Регистрация

Павел Гудимов: Время галерей прошло

Мне нравится6       0  
Чтобы быть успешным, нужно мыслить нестандартно. Это утверждение вполне может стать девизом самого на сегодня успешного в Украине галериста — Павла Гудимова. О пути из основателя группы «Океан Эльзы» к бренду «Гудимов Арт-Проект», истории арт-центра, галерейном бизнесе в Украине и перспективах его развития, «Артхив» и побеседовал с Павлом.
Кстати, застать сегодня Павла Гудимова не то, что в Киеве — в стране, оказалось задачей не из легких. Он родился во Львове в семье архитекторов (и сам архитектор по образованию). Прославился в юности как рок-гитарист, один из основателей группы «Океан Эльзы». Переехал в Киев в конце 1990-х вместе с другими музыкантами команды и… здесь почти сразу основал шоу-рум (студию дизайна) Я Дизайн. Со временем из этой затеи вырос целый зонтичный бренд Гудимов Арт-Проект. Сегодня в его состав входят архитектурная мастерская Я Дизайн (дизайн помещений), креативная группа «Акцент» (графический дизайн и реклама), издательство Артбук (книги по дизайну, искусству, фотографии), музыкальная группа Гудимов. И, конечно же, знаменитый арт-центр Я Галерея. Который одновременно работает в Киеве на Подоле и в Днепропетровске. Представляя, впрочем, разные афиши при общей идеологии.
Вернисаж проекта Александра Короля «Минотавр-квест», арт-центр Я Галерея в Киеве, 2014
— Павел, начнем с актуального: интересно, какие проекты Вы делаете сейчас?
— Сейчас одновременно проходят четыре проекта, которые представляю я как куратор, и арт-центр Я Галерея как институция. Один из самых важных — это образовательный проект «Пространство искусство, дизайна и архитектуры для детей», который состоялся в рамках фестиваля «Мир в детских ладонях» в Мыстецьком Арсенале, где Я Галерея была соорганизатором и соучастником. В нашем проекте дети могли узнать об истории искусства и создать собственные работы. Эта инициатива стала для меня еще и очень личным делом, поскольку я ведь еще и отец трехлетнего ребенка.
Если же отвечать шире, то… Хотя Я Галерея есть только в Киеве и Днепропетровске, мы давно работаем практически по всей Украине. Поэтому сейчас важно не только, «сколько» выставок или акций мы делаем, но и «где». Потому что на сегодня в сфере нашей инициативы — вся страна.

— Но ведь первая Я Галерея открылась в Киеве?
— Так сложилось, что когда я только основал Я Галерея в 2007 году, то понимал, что традиционная система галерейного бизнеса уже отошла в прошлое. Ведь искусство не может быть локализовано только в одной точке! Еще тогда я принял решение, что буду работать со всей Украиной, выискивая и представляя публике что-то новое. А здесь, в столице, показывать художников со всей страны. С этой точки зрения, Киев — стратегически самое удобное место. Это центр, где ты садишься на поезд и быстро оказываешься в разных уголках Украины.
А пять лет назад, вместе с бизнесменом Павлом Мартыновым, мы открыли арт-центр Я Галерея в Днепропетровске. Для меня это был самый удивительный момент за все годы работы. Павел приехал ко мне и сказал: «Я коллекционер и очень люблю современное искусство. Но в Днепропетровске у меня нет единомышленников, поэтому я хочу, чтобы хотя бы мой собственный круг видел и оценил то, чем я занимаюсь». Хотя этот «круг» знакомых оказался к искусству достаточно холоден, Я Галерея в Днепропетровске притянула большое количество студентов, молодежи и профессионалов. Когда на годовщину арт-центра пришло 400 человек, Мартынов сказал мне: «Наверное, мы действительно делаем что-то правильное».

— Еще до Я Галерея Вы открыли архитектурную мастерскую. Был ли тогда арт-центр самостоятельным направлением?
— 13 лет назад я совмещал оба направления, открыв шоу-рум в Киеве, где одновременно промоутировал дизайн и показывал выставки. Уже потом я понял, что одно с другим тесно связано, и лет через 10 даже сделал авторскую лекцию «Дизайн vs искусство». К созданию же отдельных арт-площадок меня подтолкнула сама жизнь. Художники в разных точках Украины говорили мне: да, у нас тут есть художественная среда, но ничего не происходит! А хочется интенсивной жизни… В результате Я Галерея стала дружить и сотрудничать со множеством как отдельных людей, так и институций, включая национальные. Это Национальный художественный музей в Киеве, Национальный музей во Львове, Львовская картинная галерея и многие другие институты и музеи. Сейчас, например, в Хмельницком областном художественном музее проходит выставка Миколы Малышко «До дерева», сделанная арт-центром с подачи самого музея. Его директор, Лариса Чернова, приехала познакомиться со мной, и сказала: «Павел, я давно слежу за тем, что вы делаете. Давайте делать совместный проект!» Подобная история была и с Украинским Католическим университетом во Львове, с которым мы дружим уже пять лет и помогаем на ежегодном Благотворительном бале, предоставляя работы наших художников.




Вернисаж проекта Александра Кадникова «Призма спокойствия», арт-центр Я Галерея в Киеве, 2013

…способ существования галереи как сувенирной лавки уходит в прошлое. Когда галерея вместо интересных современных проектов продолжает только торговать картинками, она обречена. Ставка только на коммерческие проекты также не соответствует реалиям. Ведь сейчас те же коллекционеры стремятся не столько покупать, сколько поддерживать — будь то конкретный арт-центр или конкретного художника.
Работы Павла Макова, одна из проведенных выставок в арт-центре Я Галерея
— А совместные проекты делаете?
— Конечно! Вот уже полгода при университете работает галерея современного искусства, которая появилась в тесном сотрудничестве с Я Галерея. Также я курировал первый проект галереи УКУ — «Ребрендинг / Надбанные Кресты». Его руководителем был Андрей Курочка, главный идеолог галереи. Совсем недавно мы открыли в галерее УКУ второй проект «МОХ», посвященный исследованию урбанистической темы. В нем были задействованы архивные фотографии Львова и современные фото Киева. Таким образом, проект построил «культурный мост» между двумя городами и показал связь между ними, которую никто не замечает. А ведь страна нуждается в таких «мостах»!

— Помимо «открытия» новых имен в украинском искусстве, известно, что Вы работаете также и с известными мастерами…
— И это естественно! Они не только помогают нам искать таланты, но и способствуют нашему самообразованию. Как «имена» они важны, но прежде всего это — невероятные авторитеты. Многих художников, таких, как Игорь Янович, Павел Маков, Андрей Сагайдаковский или Микола Малышко, я вообще считаю своими учителями. Кроме того, проекты этих художников очень востребованы в украинском обществе.

Павел Гудимов и Тиберий Сильваши на открытии проекта Павла Макова «Еженедельник», арт-центр Я Галерея в Киеве, 2012, фотограф — Владимир Денисенков.

  • Тиберий Сильваши, вид экспозиции "Крылья", арт-центр Я Галерея, Киев, 2008
  • Вид экспозиции "Ти сейчас тут", спепроект, 2012
— А насколько современное искусство знают зрители в провинции?
— Состояние разных регионов — очень разное, потому что у каждого свои особенности восприятия одних и тех же направлений в искусстве. В Днепропетровске мы сейчас делаем ставку на нефигуративное искусство, а также проекты, непростые по своей концепции. Это нужно, чтобы немного «подтянуть» среду, взбодрить, помочь выработать критическое мышление. Ведь именно абстрактное искусство принимается даже культурным сообществом весьма тяжело. Например, во Львове Тиберия Сильваши прекрасно знают, а вот в Днепропетровске его выставка в Я Галерея была первой. Но я думаю, что со временем ситуация выровняется: художники, авторитетные в одном регионе, будут известны по всей стране, и также за ее пределами. Задачи реальные — так, выставка Миколы Малышко, которая собрала три месяца назад неимоверную аудиторию в Тулузе, на международном фестивале современного искусства FIAT. Успех таких проектов подтверждает, что украинские художники могут быть не только «локальными» — их могут ценить в мире.

— Тулузский проект Малышко курировали также Вы?
— У меня уже был опыт работы над такими проектами, ведь практически на каждую «Французскую весну» (Культурный фестиваль, который Французский культурный центр и Посольство Франции в Украине организовывают в Киеве и крупных городах страны каждую весну — Прим. Авт.) мы создавали совместные украино-французские проекты, такие как «Оживающие фигуры» (2012), «Memoria» (2013), «Архив» (2014). А два года назад Французский культурный центр пригласил наш арт-центр в ознакомительную поездку на FIAT; тогда мы привезли в Тулузу много ознакомительных материалов. Когда же, год назад, мы начали собирать проект для очередного фестиваля в Украине, французы предложили нам поучаствовать в тулузском фестивале FIAT. Они хотели показать именно Малышко, поскольку, так же как и я, считают его очень мощным и актуальным художником. Реакция профессионалов на открытии проекта еще раз подтвердила это мнение.
Арт-рынка в Украине нет. Но это — тема отдельного разговора, продолжительного и сложного.
— Насколько сегодняшняя ситуация в стране сказалась на деятельности галерей?
— Галереи закрывались и продолжают закрываться не только по причине кризиса. Сам способ существования галереи как сувенирной лавки уходит в прошлое. Когда галерея вместо интересных современных проектов продолжает только торговать картинками, она обречена. Ставка только на коммерческие проекты также не соответствует реалиям. Ведь сейчас те же коллекционеры стремятся не столько покупать, сколько поддерживать — будь то конкретный арт-центр или конкретного художника. Другой существенной недостаток галерей — это отсутствие независимости. Арт-центр Я Галерея независим потому, что не является коммерческим проектом, а существует в основном за счет моих личных средств, которые я зарабатываю как архитектор и дизайнер. А Днепропетровский арт-центр Я Галерея практически полностью спонсирует Павел Мартынов.

— То есть Я Галерея — это преимущественно меценатский проект?
— Частично меценатский. Как, например, программа «Современное искусство в традиционном музее», которой я занимаюсь уже пять лет, а также многие другие мои проекты. Я никогда не беру у художников картин за организацию выставок. Когда я первый в Киеве ввел это правило, на меня косились галеристы: мол, с чего бы это. Но если работа мне нравится, я ее просто куплю. Да, для меня ее цена будет немного меньше, но зато моя совесть будет чиста: мне не платят за «аренду» залов — мы делаем проекты вместе!
Конечно, с таким подходом коммерческая деятельность арт-центра — это утопия. Но… мы же существуем!
Естественно, далеко не каждый сегодня может снять помещение под галерею и хотя бы «отбить» деньги — «выйти в ноль», как говорят. Но и на Западе происходит то же самое. Потому что, чтобы выжить, нужно меняться под новые требования.



Вернисаж французско-украинского проекта «Оживающие фигуры» (в рамках фестиваля «Французская весна»), арт-центр Я Галерея в Киеве, 2012

— И о событиях последнего года. Как они повлияли на украинское искусство и арт-рынок?
— Арт-рынка в Украине нет. Но это — тема отдельного разговора, продолжительного и сложного. Что же касается искусства, то… Я считаю, пока рано делать серьезные выводы. Да, после Революции было очень много скороспелых проектов, и — толку?..
Что же касается художников, то каждый воспринял это по-своему. На одних эти события серьезно «давили», ведь творческие люди очень чувствительны к таким вещам. Многие до сих пор не могут работать. А многие, наоборот, еще за десять лет до революции предрекали подобные вещи. Но кто же знал, что «Мишени» Павла Макова могут стать реальными мишенями на Майдане…

— …с другой стороны, мы убедились, что искусство действительно играет определенную роль в социальных процессах. Это плюс. Кроме того, у нас в стране по-прежнему есть свобода слова, свобода самовыражения. Это, наверное, одно из наибольших достижений последнего времени. Дай Бог, чтобы мы — ведь свобода бывает не только созидательной, но и разрушительной, — смогли воспользоваться ею правильно.
Все фото Павла Гудимова, приведенные в статье — фотограф Владимир Денисенков

Фото экспозиций — с сайта Я-Галерея
Комментировать Комментарии  2
HELP