимствовала образ своего героя у собаки – очень уж он (или она?) похож на шарпея. Вот только детские ножки немного смущают.
Фото скульптуры, которая уже выставляется в Гааге, ван Брифорт опубликовала в Инстаграме и предложила подписчикам придумать имя этому жутковатому, но трогательному существу.
Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
Показать ещё
HELP