Регистрация

Страсти по Тёрнеру и возвращение Баха: обзор громких арт-событий за неделю

Мне нравится1       0  
Сразу две картины британского живописца Уильяма Тёрнера стали «героями» новостей ведущих изданий на этой неделе. Одно полотно «всплыло» в деле о банкротстве бывшего финансиста. Другую работу предтечи импрессионизма «позаимствовала» правозащитница, получившая скандальную славу. А знаменитый портрет Иоганна Себастьяна Баха вернулся на родину композитора — в Лейпциг.
По материалам artdaily.com, news.artnet.com, The Art Newspaper, The Guardian, официальных сайтов музеев.

Тёрнер? Нет, старая мебель!

«Язык мой — враг мой» и «хвастун вреднее моли» — эти две пословицы британскому экс-банкиру Джонатану Уилу (Jonathan Weal) стоит повесить над кроватью в своей спальне и читать дважды в день — утром и вечером.

Джонатан Уил. Фото: The Times

А всё дело в том, что он умудрился проболтаться о стоимости принадлежащей ему картины. Причём не в приватной беседе, а в телевизионной программе. Которую (вот сюрприз!) случайно смотрела управляющая его имуществом в деле о банкротстве.
Джонатан Уил купил картину «Рыбацкие лодки в крепкий ветер» на аукционе в 2004 году. Предполагалось, что она принадлежит кисти Уильяма Тёрнера. Но поскольку авторство точно установлено не было, эстимейт лота составлял всего 700 — 900 фунтов. Уил не побоялся выложить за работу £ 3,7 тыс. ($ 5,7 тыс.) и не прогадал: спустя восемь лет было подтверждено, что полотно в 1805 году создал один из величайших живописцев Британии, и позже оно было утеряно.
В 2012-м году Джонатан Уил заявил о своей несостоятельности и ныне проходит процедуру банкротства, имея неоплаченные долги на сумму более £ 290 тыс. (или около полумиллиона долларов). На днях, обсуждая картину Тёрнера в эфире телепередачи «Вечерний Лондон» (London Tonight), он сказал, что страховая сумма «Рыбацких лодок…» составляет £ 20 млн ($ 31 млн). Вот только три года назад страховщики оценили всю коллекцию Уила в £ 400 тыс. ($ 620 тыс.)…
Джозеф Мэллорд Уильям Тёрнер. Автопортрет

К несчастью для бывшего банкира, передачу смотрела Чой Муи (Choy Mooi) — чиновник, назначенная управлять его имуществом на время слушания дела о банкротстве. Она и сообщила суду о том, что её подопечный скрывает дорогостоящий актив. Мало того, прокуроры узнали, что коллекция Джонатана Уила насчитывает девять потенциально ценных работ, включая карандашный набросок Пикассо.

Иллюстрация: Уильям Тёрнер, «Автопортрет»

«Объяснения Уила, что принадлежащие ему картины ничего не стоят и попытки записать их в категорию „подержанная мебель“ просто абсурдны», — заявила Чой Муи.
Слушание дела продолжается, лаконично подводит итог The Telegraph.

Тёрнер? Нет, недопонимание!

Рэйчел Долежан на фоне картины «заимствованной» у Тёрнера. Фото: via artnet News
Другая картина Тёрнера стала источником очередных неприятностей для художницы и правозащитницы Рэйчел Долежал (Rachel Doležal), которая недавно и так оказалась в центре скандала. Теперь же её обвинили в плагиате.
Рэйчел Долежал, The Shape of Our Kind. Фото: Рэйчел Долежал
Триптих, который Долежал написала акрилом, привлёк внимание Джоли Адамс и Кортни Ли Адамс-мл, двух остроглазых пользовательниц Twitter. Они отметили, что его средняя часть, названная The Shape of Our Kind, поразительно похожа на «Невольничий корабль» («Работорговцы выбрасывают за борт мёртвых и умирающих. Тайфун надвигается») — картину Уильяма Тёрнера 1840-го года.
Пикантности этой ситуации добавляет тот факт, что Рэйчел Долежал 20 лет выдавала себя за афроамериканку, будучи на деле европейского происхождения. На днях из-за этого она вынуждена была оставить пост руководителя ассоциации содействия прогрессу цветного населения американского города Спокан
Оригинал картины Тёрнера принадлежит Музею изящных искусств в Бостоне. Художника вдохновила реальная история невольничьего корабля «Зонг», перевозившего «живой товар» на Ямайку. Из-за эпидемии холеры члены экипажа выбросили в море 132 больных и умирающих мужчин, женщин и детей.
Критик Джон Рёскин написал: «Если бы мне пришлось свести всё творчество Тёрнера к одной бессмертной работе, я, скорее всего, выбрал бы эту».
Учитывая, что работа Долежал была неразрывно связана с «чёрной идентичностью», можно решить, что она специально ориентировалась на известные картины, изображающие ужасы рабовладения. Однако в аннотации к своей картине на портале Art Pal, где работа выставлена на продажу, автор описывает подделку под Тёрнера просто как «часть более крупной работы, изображающей недопонимание, потерю и закрытость в отношениях. Акулы и голуби в ней символизируют контраст между цинизмом и оптимизмом, а бурный шторм компенсируется вертикальным лучом солнца».

Хотя Долежал и представляла себя как «лауреата премий и участницу более 20 выставок», до «расового» скандала её работы не особо интересовали публику, отмечает artnet News. Ну, а Тёрнер, похоже, и вовсе «потопил» её арт-репутацию…

Тёрнер? Нет, Бах!

Момент открытия портрета Иоганна Себастьяна Баха кисти Элиаса Готлиба Хаусмана. Фото: Питер Эндиг via AFP Photo/DPA


Культовый портрет Иоганна Себастьяна Баха кисти Элиаса Готлиба Хаусмана впервые за десятилетие вновь предстал перед зрителями. В минувшую пятницу полотно под восторженные аплодисменты открыли для всеобщего обозрения в Лейпциге.

Портрет композитора был завещан Бах-архиву американским филантропом Уильямом Шайде (William Scheide), который скончался в ноябре прошлого года в возрасте ста лет.

Местонахождение портрета было неизвестно в течение нескольких лет после того как его владелец Вальтер Енке (Walter Jenke) в 1930 году бежал от нацистов из Бреслау — нынешнего Вроцлава. Во время Второй мировой войны он передал картину на хранение в деревенский дом своих друзей, семьи Гардинер, в английском графстве Дорсет.
Интересно, что президент Бах-архива сэр Джон Элиот Гардинер, вырос в доме, где хранился портрет. Знаменитый композитор отметил, что видеть картину в родном городе Баха Лейпциге — это «огромное удовольствие».
Полотно было выставлено в лейпцигской кирхе св. Николая
Работа Элиаса Готлиба Хаусмана, сделанная в 1748 году, судя по всему, является единственным истинным портретом Баха. Картину оценивают в $ 2,5 млн, хотя для поклонников музыки она просто бесценна.

Что ж, как видим, картины в наше время «всплывают» порой самым неожиданным образом: в почти музейном зале и в зале суда, от появления на публике в истинном виде и до банального плагиата.
Комментировать Комментарии
HELP