Регистрация
Дмитрий Николаевич Бальтерманц
Дмитрий Николаевич Бальтерманц
Россия родился в 1912
Подписаться0             
Подписаться0             
Биография и информация
 

Родился 13 мая 1912 года в Варшаве, входившей тогда в состав Российской империи. В 1915 году, с началом Первой Империалистической войны, семья адвоката Бальтерманца, отчима Дмитрия, переехала в Москву. В годы революции их квартиру превратили в коммуналку, оставив Бальтерманцам одну комнату, где прошла почти вся жизнь фотографа. После смерти мужа, мать Бальтерманца, знавшая несколько иностранных языков работала машинисткой в Издательстве иностранной литературы, а Дмитрий, с 14 лет был вынужден подрабатывать в типографии «Известий», где помогал оформлять уличные витрины фотографиями, пропагандирующими лучший в мире советский строй. Одновременно, Бальтерманц помогал устанавливать аппаратуру на съемках мэтров фотографии того времени.

В 1939 году Дмитрий Бальтерманц закончил механико-математический факультет Московского Государственного Университета и стал преподавателем математики в Высшей военной академии, получив звание капитана. Через несколько месяцев раздался звонок из «Известий». Дмитрию предложили поехать в командировку и сделать репортаж о вводе Советских войск на территорию Западной Украины. «На размышления ушло не много времени — душа уже была отравлена фотографией, осталось взять в руки фотоаппарат», — вспоминает дочь фотографа — Татьяна Бальтерманц. В ее архиве, к сожалению, не сохранилось негативов этого репортажа, однако именно эта поездка решила его судьбу — Бальтерманц был зачислен в штат «Известий» и стал профессиональным фотографом.

Началась II Мировая Война. В 1941 году немецкие войска подошли к Москве. Известная ныне фотография «На дорогах войны» была сделана примерно в двадцати километрах от Москвы. Она, как и многие фотографии Бальтерманца, не была опубликована в военное время. Пресса была призвана поднимать дух народа, утверждать пафос победы, не показывая трагизма потерь.

В 1942 году Бальтерманц на несколько дней вернулся из-под Сталинграда в Москву — он должен был проявить и напечатать фотографии о первых победах на этом фронте. Среди снимков, оставленных сушиться на ночь в редакции, были фотографии, напечатанные с пленок, снятых еще под Москвой. Ночью, в отсутствие фотографа, руководство газеты решило срочно поставить в утренний номер один из снимков Бальтерманца. Была выбрана фотография с двумя пленными немцами, и дана подпись — пленные немцы из-под Сталинграда. В действительности, это фотография была сделана еще под Москвой. Утром обнаружилась роковая ошибка. Руководство списало ответственность на фотографа, Бальтерманц был разжалован в рядовые и направлен в штрафной батальон. Тяжелое ранение в одном их первых боев спасло его от смерти, которой обычно заканчивалась служба «штрафников». После госпиталя Бальтерманца, «смывшего вину кровью», реабилитировали и направили фотокорреспондентом во фронтовую газету «На разгром врага», в которой он проработал до самой Победы в составе войск Первого Украинского фронта.

Большинство фронтовых снимков Бальтерманца, в частности легендарный снимок «Горе» (1942), ставших классикой мирового военного фоторепортажа, были напечатаны спустя десятилетие после окончания войны — с началом хрущевской оттепели. Бальтерманц, постоянно работавший со своим архивом, отобрал небольшое количество снимков, ставших общечеловеческой метафорой трагедии войны. Персональные выставки в Лондоне (1964), Нью-Йорке (1965), Париже (Первый Международный Месяц фотографии, 1990) и др. превратили эти сюжеты в символы, известные всему миру.

Дмитрий Бальтерманц был награжден многими орденами и медалями, однако, после войны от сотрудничества с бывшим «штрафником» отказывались все крупные советские издания. Лишь А. А. Сурков — главный редактор «Огонька» — пригласил его в свой журнал, где Дмитрий Бальтерманц работал до конца своей жизни, сначала фотокорреспондентом, а затем заведующим фотоотдела. После войны, «Огонек», один из лучших иллюстрированных журналов СССР, начал печатать цветные фотографии, и снимки Бальтерманца стали классикой «раннего цвета».

Несмотря на то, что карьера Бальтерманца по советским меркам была очень успешна: он много снимал, много публиковался, имел возможность работать за границей, его выставки устраивались в СССР и за рубежом — Бальтерманц никогда не был советским фотографом. Его блестящий профессионализм, безупречное чувство композиции, врожденный аристократизм позволяли ему, нормально ладившему с советской властью, всегда оставаться независимым художником-космополитом. Даже в самых лиричных снимках Дмитрий Бальтерманц умел дистанцироваться от происходящего, поэтому большинство его работ — не просто фотоархивация российской истории, но и своеобразная философская метафора своего времени.

В 1985 началась Перестройка, весь мир приветствовал приход к власти Михаила Горбачева. «Огонек», в котором по-прежнему работал Дмитрий Бальтерманц, стал символом перемен в СССР. В эти годы все свободное время Бальтерманц отдавал работе со своим архивом, заново отбирая «выставочные отпечатки». С наступлением эры гласности он получил возможность публиковать свои лучшие снимки, которые в советское время не укладывались в рамки официального стиля.

Визуальный язык Дмитрия Бальтерманца, по сравнению с другими современными фотографами, оказался более других понятным для западных экспертов и зрителей. Поэтому, он — один из немногих советских фотографов, еще при жизни получил признание за рубежом. Джозеф Куделка делал его портреты и дарил ему эти снимки на память; его знали и любили Анри Картье-Брессон, Марк Рибу, Робер Дуано и другие мэтры Европейской фотографии. Бальтерманца боготворили друзья и коллеги в России. Этот сильный, умный, мужественный и красивый человек написал свою историю страны, которая сегодня так востребована в России.

(из статьи Классики российской фотографии)

Читать дальше

HELP