Выберите язык
Пользуйтесь Артхивом на удобном для вас языке
Sign up
Создайте учетную запись
Зарегистрируйтесь, чтобы использовать максимум функций Артхива

Все, что вы хотели знать про Киев. Картины Юлии Лазаревской как слепок с «коллективного сознания» киевлян

  1 
Совершенно не крикливые, не кичливые и не китчевые чудеса, которые выдумывает и создает коренная киевлянка Юлия Лазаревская, показывали на ее персональной выставке «Глядя в прошлое» в знаменитом киевском Шоколадном доме, филиале Русского музея. Прогуляемся, проникаясь особым настроением…
Время от времени в Киеве среди интеллигенции вспыхивает один и тот же спор. Существует ли, спрашивают друг друга люди, в природе так называемый «киевский текст»? И если да — в чем его отличие от любого другого? На самом деле, пример ну очень киевского мироощущения у всех — перед глазами. Наглядный, как живопись. Потому, что это, собственно, и есть живопись! В смештехнике. Плюс керамика и фото.
Коренных киевлян, да еще и родившихся и всю жизнь проживших в самом сердце Города, на Подоле, сегодня, кажется, днем с огнем не сыщешь. Лазаревская — как раз такой уникум. Она вообще, можно сказать, человек-легенда, интеллигентный символ Киева. Работы художницы — в коллекциях музеев и галерей свыше десяти стран.

Не меньше, чем художник она, кстати, известна и как кинорежиссер, документалист. Накануне Дня Киева-2015 в этом качестве Юлия, вместе со своим соавтором Миколой Мандрычем, получила престижную премию «Киев» за документальный фильм «Игорь Шамо. Постлюдия». С чем мы ее, конечно же, от всей души поздравляем!

— Я иду, скорее, от материала, чем от смысла, — поясняет свою любовь к старинным кружевам Юлия Лазаревская. Старые кружева, скатерти, вышивки, послужившие материалом для ее работ, художница скупала на «блошиных» рынках Киева и собирала по знакомым.
Разглядываю картину, читаю название. «Марина». Холст, масло. 2011 — 2015 гг.

— Марина? Нет, это не имя девочки на картине. Это — просто название жанра…
Качановка". Вышивка на полотне, масло, картон. 2008 г.
— Главным" для себя как автора я считаю игру, — отмечает Лазаревская. С материалами, фактурой, смыслами. Фрагменты старинных вышивок часто служат сюжетообразующими для ее работ. Роскошные цветы, вышитые «крестиком», явно позаимствованы с рукава старинной женской вышиванки!
А Качановка — знаменитое поместье, памятник садово-паркового искусства. Одним из его владельцев был известный украинофил Василий Тарнавский. В гости к нему приезжал и поэт Тарас Шевченко, в результате чего написал повесть «Музыкант», а тамошних прекрасных дам рисовали и Репин, и Маковский.
Читайте также наш отдельный красочный репортаж из поездки: «Машина времени: Качановка — место, где можно почувствовать себя соседом Репина»
«Птица». Из проекта «Девочки». Холст, масло, кружево. 2006 — 2008.
При всей кажущейся простоте, Лазаревская оперирует мифопоэтическими образами. При этом сами ее масштабные полотна отсылают к народной живописи: наивные «картины» такого рода неизвестных авторов 1930-х — 1960-х гг. и сегодня можно встретить на дачах современных украинцев.
  • "Папоротник". Холст на картоне, масло, вышивка. 2006 г.
  • "Палисадник". Холст на картоне, масло, вышивка. 2006 г.
Наверное, сама жизнь в кровном родстве с Городом дала удивительный «побочный эффект». Картины Лазаревской, с вклеенными старыми фото и старинным кружевом «ришелье», с фрагментами аутентичных сельских вышивок, и ее же керамика, — in corpore кажутся непарадным портретом самого Киева. Нет, выразимся точнее: они — точный слепок его ауры.
Красное платье". Холст, масло. 2015 г.

Фоном для автопортрета служит Киев. Такие домики сохранились на Подоле.
Они так же, как Город, оптимистичны. А ироничны — без тени сарказма. Медитативны: вне времени (Киев — это вечная южная сиеста!). Одновременно, молоды и стары. Как горчинка в общем одуряюще-прекрасном букете, в них ощутима ностальгия. Однако это не Софокловская трагедия: Киев — это сплошная нирвана и воплощенное дао. У нас змей Уроборос, и тот кусает свой хвост (если верить мистикам, происходит это аккурат над Пейзажной аллеей и Замковой, она же Лысая, горой в центре столицы) благостно. И, да: даже современные киевские дамы охотно вышивают крестиком!
«Homo Ludens». Полиптих из 18 частей. Холст, масло. 2010 — 2011 гг.
Кажется, художница буквально истолковала название известной работы Иоганна Хейзинги «Человек играющий»! Впрочем, это больше сродни театральной мистике. Юлия Лазаревская как художник давно сотрудничает с киевским независимым театром «Міст». Название последнего переводится как «Мост». Это слово перекликается со словом «місто» — «город» по-украински, и с английскими myst и mystery.

«Танец». Шамот, соли. 2000 г.
Скульптуры у художницы — тоже вполне «киевские» по духу. В Киеве любят камерные, чуть ироничные, фэнтезийные «памятники».



Лазаревская в юности закончила Киевскую консерваторию. Видимо, поэтому так любит изображать музыкантов.

Но даже самая райская вечность подразумевает вечное одиночество. Вот и грустны личики, отстраненны позы куклоподобных «Девочек», да и прочих героев Юлии Лазаревской. На фоне всего «вневременного» так короток их век… Как у волны в море «Марины». И даже столь любимые нашими бабушками слоники на серванте (исследование «мещанской» культуры — вообще конек Лазаревской) , — бредут вдоль картины меланхолично, печально, словно под «Полонез» Огинского. Каждый хоть и в линии, а сам по себе.
Одиночество — это оборотная сторона рая, терпкий привкус, который оставляет по себе любая работа выставки «Глядя в прошлое». И — вы правы: снова-таки, сам город Киев.
«Ситцевое платье». Ткань на картоне, вышивка, масло. 2006 г.
«Цветочный» фон картины напоминает рисунок ткани ситцевых платьев, которые носили наши бабушки и мамы в послевоенные годы. Картина явно автобиографическая: у Юлии Лазаревской была сестра-близнец Татьяна (Дикарева), известный музыкант, композитор, режиссер, создавшая, в частности, музыкальный фестиваль «Русские сезоны в Миннесоте». К сожалению, она скончалась на следующий день после открытия выставки Юлии Лазаревской в Киеве.
Мы выражаем соболезнования художнице.


«Лес». Из проекта «Девочки». Холст, масло, кружево. 2006 — 2008.

Глядя на «Девочек», невольно вспоминаешь героинь «песенок» Александра Вертинского.


«Древо». 2008 г. Холст, масло, кружева, фото.



В этой работе художница использовала аутентичное фото из семейного архива.

— Вы помните? Слоников в буфете или на пианино всегда было ровно семь. На удачу!
Впрочем, кто-то другой, может статься, предпочтет рассуждать о смешении «высокой» и «низовой» городских культур у Лазаревской, о «цитатности» ее творческого метода… Это тоже будет правильно. Причислять ее работы к ар брюту вряд ли целесообразно, т.к. «наив» изображений в данном случае — сознательный прием художника-интеллектуала. И снова-таки — сказано как про Город, о котором в мире до сих пор судят по словам главного в ХХ веке автора «киевского мифа» и «текста» Михаила Булгаков.
Но кажется, экзистенциальная грусть персонажей Лазаревской — все-таки ближе к «песенкам» Александра Вертинского. Еще одного всем известного киевлянина. И, расставаясь с выставкой и ее персонажами, мы продолжаем мысленный разговор с Городом, который есть.

Заглавная иллюстрация материала: «Лодочка». Из проекта «Девочки». Холст, масло, кружево. 2006 — 2008. Фото с выставки — автора репортажа
  1 
 Comments
To post comments log in or sign up.