Регистрация

Картина Писсарро остается в музее Мадрида

Мне нравится2       0  
Итог 10-летней тяжбы разрешился: полотно Камиля Писсарро «Улица Сент-Оноре. Полдень. Дождь» (1897) остается в коллекции Фонда Тиссена-Борнемисы. Любуясь шедевром, задаемся вопросом: если бы не принятая давным-давно экс-владелицей символическая сумма компенсации, кому бы досталось 20-милионная картина?
Федеральный судья округа Лос-Анджелес отклонил иск о передаче картины Камиля Писсарро «Улица Сент-Оноре. Полдень. Дождь», находящейся в коллекции Музея Тиссена-Борнемиса, наследникам прежней владелицы.
В 1939 году у Лилли Кассирер Нойбауэр (Lilly Cassirer Neubauaer), представительницы еврейского семейства, был выбор: «продать» нацистскому арт-дилеру полотно импрессиониста Камиля Писсарро (знаменитая серия работ, известное полотно…), — или же отправиться в концлагерь и погибнуть, как ее сестра.
Полотно досталось Лилли от свекра, успешного бизнесмена Юлиуса Кассирера (Julius Cassirer), который приобрел его спустя год после написания. Собственно, выбора не было: в обмен на американскую визу и возможность покинуть Германию, Лилли отдает картину за символические 360 долларов. А в 50-е годы, отчаявшись вновь увидеть ее в своей коллекции (работа как в воду канула!), принимает от германского правительства компенсацию за него — 13 тыс. долларов.

Кто же знал, что полотно, сменив нескольких арт-дилеров и владельцев, вскоре «всплывет» на рынке? В 1976 году картину Писсарро покупает барон Ганс Генрих Тиссен-Борнемиса (Hans Heinrich Thyssen-Bornemisza), и, как известно, поначалу взяв «в аренду» на 10 лет, впоследствии правительство Испании выкупает всю его коллекцию. Музей Тиссена-Борнемисы рядом с музеем Прадо — один из культовых среди поклонников искусства.

…Лилли не стало в 1962 году, и своим душеприказчиком она назначила внука — Клода Кассирера. Дочь рано покинула этот мир и Клод говорит, что Лилли была ему как мать. И он вполне мог помнить и картину Писсарро, которая была в доме.
Когда один из друзей семьи увидел ее в испанском музее в начале 2000-х, уже очень пожилой Клод Кассирер решил картину вернуть и в 2005 году подал судебный иск. Но это было лишь началом долгих разбирательств: собственно, иск раз за разом отклоняли, и решение в деле о реституции выносили в пользу музея.

Главные аргументы таковы:
 — картина не была скрыта от публики — она была на виду более 20 лет.
 — Испания, хотя и подписала соответствующие международные договора о реституции, — суверенная страна, и формально не обязана возвращать картину
— наконец, та самая компенсация, которую приняла Лилли в 1950-е.
Еще один момент отметил адвокат испанской стороны Тадеуш Штаубер: «важной особенностью этого дела является то, что истцы раз за разом обращались именно в американские суды, однако суды США, тем не менее, постановили, что нужно уважать законы других стран».
Клод Кассирер с супругой на фоне репродукции полотна Писсарро
Вопрос закрыт? Возможно Дэвид и Ава Кассиреры, которые продолжили дело после смерти Клода, а также еврейское сообщество округа Сан-Диего, посчитают иначе. Но полотно находится в музее и фигурирует в крупных выставках — как, например, на ретроспективе Камиля Писсарро в 2013 году (фото выше). Возможно, в знак признания «морального ущерба», рядом с ним появится табличка, повествующая о печальной вехе в судьбе экс-владельцев — так ответил управляющий Фонда Тиссена-Борнемиса Эвелио Асеведо Карреро на призыв судьи Джон Ф. Уолтера «остановиться, задуматься и принять во внимание» международные конвенции о реституции культурных ценностей, украденных нацистами.
В общем, теперь к «Улице Сент-Оноре…» кисти самого старшего из импрессионистов — Писсарро, — опять повышенное внимание. Впрочем, она этого более чем достойна!
По материалам artdaily.com, news.artnet.com, The Art Newspaper, The Guardian, официального сайта Фонда и Музея Фонда Тиссена-Борнемиса
Комментировать Комментарии
HELP