Регистрация

Вообрази Бразилию! Ретроспектива современных латиноамериканских художников в Лионе

Мне нравится2       0  
Если для вас крупнейшая страна Латинской Америки — это тривиальный набор а-ля «карнавал, футбол, кофе и воспетое Остапом Бендером Рио», немедленно отправляйтесь в Лионский музей современного искусства. С 5 июня по 17 августа здесь взрываются переспевшими фруктами краски, шумит бумажное море и живут картины из городского мусора. На другом континенте воображаемо побывали и журналисты АРТХИВа.

Приведи друга

Дождливое лионское лето спасено! Срез бразильского современного искусства, представленный норвежским музеем Astrup Fearnley Museet, разгоняет тучи и повышает температуру воздуха. По крайней мере, в выставочных пространствах MAC (Musée d’art contemporain). Принять участие в выставке предложили 14 молодым игрокам формирующейся арт-сцены Бразилии, большинство из которых уже успели заявить о себе вне родины. В свою очередь, каждому из них предложили пригласить коллегу-соотечественника, который является для них эталоном бразильского современного искусства. АРТХИВ собрал самые сливки!

Самиздат

«Если бы Мария Примаченко жила в Бразилии»…" - первая мысль при виде работ одного из известнейших бразильских поэтов, мастеров ксилографии и наивного искусства — Хосе Франсиско Боргеса (Jose Francisco Borges) (1935 г. р.). Автор — уроженец Пернамбуку — провинции, которая примерно в 1500 г. была первой колонизирована португальцами. Развитие работорговли населило эти земли выходцами из Африканского континента. А уже в 1635 г. сюда вторглись голландцы, вместе с которыми в Пернамбуку пришли евреи. Такой микс национальностей обусловил появление здесь, в частности, оригинальной литературы de cordel (от порт. — бельевая веревка) — «самиздатовских» книжечек-памфлетов со стихами и иллюстрациями, которые рыночные торговцы развешивали на бельевых веревках. Их тематический диапазон затрагивал жизнь крестьян, народные праздники и быт.
Эстафету литературы «бельевых веревок» подхватил самоучка-Боргес, который стал иллюстрировать и издавать таким образом собственные тексты. В 70-х его работы начали коллекционировать по всему миру. К традиционным темам он добавил проблемы урбанизации, политику и мифы туземцев.
Для ксилографий Боргес использует местное дерево амбурану. Свои мотивы вырезает с помощью ножей, шипов, наточенных спиц от старых зонтов.

346 фрагментов раскрашенного в чистые яркие цвета кусков стекловолокна геометрически правильных форм — попытка Джонатаса де Андраде (Jonathas de Andrade) воссоздать стену модернистского здания в родном Ресифи и, заодно, оммаж русским конструктивистам.

Сексуальная Амазония

Мария Мартинс (Maria Martins) (1894 — 1973) — пионер бразильского арта и самый старший участник выставки. В 1939 вместе со своим супругом-послом она переехала в Вашингтон. К миру искусства впервые активно приобщилась в 1943, поучаствовав в экспозиции в Нью-Йорке.


Мартинс всегда проявляла интерес к культуре туземцев Амазонии, фокусируясь в своих скульптурах на тех самых «примитивных» мифах, которые в начале 20 века активно использовали сюрреалисты. Уже в 1947 ее работы презентовали на большой выставке сюрреалистов в Париже, где ими восхищался Бретон.

Скульптура «Hazard Hagard» представляет собой переплетение двух рук, напоминающих не то корни, не то змей, в которой автор обращается к теме пугающей женской сексуальности. Несмотря на успешную творческую карьеру, Мария Мартинс осталась за бортом славы, вслед за множеством женщин-авторов того времени, которым не посчастливилось родиться в США или Европе.

Галерейный стрит-арт

Человеческие черепа, тропические растения, тексты и диснеевские персонаж на металлических листах. Образы для своих работ Пауло Нимер Пиота (Paulo Nimer Pjota) (1988 г. р.) черпает в творчестве американского граффити-художника Жана-Мишеля Баскии, рисунках на страницах научных журналов и стенах общественных уборных. Художника воспитала уличная жизнь родного многомиллионного Сан-Пауло и мир дерзких граффитчиков. С тех пор его оружием стали баллончики с краской и карандаши, а картины и инсталляции походят на поверхности стен с неоновыми рекламными вывесками, небрежно наклеенными друг на друга постерами и листовками, дома из вторсырья или просто собранный воедино мусор бетонных джунглей.
Некоторые полотна, выполненные Пиотом совместно с друзьями стрит-артистами, являются социально-политическим протестом против угнетения личности властью.

Море, которое может завести себе каждый — работа бразильского концептуалиста Сильдо Мейрелиса (Cildo Meireles) «Зыбь» — это интерактивная инсталляция из бумажной поверхности воды, деревянного пирса и саундтрека, на котором 90 человек на 30 языках мира воссоздают звук моря.

Все в дело!

Отправной точкой картин и инсталляций Адриано Коста (Adriano Costa) (1975 г. р.) становятся найденные во время ежедневных прогулок предметы — старые книги, одеяла бездомных и даже куски асфальта! Во все эти реди-мейды Коста вдыхает новую жизнь, связывая в единое полотно своими рисунками, создавая ощущение импровизации.
Другой бразилец, Дейсон Гилберт (Deyson Gilbert) (1985 г. р.) избрал такой же путь, собирая арт-объекты из всего, что под руку попадется — газетных вырезок, льда, кусков метала, фрагментов мебели. С помощью них он размышляет о политике, религии и современном искусстве, и создает аллюзии на тему «Черного квадрата». Гилберт использует всем известные символы и интерпретирует их по-новому. Так, например, появился крест с ушами Микки-мауса.

Свинобойня

На картине Тиаго Мартинса де Мэло (Thiago Martins de Melo) «Триумф смерти» («Triunfo da Morte sobre Curral Cleptocrata») художник и его жена Вивьен сидят на полу здания бразильского парламента и режут свиней (в сознании бразильцев эти животные укоренились как символ западного империализма). При ближайшем рассмотрении знающие люди могут увидеть на полотне и лица нескольких политиков, причастных к резне в Эльдорадо дос Каражас в 1996 г, когда 19 безземельных крестьян были убиты полицией во время акции протеста.

Вперед, за белым кроликом!

Кому бразильських впечатлений покажется недостаточно, может заглянуть на выставку француза Оливера Беера (Oliver Beer) — «Падение Алисы». Музыкант и художник решил поиграть с пространством, разместив свои рисунки в огромном пустом зале, где голоса посетителей создают дополнительный резонанс. Места так много, что можно быстро пробежаться вдоль многочисленных сцен поэтапного падения кэрролловской Алисы в кроличью нору и увидеть мультфильм!
Справка АРТХИВа: Лионский музей современного искусства сменил прописку в 1984 году, покинув стены музея изобразительных искусств. Теперь это пространство может меняться в зависимости от желаний художников — благо, площади позволяют. Кстати, создавать свои произведения авторам предлагают непосредственно здесь.
КомментироватьКомментарии
HELP