Регистрация

Перепиши Ван Гога!

Мне нравится2       0  
Хотите закрыть пожелтевшие обои шедевром Дали, не катаясь в булочную на такси, а, напротив, живя на одну только зарплату? Обратитесь к копиисту: рука опытного мастера не дрогнет, повторяя линии гениев. Невооруженный глаз гостя вряд ли заподозрит подделку, а в случае ограбления, можно будет легко заказать такую же. А вот если вы располагаете возможностью раскошелиться на подлинник, сохраняйте бдительность и опасайтесь арт-фальсификаций, коих, благодаря таланту тех самых копиистов, пруд пруди.

Мане за неделю, Джоконда за месяц

Множество полотен сокрыто от глаз обычных людей в частных коллекциях, потому единственный способ получить «доступ к телу», да еще и перманентный — заказать копию. Кто-то обзывает копирование известных картин денежной «халтурой». Однако копиист, прежде всего, ремесленник от искусства. Кропотливая работа на заказ требует педантичности — мастера подолгу подбирают подходящие оттенки красок и «выстаривают» холст искусственными трещинками. К тому же автору не обойтись без изучения эпохи, в которую был создан оригинал. Время выполнения картины зависит от сложности.

Мастера часто работают конвейером: нанесенное одним изображение до ума доводят второй и третий.

Не брезговали повторением сюжетов кумиров и те, кого сегодня копируют на ура: Ван Гог, Рафаэль, Гоген и Леонардо да Винчи. В 1640-ом Рембрандт создал автопортрет, который являлся копией работы Тициана «Портрет молодого человека». Такой способ обучения живописи был крайне популярным в Европе в эпоху Возрождения.

Припоминают байки о живописных копиях и историки. Согласно одной из них, во время посещения СССР в 1955-ом неожиданно тонко чувствующий искусство вождь Северной Кореи Ким ир Сен с первого взгляда влюбился в полотно Константина Маковского «Дети, бегущие от грозы». С одной только поправкой: по его мнению, смелые корейские детишки попросту не могли испугаться стихии, потому должны были отчаянно броситься ей навстречу. Посему, генсек ЦК КПСС попросил художника Виктора Дерюжкина создать несколько видоизмененную копию, пожелав добавить к композиции еще и собаку любимой породы.

По словам, популярной британской копиистки Сьюзи Рей, существует внегласное правило: копия обязана уступать оригиналу в размере, а на обороте создатель должен поставить свою подпись. К тому же, копировать можно лишь авторов, почивших, как минимум, 70 лет назад.

Охотнее всего покупают проверенные временем «хиты». Среди художников, причисленных к пантеону классиков недавно, лидирует Энди Уорхол.

Зачастую доходы копиистов значительно превышают доходы тех самых полуголодных предшественников, работы которых они копируют. Некоторые копии оценивают в десятки и даже сотни тысяч долларов. Самым дорогим художественным luxury-дубликатом считают «Джоконду», выполненную китайскими мастерами из драгоценных камней. Ювелирная копия, по мнению специалистов, тянет на все 3$ млрд. Зато имя да Винчи знакомо каждому школьнику, а вот автора, заработавшего на повторении — отнюдь.

Джоконда из драгоценных камней «тянет» на 3$ млрд

Не «абибас», а Матисс!

В Китае, как и в Одессе на Малой Арнаутской, «все делают по заказу, даже детей». Страна восходящего солнца является безусловным лидером по копированию не только айфонов и модных брендов одежды, но и творений классиков живописи, коих здесь производят до 70% от общего числа создаваемых в мире. Дошло до того, что технику быстрого и качественного написания репродукций причислили к нематериальному культурному наследию и способу пополнения государственной казны. Еще бы! Ведь сноровка китайского копииста позволяет создавать до 30 картин в сутки. При чем Ван Гог здесь продается всего за 75$, а старик Уорхол, и подавно, за 45$.

Жителям городка Дафэньцунь не приходится тратиться на билеты в музеи: экспонатов довольно и на улицах южнокитайской провинции. Что примечательно, здесь копируют не только наследие признанных метров живописи, но и современных авторов, таких, как немецкий фотоноватор Гельмут Ньютон. Хотя состоятельным китайцам, в отличие от туристов, по душе не элегантно обнаженные девицы, а портреты полководцев на лошадях. Пишут, чаще всего, по фотографиям, поставляя Рафаэля, Дали и Мане почти на все материки. Высокий профессионализм китайских копиистов не преминули использовать реализаторы подделок, выдающие их за оригиналы.

Живописный перевод

Киевлянка Юлия Балабуха вот уже 10 лет «перерисовывает» известных импрессионистов для любителей искусства. На создание копии уходит до трех недель. Но спешить некуда: заказы, в основном, поступают из-за рубежа. В Украине рынок копиистов развит слабо. Авторской копии предпочитают доступную печать изображения на холсте: дешево и сердито. Тогда как за работу художнику придется заплатить, по меньшей мере, 200 евро. О том, что пришлось пожертвовать собственным творчеством ради удовлетворения эстетического голода арт-любителей, Юлия не жалеет. «Переводчики, которые делают тексты доступными для иностранных читателей тоже не создают произведений сами. Однако их след среди букв, безусловно, остается. И он весом. Не секрет, что переводы одних лингвистов заметно уступают адаптациям других. Так и среди копиистов. К тому же, некоторые заказчики не требуют, чтобы копия была идентичной оригиналу, — отмечает художница.»

Вне закона

Однако далеко не все копии одинаково полезны. На арт-полях промышляют и художники-нелегалы. В 2013-ом семья измайловских дельцов в промышленных масштабах изготавливала и сбывала подделки Гончарова и Малевича. С аферистами сотрудничал копиист-профессионал из Десногорска. Мошенники продали псевдо-авангардистов на 13 млн рублей. По легенде, полотна находились в коллекции некого богача из Самарканда.

А в 2010-ом уголовную ответственность понес антикварных дел мастер Самвел Абазян, продавший подделки Айвазовского и Брюллова за 4, 5$ млн. Поэтому, ласточка или синица — выбор остается за вами. Музеи гораздо лучше частных коллекционеров защищены от фальсификатов. Но даже на именитых арт-торгах проскакивают подделки. Так, в 2011-ом на Sotheby’s ушло с молотка фальшивое полотно Леонардо да Винчи, а в 2012 аукционный дом Christie’s продал подделку под русского художника Бориса Кустодиева. Активно продолжают подделывать Дали, Гогена, Ренуара, Ван Гога, Моне, Сезанна и Климта.

Достается и современным живописцам. Украинская художница Евгения Гапчинская столкнулась с тем, что копии её работ продают в несколько раз дешевле оригиналов. Причем, заказать их уличному художнику можно в любом парке любого города. Ко всему прочему, копиисты нескромно подделывают подпись в углу. Принтами картин Гапчинской только ленивые не украшают сумки, не наносят их на магниты, не печатают в виде постеров. Учитывая такие масштабы, защитить авторские права художницы представляется делом нелегким.

Российские концептуалисты Виноградов и Дубоссарский тоже жалуются на появления заграничных «клонов» своих работ. Такой факт, с другой стороны, является лишним подтверждением возрастающей популярности авторов. Ведь из ныне живущих художников, пожалуй, только этот дуэт завоевал такое внимание нечистых на руку коллег.
КомментироватьКомментарии
HELP