Выберите язык
Пользуйтесь Артхивом на удобном для вас языке
Sign up
Создайте учетную запись
Зарегистрируйтесь, чтобы использовать максимум функций Артхива
Борис Возницкий
      
      

Борис Возницкий

  1 
За полвека активной деятельности Борис Возницкий и его коллеги из Львовской галереи искусств спасли около 36 тысяч произведений искусства. Что-то находили выброшенным, что-то покупали у владельцев за бесценок, что-то буквально выхватывали из огня. Сегодня собранная ими коллекция оценивается экспертами в 17 миллиардов евро.
— искусствовед с 1960 года
— директор Львовской галереи искусств с 1962 года
— президент Украинского национального комитета Международного совета музеев (ICOM)
— основал целый ряд украинских музеев
— реставрировал 4 старинных замка на западе Украины
— спас от гибели около 36 000 произведений искусства
— академик Академии искусств Украины
— доктор honoris causa Варшавской академии искусств (2004)
— обладатель ряда государственных наград Украины и Польши

Борис Григорьевич Возницкий (1926 — 2012) — директор Львовской галереи искусств и просто Герой Украины. Впрочем, пресса и историки давно называют его ангелом-хранителем украинских музеев и культурного достояния, а также рыцарем забытых замков.

Родился Возницкий в маленьком волынском селе в 1926 году. В детстве заинтересовался подземными туннелями Дубенского замка — вот так, видимо, все и началось. Через много лет он исследует эти туннели и еще много других, найдет тысячи сокровищ — и, все до единого, подарит их своей стране.
Борис Возницкий на фоне Подгорецкого замка во время реставрации.

Солдат искусства

В шестнадцать лет Возницкого мобилизовали в советскую армию, и он прослужил семь лет, получив медаль «За отвагу». В армии он подружился с донецким парнем, который разрисовывал письма других солдат. Возницкий вдохновился — и тоже начал рисовать. После войны Борис Григорьевич поселился в Винниках неподалеку от Львова, женился и окончил Львовское государственное училище (сейчас — колледж) декоративного и прикладного искусства имени Труша (1950−1955). Стал преподавать рисование в трех школах и вести детские кружки в Доме пионеров: краеведческий и туристический. В рамках этих кружков и были собраны первые экспонаты для будущего историко-краеведческого музея в Винниках, а пока что их складывали в созданной Возницким комнате-музее. Надо сказать, экспонаты были достойные: в ходе экспедиций по ближним селам и окрестностям Борис Григорьевич с учениками раскопали в лесу два кельтских поселения и собрали уникальную коллекцию. Сейчас эта коллекция выставлена частично в местном музее и частично в Олесском замке.

Ученические экспедиции были прерваны отъездом Возницкого в 1956 году — учиться в Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина (бывшая Императорская Академия художеств) на факультет истории и теории искусств. Возницкий был ошеломлен культурным богатством Ленинграда, однако это и заставило его задуматься о ситуации в украинском искусстве — что оно не проигрывает русскому, но исследовано слабее. Так и зародилось намерение поднимать украинское искусство, показать его миру — да и самим украинцам.

В 1960 году Борис Григорьевич начал работать заместителем директора Музея украинского искусства во Львове, а уже в 1962 его назначили директором Львовской картинной галереи.
«Я был первым советским искусствоведом во Львове. Здесь были старые искусствоведы, которые работали еще во времена Польши, а я был „советский искусствовед“».
Интерьер Львовской галереи искусств.
Возницкий превратил порученную ему картинную галерею в самый большой музей европейского искусства в Украине, которому в 2009 году присвоили статус национального. Вопрос статуса «висел» долго — слишком уж выросло детище: была картинная галерея, а стал музейный центр, включающий в себя семнадцать объектов, среди которых четыре замка. Финансировать все это великолепие государство вовсе не стремилось.

Самый богатый человек

Возницкий собирал по всей Украине картины, скульптуры, иконы, старинные предметы, украшения, элементы интерьера… Но, в отличие от многих своих коллег, личной коллекции никогда не имел. «Я и так самый богатый человек!» — не раз говорил он журналистам. Дескать, все собранное им богатство принадлежит его народу — а, значит, и ему тоже. А еще шутил, что у него четыре замка, — те самые, которые составили «Золотую подкову Львовщины».
Золотая подкова Львовщины:
Олесский замок (XIII—XVIII), Подгорецкий замок (XVII), Золочевский замок (XVII), Свирзкий замок (XVI—XVII).
Этот человек почти не бывал дома, потому что постоянно колесил от одного замка к другому, из одного поселения в другое — кажется, кроме него, не было никому дела до повсеместно сжигаемых в 60-е, 70-е годы икон, порубленных на дрова скульптур и картин, грубо вырезанных из рам. Он спасал, что мог, не спрашивая разрешения у начальства, потому что разрешения бы никто не дал — но и препятствовать ему не брались: слишком уважаемый был специалист, признанный во всем мире. Во-первых, на тот момент уже вышло из печати несколько искусствоведческих работ Возницкого о реставрированных им объектах (часовня Боимов, Олесский замок), а во-вторых — Борису Григорьевичу просто повезло получить благосклонность нового львовского мэра, который прибыл работать по назначению в «город культуры» — так выразился тогда Брежнев.

Надо ли говорить, что жена недолго терпела такую «семейную» жизнь и развелась с Возницким? Дочь Лариса, однако же, осталась с отцом и много лет жила с ним в крошечной служебной комнате в картинной галерее. Когда выросла, стала реставратором и больше 30 лет проработала на этой должности во Львовской картинной галерее, а в 2012 году стала ее директором. Да и сыновья Бориса Григорьевича не подвели: Олег — тоже реставратор, Андрей — скульптор.

Бюро находок

Марчелло Баччарелли. Король Станислав Август

Марчелло Баччарелли. Король Станислав Август

У Бориса Возницкого был нюх на скрытые сокровища. Так, к примеру, он нашел старинный портрет одного иностранного правителя — висел себе на стене в ветхой хате у какого-то дедушки. «Зачем вы держите этот портрет?» — спросил у него Возницкий. А дедушка с удивлением говорит: «А что, император уже умер?»

Или другой случай — как в каком-то селе принес Возницкому мальчик два гобелена, до того висевшие над бабушкиной кроватью. Говорит, дед привез с австрийской войны, в музей гобелены брать отказались, потому что они рваные. Борис Григорьевич дал мальчику по 300 гривен за каждый гобелен из собственных денег — и тот убежал довольный. Экспертиза же показала, что гобелены были сотканы в XVI веке — тогда такие вещи создавались мастерицами из Парижа и Брюсселя. В гобелены вплетались золотые и серебряные нити, женские волосы… Австрия пыталась выкупить эти сокровища у Возницкого по 300 тысяч евро — только тот не продал, а повесил их в Олесском замке, где теперь их может увидеть каждый.

«Циклоп Полифем бросает скалу в аргонавтов», австрийский гобелен XVI века.

Хотя Возницкий и не покупал произведения искусства на аукционах, средства на поездки и реставрации все-таки какие-то нужны были. Иногда везло найти мецената, но чаще все делалось своими силами или с привлечением иностранных фондов. Много помощи было от Польши, поскольку очень большая часть наследия на западе Украины теперь не пойми чья — то ли украинская, то ли польская. Вот и договорились, при активном участии Возницкого, что наследие это — общее, и беречь его следует совместно.

Украинское же государство выделяло галерее так мало денег, что не было возможности платить электрику и обеспечивать отопление в реставрируемых объектах — лампочки вкручивали и чинили проводку директор галереи, реставраторы и те, кто помогал им добровольно. Именно энтузиасты, студенты и студентки, молодые ученые и специалисты реставрировали памятники искусства и архитектуры. И сам Возницкий не стоял в стороне — закатывал рукава и работал своими руками наравне со всеми.

Был, кстати, случай: будучи на Черниговщине, Возницкий увидел дворец гетмана Разумовского, уже двести лет как полуразрушенный, — пришлось взяться и за его реставрацию. Когда отреставрировали, Борис Григорьевич сделал для него экспозицию: исследовал, каким человеком был Разумовский и каков был этот дворец, — и оформил все залы, собрал специальную коллекцию для этого дворца. Дворец открыли для посещения — это был успех: люди стояли часами в очередях, и музей принес прибыль — около миллиона гривен. Эти деньги лежали на специальном счете и по закону принадлежали галерее. Только государство все равно их отобрало и стало выделять по четыреста-пятьсот гривен в месяц, якобы из этих самых денег.

В поисках Пинзеля

Отдельной ассоциацией с именем Бориса Возницкого всегда будет открытие «украинского Микеланджело» — Иоганна Пинзеля. Этот галицкий мастер XVIII столетия был основателем Львовской школы скульптуры, для которой характерна очень своеобразная игра форм поздней барокковой скульптуры с элементами рококо
Рококо называют самым легкомысленным и бездумным из всех стилей в искусстве. Почему тогда рококо столь значимо для русской изобразительной культуры? Почему определение от слова «рококо» звучит для нашего уха так экзотически – «рокайльный»? В чем основное различие рококо и барокко, которые люди малосведущие часто путают? Наконец, почему рококо – это прямой и непосредственный предок современной глянцевой культуры? Обо всем этом пойдёт речь ниже. Читать дальше
. Произведения представителей этой школы исполнены драматической динамики, крайне эмоциональны и жизненны.
К слову, Иоганн Пинзель стал первым украинским мастером, чьи работы экспонировались в Лувре (октябрь 2011 — январь 2012). Возницкий сумел собрать треть работ Пинзеля — остальные две трети были пущены на дрова.
Пинзель для Возницкого был особым пунктом в деятельности: его работы, пропавшие из костела на Тернопольщине, Борис Григорьевич выискивал повсюду — словно чувствовал, что медлить нельзя. Искусствовед и директор музея, он мотался на мотоцикле по всей Западной Украине в поисках работ скульптора — и часто обнаруживал их при странных обстоятельствах. То на свежей могиле сельского кладбища кто-то водрузил фигуру Христа работы Пинзеля — Возницкому ничего не оставалось, как привязать сына божьего к себе, сесть на мотоцикл и лично доставить фигуру в музей. А то в Ивано-Франковской области, оказывается, скопилась гора пинзелевских скульптур — так что их уже стали на дрова пускать. Возницкий помчался туда, но когда приехал, уже почти все допилили. Из восемнадцати фигур по 2, 5 метра каждая удалось «возродить» всего пять — поврежденные, с отпиленными частями, они потом еще и в Лувре побывают и будут оценены в миллионы долларов.

Именем Возницкого

В 2012 году Борис Возницкий погиб в автокатастрофе — у него остановилось сердце, когда он был за рулем. В то утро 86-летний директор музея, как обычно, ехал в один из «своих» замков: за полвека по-настоящему самоотверженной работы он сумел реконструировать Олесский, Подгорецкий, Золочевский и Свирзкий замки. Кроме того — основать Музей первопечатника Ивана Федорова, Музей-усадьбу Шашкевича, Музей «Русалки Днестровой», Музей древних памятников Львова и, конечно, Музей Пинзеля. Кроме того — немало потрудиться над сохранением и реставрацией архитектурных памятников родного края, среди которых, к примеру, визитные карточки Львова Бернардинский костел и часовня Боимов.
  • Часовня Боимов в центре Львова - вид снаружи.
  • Потолок в часовне Боимов.
За время работы Возницкого Львовская галерея искусств увеличила количество экспонатов с 11 000 до 60 000, а львовский регион стал первым по объемам музейных фондов в Украине, составив около 60 процентов музейного достояния страны. В 2013 году той самой галерее искусств было присвоено имя Бориса Возницкого.
Фото: lufa.com.ua, day.kiev.ua, new.astrawest.com.ua, life.pravda.com.ua, forumlviv.info, loveukraine.com.ua
  1 
 Comments
To post comments log in or sign up.