Регистрация

«Коллекция. Made in Odessa»: как Елена и Семен Верники вынесли все из квартиры

Мне нравится6       0  
Одесса… Шестидесятые… Картина маслом! Музей современного искусства Одессы проводит выставку работ современных одесских художников, которую первоначально хотели назвать «Коллекция длиною в жизнь». Так ее собирали Елена и Семен Верник, — картины Егорова, Дульфана, Сычева, Стрельникова, Хруща, Ястреб… Ну, а нынешний вернисаж — это большая прогулка, насыщенная красочными образами, еще и с декорациями.
Елена Верник, Семен Кантор и Семен Верник на открытии выставки
Коллекционеры — люди негромкие. Но, — говорит Семен Кантор, директор Музея современного искусства Одессы (МСИО), — знали… люди осведомленные знали о коллекции Елены и Семена Верника. Знали те, кто тогда — почти полвека назад — были молодыми, собирались большими компаниями, слушали «неофициальных» бардов, «неофициальных» поэтов и спорили о «неофициальном» искусстве своих друзей-художников — Юрия Егорова, Людмилы Ястреб, Валентина Хруща, Станислава Сычева, Владимира Наумца…

Фотографии этих шумных компаний и застолий предваряют открывшуюся 21 марта в Музее современного искусства выставку «Коллекция. Made in Odessa». Да, собственно, все они — эти молодые люди 60-х годов прошлого века — Евгений Голубовский, Феликс Кохрихт, Александр Бирштейн, Елена и Семен Верники да и сами художники — стали коллекционерами.

Работы дарились, покупались за относительно небольшие деньги и даже выигрывались. Коллекционер Александр Бирштейн рассказывает, что, когда не хватало денег на выпивку, устраивалась лотерея: билеты стоили 5 рублей, выигрышный лот — чья-то картина или рисунок. Все раскупали билеты, выигравшему счастливцу доставалась картина, а всей компании — бутылка и «закусь»!
Семен Верник вспоминает, что позже — после выставки на Грузинской, в Москве, стало ясно, что их друзья-художники начинают обретать признание, а их работы — цену. Но и новая цена была относительно доступной — размером с зарплату инженера.
«В Одессе появилась целая плеяда очень талантливых авторов, оказавших огромное влияние на современное искусство на всем постсоветском пространстве», — Александр Соловьев, заместитель генерального директора комплекса «Мистецький Арсенал».
Одесские нонконформисты, пренебрегавшие четкостью форм и пропорций, игравшие цветом, а не светом, не вписывались в каноны советского искусства и не были пожалованы вниманием маститых членов Союза художников.
Первой «громкой» заявкой на существование этого несоцреалистического искусства стала «заборная выставка».



Валентин Хрущ и Станислав Сычев в 1967 году в знак протеста против выставкомов, которые не пропускали их работы на выставки, развесили два десятка своих картин на строительном заборе возле Оперного театра и мелом написали на заборе «Хрущик+Сычик».


Этому событию в МСИО посвящена часть постоянной экспозиции с имитацией того самого забора.

На время экспонирования коллекции семьи Верник весь первый этаж музея отдан сотоварищам бунтовщиков 60-х.
Здесь и Валерий Басанец, с его исчезающей, почти растворяющейся в фоне живописью. И его друзья — Александр Ануфриев и Владимир Стрельников, вместе с Маринюком запечатленные Басанцом на портрете «Бородачи».
В. Басанец, «Те, которые слышат»
Владимир Стрельников — один из любимых в коллекции, признается Семен Верник. В то время, как Елена Верник сетует, что поначалу его работы подавляли ее — ведь ее подход к собиранию картин был интерьерный — чтобы радовало глаз: картины заполняют всю квартиру, даже коридор, и под их «взглядом» надо же как-то жить…



Большинство работ Стрельникова, представленных на выставке, светлые — не только по гамме, но и по ощущению, да и названия — «Прогулка», «Прогулка с друзьями», «Прогулка в Одессе, в августе», и — демонстрация такого слитно-сросшегося родственно-дружественного единства. Впрочем, — добавляет Семен Верник — Юрий Егоров до последних дней называл работы Стрельникова «линолеум».

Сам Маэстро — Егоров, — представлен в коллекции работой «Ланжерон. Море», в искрящуюся воду которого хочется разбежаться и прыгнуть.
Море — вообще особенная тема в творчестве Егорова, для него это символ свободы, но не пугающий своей необузданностью, а завораживающий, изумляющий и влекущий. Егоров работал в разных техниках и жанрах — занимался витражами, гобеленами, создавал эскизы скульптурных и архитектурных объектов. Но главное — он стал лидером новой одесской художественной школы, разработал ее теоретические основы, привил эти взгляды своим многочисленным ученикам и последователям.
На выставке много работ провозвестника одесского андеграунда — Валентина Хруща, чуть меньше — Станислава Сычева.
«Рита», А. Ануфриев




А вот — рядышком три портрета — Рита. Рита Ануфриева-Жаркова — муза для многих художников этого круга. Какие разные портреты! Какие несхожие грани уловили взгляд и кисть двух художников — Валентина Хруща и Александра Ануфриева! Для одного она — вызывающе пышная, «плотская», а для другого — мятущаяся, с искрящими синими глазами.

«Рита», В. Хрущ

Театрален и контрастен в цветовых предпочтениях Евгений Рахманин («Рахман» — называют его по-свойски владельцы коллекции).





Неожиданно театральна и работа Хруща «Цыган», расположенная в этом же зале.

Коллекция Верников пополняется все эти годы — вплоть до сегодняшних дней. Один из залов полностью заполнен работами Михаила Черешни.

Художник не был замечен на «квартирниках», да и персональная выставка у него была лишь единожды. Михаил проплывает среди шумной толпы на открытии в МСИО, как «Летучий голландец» — высокий и сутулый — «непубличный человек», как говорит он сам о себе. Его картины узнаваемы именно этой «непубличной» фигурой — где-нибудь «у притолоки», без глаз — как видит себя человек «внутренним» взглядом, этакий ди-станционный смотритель. Тем более неожидан его портрет дочери, напоенный густым синим.

Николай Степанов представлен в коллекции Верников живописными работами (в том числе), ведь главное его призвание и признание — скульптура. Самые известные и любимые для одесситов работы Степанова — это скульптуры «Петя и Гаврик» (посвященная персонажам повести Валентина Катаева «Белеет парус одинокий» и установленная на площади Веры Холодной) и камерная композиция «Будущему гению» в Саду скульптур Литературного музея.




Но любимым материалом Степанова было дерево, и один из впечатляющих экспонатов выставки — деревянная скульптура «Пра» — цветная и раздольная — с летящими по ветру чубом и усами и уходящим ввысь копьем воинственного предка.

«Пра», Н. Степанов

Ученик Хруща и Сычева Юрий Плисс, художник-кукольник, маленьким шедевром «Букет» навевает воспоминания о театрально-Дягилевских сезонах «Мира искусства».
Нашлось в коллекции место и работам Людмилы Ястреб, Люсьена Дульфана, Юрия и Андрея Коваленко.
Оксана Спиндовская — современная художница, ученица Егорова. Рожденная в 1972 году в Кишиневе, она вполне вписалась в 21 век и в Одессу — тонким юмором и изысканной графикой своей живописи.




А Елена Щекина — и вовсе дитя нового века — поразила художественное пространство Одессы своей серией работ «в ритме танго», а коллекцию Верников обогатила горячим ярко-красным «Объятием».

Известный одесский художник Александр Ройтбурд на вернисаже (его интервью Артхиву — еще одна интересная встреча)
… Все это сделано в Одессе. И если в МСИО выставка «Коллекция. Made in Odessa» продлится лишь до 20 апреля, то одесский темперамент художественной жизни обещает длиться «forever».

Фото Олега Владимирского, несколько фото — автора обзора.
КомментироватьКомментарии
HELP