Регистрация

Художник-иллюстратор Ольга Ионайтис: "Добавить немного сказки"

Мне нравится6       0  
Беседуем с художницей, не просто проиллюстрировавшей известнейшие книги: работы Ольги Ионайтис создают особое настроение и вызывают улыбку. Недаром их собирают коллекционеры, благо взрослым всегда нужно побаловать детей, а заодно и самим погостить в сказочно красивом и уютном мире.
Издайте детскую книгу на плохой бумаге, изымите из нее иллюстрации — и вы лишите книгу души, а ребенка навсегда оттолкнете от одного из интереснейших занятий — чтения. В этом отношении иллюстрации художника Ольги Ионайтис — гарантированный успех книги. Ее работы для нас, взрослых, придают хорошо известным и любимым с детства книгам особую прелесть, а для детей — открывают новый, неизведанный мир.
Ольга Ионайтис проиллюстрировала более 90 книг, с ней работают крупнейшие российские, а также зарубежные издательства. Художница оформила книги таких замечательных авторов, как Г. К. Андерсен, Ш. Перро, Дж. Р. Р. Толкиен, Ф. Бернетт, А. Франс, В. Одоевский, Н. В. Гоголь, А. Линдгрен, С. Михалков, Э. Успенский, И. Токмакова, А. Усачев.

— В одном из интервью вы говорили, что детский художник-иллюстратор в душе долго остается ребенком. Каким было ваше детство? Как строились отношения с родителями, окружающим миром, кто оказал на вас наибольшее влияние? Что вам позволило сохранить это замечательное качество?

— У меня было очень счастливое детство: любящие друг друга и нас с братом родители, классическая бабушка, обожавшая всех своих внуков, лето в деревне Галанино, совсем рядом с летним имением графа Храповицкого в Муромцево. Огромный парк, замок, тогда еще не сгоревший, легенды о кладах и поиски этих самых кладов… Все было прекрасно, пока не погиб брат. Родители были убиты горем, и, мне кажется, я тогда, в свои 11 лет, очень быстро повзрослела, став эмоциональной и психологической опорой для мамы. Наверное, в качестве компенсации какой-то кусочек души отчаянно цеплялся за сказочный мир, где всегда все заканчивается хорошо, где нет смерти и горя.

— Этот заповедник сохранился на всю жизнь, и, конечно, помогает в работе над детской книгой
Иллюстрация О. Ионайтис к книге Ф. Бернетт «Таинственный сад»
— Какая книга в детстве произвела на вас самое большое впечатление? Помню, мне папа покупал немецкие картонные книги. Там были замечательные иллюстрации — яркие, объемные. Текст был на немецком, читать его не могла, но часами рассматривала картинки. Особенно нравились книги из серии «Сказки 1000 и одной ночи». А в вашем детстве были такие книжки?
— Дома была прекрасная библиотека, родители покупали очень много детских книг. Относились к ним очень бережно, достаточно сказать, что папа отдавал в переплетную мастерскую тоненькие детские книги, подбирая их по тематике, и эти томики были самым большим счастьем и для меня, и для моей дочери много лет спустя, потому что в них сохранились даже детские книги моей мамы. Я очень любила «Буратино» с иллюстрациями Валерия Алфеевского, и, конечно, «Волшебник Изумрудного города» с иллюстрациями Леонида Владимирского — кто же их не любил!
— Как вы решили стать художником? Как поняли, что это — ваше? Как отнеслись к вашему выбору родители?

— Художником я решила стать года в четыре, кажется, нарисовав своего первого петуха (по крайней мере, родители опознали его как петуха). Родители поначалу всячески это поддерживали — когда я стала постарше, мама отвела меня в художественную школу. Лет в 12 я сообщила о выборе института: Полиграфический. Больше всего на свете я любила читать и рисовать, и мне казалось, что профессия книжного художника — это отличный компромисс при таких пристрастиях. Тут родители забеспокоились: папа у меня был атомщиком, довольно известным, мама — программистом… Они полагали, что учиться я буду в Бауманском, а картинки рисовать по воскресеньям. Было много уговоров, но, когда они поняли, что уговоры бесполезны, то папа сам ездил со мной на просмотры, искал преподавателей, покупал необходимые материалы… В общем, без их поддержки ничего бы из меня не получилось. Потом они гордились, а как же! На каждой выставке сияли как два самовара, хотя, по-моему, в глубине души так и не смогли понять, что за странную профессию выбрала их старшая дочь.
  • Иллюстрации О. Ионайтис
  • к книге А. Франса "Пчелка"
— Как вы работаете над книгами? Вы рассказывали в одном из интервью, что фотографируете места, где бываете, людей и потом используете это в своих работах. Вы добиваетесь портретного сходства или ищете типажи?

— Для каждой новой книги я подбираю свой изобразительный язык и способ работы над материалом. Иногда можно просто фонтанировать, создавая сказочные необычные образы, но чаще моя работа связана с конкретной эпохой, страной, подробно описанными героями. В этом случае нужно очень тщательно подбирать материал — пейзажи, интерьеры, костюмы, утварь. У меня огромная библиотека, посвященная именно таким вещам. Плюс к ней, конечно же, собственные наблюдения и фотографии. Несколько лет назад мы с мужем на машине путешествовали по Европе. В долине Рейна множество замков, я сфотографировала, кажется, каждую чашку и каждую ступеньку, не говоря уже о ракурсах из окон и с башен. Результатом именно этой поездки были, в частности, иллюстрации к «Пчелке» Анатоля Франса. Откуда бы я узнала, как это — вид с башни?
…И для крошечных историй, которые я придумываю сама, и которые превращаются потом в открытки, тоже интересно подбирать необычные моменты: кусочек травы, странное дерево, мох и камни… Такое любование натурой, миром, который создал самый гениальный художник — Господь. Подсмотреть и показать другим, добавить немного сказки… и тогда все очень убедительно получается.
Иллюстрация О. Ионайтис к произведению Н. В. Гоголя «Майская ночь, или утопленница»
…А герои — да, я в последние несколько лет ощущаю себя немного режиссером, подбирая типажи для своих иллюстраций. Это очень увлекательно — найти героя, уговорить его позировать, подсмотреть жесты и мимику, поместить его лицо в книгу (с портретным сходством, а как же!)… Началось с родственников, потом переключилось на друзей и их детей и внуков…

— Вы рассказывали, что модель для главной героини книги «Таинственный сад» случайно нашли в художественной школе. А были ли проблемы с поиском остальных персонажей? Где вы нашли заброшенный английский сад?

— Иногда близкого круга не хватает. Так было с книгой «Таинственный сад». Я отправилась в художественную школу, в которой когда-то училась сама, и попросила директора помочь мне в поисках. Очень быстро моя главная героиня проявилась, и я невероятно благодарна ей и ее родителям за помощь, которую они мне оказали. Амина просто сыграла роль Мэри, убедительно и ярко, а мне осталось донести это до зрителей. Остальные герои собрались довольно быстро: опять построила младшую сестру (очень люблю ее рисовать), мужа, племянников, друзей и соседей. Была проблема с Колином — его пришлось «собирать» из двух мальчиков: один идеально подходил по фигуре и пластике, другой подарил герою свое лицо.
Сам по себе сад немного придуманный, немного подсмотренный в английских королевских садах, а почти все растения, нарисованные в нем, растут в моем саду на даче.

— «Жизнь Господа нашего Иисуса Христа». Есть множество иконописных изображений Иисуса. Вы их изучали? Как вообще подошли к работе с этой книгой? Как к иллюстрированию обычной детской книги? Или были особенности?

— Это была одной из самых тяжелых для меня книг. Это была книга-преодоление. В процессе работы над ней поменялся состав редакции, права на текст ушли к издательству Сретенско-Иверского монастыря, я сломала правую руку в трех местах… Почему-то я воспринимала все это как искус, как нечто, что я обязана побороть и сделать книгу, которую ребенку будет интересно не только читать, но и рассматривать. Конечно, я изучала иконографию, да и множество детских Библий пересмотрела…





…Мне хотелось найти ту степень стилизации, которая, сохранив реалистичность изображения, все-таки будет эхом икон и фресок, потому что обычно для детей делают супер реалистичные иллюстрации к Библии, а мне это кажется неправильным. При абсолютной достоверности истории в ней так много волшебства и тайны… Не знаю, надеюсь, я справилась с задачей. Жаль только, что при подготовке к печати в издательстве убрали цитаты, вручную написанные мною вокруг иллюстраций, и поместили их в напечатанном виде на краю… Это сильно обеднило книгу, исчезло ощущение рукописи. Мне так и не смог никто объяснить, зачем это было сделано…

— Ольга, а вы ездили в Украину, когда готовились к работе с книгами Гоголя?

— К сожалению, мне не довелось поехать в Украину в период работы над книгами Н. А. Гоголя. Но я так много бывала там в юности… Правда, больше всего я любила Карпаты и Львов, с его восхитительными дворами, розами и горлицами… Но, когда ты полон воспоминаниями, нежными и романтичными, совсем несложно передать их на бумаге даже много лет спустя.


— «Внутренний ребенок» помогает или мешает вам работать со «взрослыми» книгами?

— Я не иллюстрирую взрослые книги, это мало востребовано сейчас. Да мне и не интересно: ребенок во мне как раз требует именно детских книг, — смеется Ольга.

Иллюстрации О. Ионайтис к книгам «Эльфы и башмачник», «Сказочный лес» Л. Улановой
— Созданные вами персонажи такие разные — как и истории. Вы не пытались работать в жанре «книга художника»? Рассказать читателю какую-то свою историю?

— Я начинала с жанра «Книга художника». Моя первая книга — «Книга про котов» — стихи и иллюстрации, была, фактически, дипломом, вышла уже к защите. Потом были две книги из серии «Прогулки по Москве», они разошлись бешеным тиражами, на двух языках, и даже был смешной момент: министерство туризма рекомендовало эти детские книги туристам, приезжающим в Москву. За эти две книги я получила медаль «850 лет Москвы».



…И последней была книга «Русские суеверия», тоже полностью моя: идея, текст и картинки. Дело в том, что писать мне гораздо тяжелее, чем рисовать. Я чувствую себя отчасти графоманом, потому что это не моя профессия, не учили меня этому… Поэтому, когда появилась возможность уйти от этого, я с радостью ею воспользовалась. Правда, есть у меня мечта изложить когда-нибудь на бумаге «Крошечные истории» про мышек и единорогов, троллей и древяниц… Но это потом когда-нибудь…

Иллюстрация к книге «Буруты и грулики»
— Какая работа — ваша любимая? Какую считаете самой удачной, а какая, по вашему мнению, не очень удалась?

— Каждая новая работа — самая любимая. Тешу себя надеждой, что с каждой новой книгой чуть-чуть подрастаю, становлюсь лучше. Конечно, в багаже есть немало такого, что вспоминаю с содроганием, но без стыда: в 90-е годы надо было как-то выживать, кормить ребенка, так что между рисованием мультяшных героев, которые были тогда востребованы, и голодом я выбрала то, что выбрала бы на моем месте любая мать.

— Что бы вы хотели проиллюстрировать из того, с чем еще не приходилось работать?

— Очень хочу проиллюстрировать «Оливера Твиста» Чарльза Диккенса — не дает никто! Еще хотела бы сделать третью книгу Гоголя — «Старосветские помещики». Ну, и, конечно, то, о чем мечтают все художники, да нельзя: «Нарния», «Муми-тролли»…

— Почему нельзя?

— Есть некоторое количество книг, которые выходят только с определенными классическими иллюстрациями, в случае с Муми-тролллями, например, это иллюстрации самой Туве Янссон. Это обусловлено международными правами, и Россия обязана им следовать. Иногда это завещание автора, иногда требования наследников… Таких книг много, и они недоступный леденчик для многих художников-иллюстраторов.
  • Иллюстрации к сказке "Хоббит, или Туда и Обратно"
  • Дж. Р. Р. Толкиена.
— С какой книгой вы бы отказались работать?
— Вот вы удивитесь: никогда не взялась бы за «Алису» Льюиса Кэрролла. Совершенно не моя книга.
— Сегодня зачастую книги иллюстрируют кадрами из фильмов, снятых по этим книгам. Как вы к этому относитесь?

— Плохо отношусь. У иллюстрации свои законы, они сильно отличаются от изображения на экране.

— Ольга, а как вы считаете, нужен ли посредник-иллюстратор между писателем и взрослым читателем?

— Не знаю, мне кажется, посредник еще как нужен. В исторической литературе — для создания точного образа мира героев романа, в психологической — для усиления эффекта при помощи визуальных приемов… Жаль, что издатели сейчас предпочитают экономить на художниках и тем самым обедняют взрослую книгу.

Беседовала Инна Кац.
Иллюстрация представлены О Ионайтис, а также собраны из открытых интернет-источников
КомментироватьКомментарии
HELP