Sign up
18
 
Olga Yankovaya
art connoisseur
Edit status
Briefly tell about yourself, your thoughts or mood
«Ars longa, vita brevis»
Original   Auto-Translated
Маг из Нотр-Дама
Одни считали его колдуном и чернокнижником, не сомневаясь: прорицатель заключил союз с нечистой силой, а возможно даже продал душу… Другие искренне верили, будто данный ему талант исцелять и предсказывать будущее благословлен небом. На протяжении веков не смолкают споры о том, можно ли верить словам его знаменитых катренов. Тем не менее, с трепетом и содроганием люди вчитываются в тайнопись «Центурий» – послания к потомкам, - пытаясь проникнуть за завесу грядущего. Однако очевидным остается тот факт, что за истекшие без малого пять столетий ни один человек не вызывал большего интереса, вопросов и разногласий, чем современник Леонардо да Винчи и Николая Коперника Мишель Нострадамус.
Легенда
«Я говорю довольно туманно. Скрытые пророчества передаются нам летучим духом огня, а иногда сознанием, возбуждённым пристальным созерцанием отдалённейшей звезды. А узнанное записываешь без страха, но и без чрезмерного многословия. Почему? Да потому, что всё проистекает из Божественной власти великого и вечного Бога, от которого исходят все блага».
- Вы хотите знать будущее вашего сына Анри, мадам? – человек в темном одеянии пристально посмотрел на даму, лицо которой было скрыто густой вуалью. – Что ж, запишите свой вопрос.
Мгновение спустя он перетасовал буквы предложения, которое она дрожащей рукой вывела на пергаменте. А затем расположил их по порядку напротив цифр, заключенных в магический круг. Екатерина на мгновение замерла: она чувствовала, что стоит на пороге великой тайны. Мишель некоторое время глядел на лишь ему понятные знаки, читая в их странном для непосвященного порядке тайный смысл. И хотя с той минуты, как она переступила порог этой комнаты, прошло совсем немного времени, женщине казалось, что она ждет целую вечность. Наконец, он заговорил, медленно, будто во сне, произнося слова.
- Король, неторопливый, пустой, Ирод. Но оружие монаха повредит его жизни, - говорил прорицатель.
- Значит Анри станет королем! – не в силах сдержать радость, воскликнула гостья: остальное ее не интересовало. Прощаясь, она вытащила объемный кошелек, чтобы отблагодарить прорицателя.
- Маг, если ты станешь служить моим интересам, я озолочу тебя! – сказала она.
- Мадам, - после долгой паузы тихо произнес он, - когда опустеют ваши сундуки, приходите ко мне – я снова их наполню…
- Ты… нашел Философский камень?! – спросила женщина. Или, может быть, ты колдун, чародей, волшебник? Признайся, обещаю хранить твою тайну – костра священной инквизиции можешь не бояться: я умею быть благодарной.
- Нет, - с грустной улыбкой ответил он, - я человек.
Так или примерно так, проходила первая встреча Мишеля Нострадамуса с королевой Франции Екатериной Медичи. Простившись с ней, он вернулся свою комнату, чтобы продолжить прерванную работу. Но минул час, другой, третий, а из-под его пера не вышло ни единой строки. Он сидел, откинувшись на спинку кресла, сосредоточенно глядя перед собой. Со стороны могло показаться, что человек занят решением сложной задачи. Но Мишель в этот момент был за тысячи миль от шумного, суетного Парижа, в небольшом провансальском городке Сан-Реми…
…Декабрьский день 1503 года для жителей Прованса и его окрестностей не был особенным. И лишь в семье преуспевающего нотариуса Жака Нотр-Дама и его супруги Рени (урожденной де Сент Реми) царило радостное оживление. Еще бы: ведь родился долгожданный наследник! Мишель и теперь еще помнил те счастливые времена, проведенные в родительском доме в обществе любимых дедушек-медиков - Пьера Нотр-Дама и Жана де Сент Реми. Они щедро делились с внуком тем опытом, который успели накопить за долгую жизнь: с ранних лет он умел различать травы и составлять целебные сборы. Но больше всего на свете мальчика привлекала возможность, остановиться вечером посреди просторного двора, и молча смотреть на потемневшее небо, на бархатном фоне которого чья-то незримая рука зажигает звезды. Как знать, возможно, именно тогда в его душе возникло страстное желание разгадать их тайный код, который поможет постичь загадку будущего?
Мишель оказался прилежным учеником: как только ему исполнилось четырнадцать лет, на семейном совете решено было отправить мальчика изучать гуманитарные науки в город Авиньон. Однако прошло совсем немного времени, и он почувствовал, что полученные им дома знания ничем не уступают профессорским. Юноша еще долго вспоминал, как однажды навлек на себя праведный гнев всех преподавателей, когда выступил в защиту любимой им астрологии и учения Николая Коперника. Несколькими годами позже он начал изучать медицину в Монпелье. Кто знает, как бы сложилась его судьба, если бы в стране не вспыхнула эпидемия чумы, которая распространялась по городам и весям с молниеносной скоростью, унося тысячи жизней. Разве мог остаться в стороне молодой лекарь, только что получивший лицензию на врачевание? Нарбонн, Тулуза и Бордо… Пожалуй, не было человека более бесстрашного, который бы шел, не боясь испытать на себе дыхание «черной смерти». И она отступала. «Как вам это удалось? » – терялись в догадках местные эскулапы, в глубине души надеясь, что их удачливый коллега грешит колдовством. А ведь Мишель просто прописывал своим пациентам родниковую воду, свежий воздух и лекарства, сделанные им на основе целебных трав, вместо ненужных кровопусканий. А еще раздавал всем желающим «розовые пилюли», приготовленные из розовых лепестков и богатые витамином С, которые вскоре стали считать панацеей от всех болезней. Но главное – подробно рассказывал согражданам о правилах элементарной гигиены.
Четыре года пролетели незаметно. К тому времени он, молодой ученый, с увлечением преподавал в университете Монпелье. Однажды вечером в дверь дома, который Мишель Нотр-Дам снимал в предместье города, кто-то постучал…
Когда незнакомцем вышел, он развернул послание и быстро пробежал глазами. «Мой молодой друг! - писал философ Жюль Сезар Скалигер, чье имя в то время было известно во всем мире, - наслышан о вас и уверен, что при встрече у нас нашлось бы немало общих тем. Позвольте пригласить вас в славный Ажан…» Не долго думая, Мишель двинулся в путь. Въезжая ранним утром в ворота города, молодой человек еще не знал, что его ждет впереди.
Теперь каждый день был посвящен любимой работе (разве исцелять других – это не счастье?), вечера – увлекательным беседам со Скалигером, а ночи… Ночью, поднявшись на крышу, он, как в детстве, смотрел, не отрываясь, на далекие звезды, как будто маленькие светящиеся точки, разбросанные по небу, - и есть те таинственные письмена, которые он решил во что бы то ни стало прочесть. Возможно, именно они подсказали ему, что союз с очаровательной девушкой, красивой и знатной (увы, имя ее история не сохранила!), станет счастливым. Их пророчество оказалось верным: молодой муж не чаял души в очаровательной супруге и двоих малышах, которых она подарила.
Мишель не знал, когда впервые появилось у него это особенное чувство, которое принесло в будущем славу великого провидца, а заодно зависть и ненависть конкурентов. Только однажды, сидя у окна в своем кабинете, он вдруг отчетливо понял, что жизнь обычного человека, которой он жил до сих пор, закончилась. Сначала Мишелю казалось, что он спит наяву: в сознании вдруг возникали отголоски далеких сражений, приглушенные раскаты грома, огненный дождь, льющийся из разверстого неба… Он вздрагивал, пытаясь проснуться, но… видение не исчезало. Порой молодой медик представлял друзей или знакомых, с которыми расстался много лет назад, и мог точно сказать, что ждет их впереди. Не мог разгадать лишь одного: что будет с ним и его родными. По существующему закону – он знал это – тот, кому дано узнать будущее других, никогда не сможет разглядеть собственное. Наверное, потому Нострадамус (так теперь зазвучало его имя: некоторые исследователи уверяют, будто Nostra damus означает «мы даем то, что является нашим») не знал, что семейная идиллия, которой наслаждались влюбленные, так внезапно закончится…
Игры судьбы
«Долгое время я делал многие предсказания, далеко вперед событий, которые с тех пор произошли в указанных мной местностях... Однако из-за возможности вреда... я предпочитал молчать... Это так мало соответствует тому, что хотели бы услышать главы царств... и вер. Но позже... я решил в темных и загадочных выражениях все же рассказать о будущих переменах человечества... «
Франция еще не успела забыть об эпидемии, которая промчалась по ее городам, унеся тысячи жизней, как на страну обрушилась новая. Забыв о себе, врач день и ночь сражался за жизни сограждан, прилагая все усилия, чтобы уберечь взрослых и детей. О себе не думал. Но однажды, вернувшись домой, заметил признаки болезни на лицах детей и любимой. Когда страшная догадка поразила его, было уже поздно. И теперь Мишелю казалось, что не их он провожал в последний путь к печальному уголку на окраине города. Ведь еще совсем недавно они проходили по улочкам старинного Ажана вместе. Вот дерево: в его тени любили посидеть в летний солнечный день, там – маленькая церквушка, в которой всего три года назад стояли рядом, давая друг другу клятву в вечной любви. А здесь… «Господи! Почему ты так суров? Неужели такова цена за тот странный дар, которым наделила меня судьба? Так забери же его, только верни их, слышишь? Верни!» - глухой крик вырвался из его груди. Казалось, небо должно было содрогнуться от нечеловеческих страданий. Нострадамус не замечал, как немногочисленные прохожие, торопливо бегут мимо в поисках убежища. А потом с ужасом и интересом наблюдают из своего укрытия за тем, как посреди бушующей стихии, грома и молний, одиноко стоит человек, воздев руки к небу.
Ах, как дорого бы он заплатил за то, чтобы забыть события этих дней! Но память услужливо воскрешала картины прошлого. Однако и этого судьбе показалось мало. Родные его умершей супруги стали обвинять Мишеля в том, что он не сумел уберечь ее и детей. А потом затеяли нелепую тяжбу о наследстве. Жители города, как будто забыв о том, что обязаны опальному доктору жизнью своей и близких, обвинили Нострадамуса в шарлатанстве и увлечении магией и ведовством, требуя навсегда покинуть Ажан. Кроме того, по навету «доброжелателей», ученым всерьез заинтересовалась святая инквизиция. Именно потому, под покровом ночи 1538 года Мишель Нострадамус отправился в странствие, которое много лет спустя друзья назовут его «семилетней Одиссей». Где он был в эти годы? Загадка… Такая же непостижимая, как все, что происходило в его жизни до и после. Известно только, что из своего добровольного изгнания лекарь вернулся в 1845 году, чтобы снова приступить к своим врачебным обязанностям. На сей раз его личная война с чумой продолжалась 270 дней. Очевидцы уверяли: мастерство кудесника возросло, а чудесное лекарство на основе цветов и трав в руках кудесника способно было творить чудеса. Со временем, личность чудесного доктора стала почти легендарной, а предания о его невероятных способностях еще долго передавались из уст в уста. Благодарные жители Экса наградили покорителя болезни пожизненной пенсией.
1547 год обещал быть к Нострадамусу благосклонным. Именно в это время Мишель решил поселиться в Салон-де-Кро - небольшом городке между Авиньоном и Марселем. Прогуливаясь вечерами по его улицам, он не раз обращал внимание на миловидную женщину. Знакомые подсказали, что Анне Понсар-Джемелье – вдова, которая не так давно потеряла мужа. Возможно, пережитые в прошлом потери и стали причиной, по которой двое уже не юных людей решили связать свои судьбы. Так у Мишеля появилась новая семья. Жизнь обретала смысл, сердце постепенно оттаивало, как будто посреди заметенной снегом пустыни вдруг расцвел подснежник. Прошло время, и их дом наполнился смехом и звоном детских голосов сыновей Цезаря, Андрэ и Карл, дочерей Мадлен, Дианы, Анны. Благодаря последним событиям, репутация была восстановлена. Теперь считалось хорошим тоном посещать астролога, чем с удовольствием пользовались знатные люди, приходя к нему за помощью и советом. Вскоре слава прорицателя достигла королевских покоев: монархи не преминули поинтересоваться, что за диковинная птица этот Нострадамус. Тем более, что в июне 1550 года он выпустил астрологический ежегодник, а в 1555 – вышла книга «Пророчества мэтра Мишеля Нострадамуса», которая имела грандиозный успех.
Прорицатель
«Таинственным знаньем пронизана память,
Подземные воды горят от свечи,
Трепещет и ширится бледное пламя,
И в судьбы столетий бросает лучи.
Как будто сам Бог у меня за спиною
(Треножник из бронзы украсила вязь),
Он водит моею дрожащей рукою,
Небес и земли повелитель и князь».
Но настоящее признание пришло к нему летом 1559-го, когда в честь свадьбы короля Испании Филиппа II и дочери Генриха II Елизаветы был устроен рыцарский турнир. Среди прочих, в нем принимали участие капитан шотландской гвардии Гэбриэл Монтгомери, на груди которого красовалось изображение льва, и сам король. По несчастной случайности, обломок копья Монтгомери попал в прорезь королевского шлема, пробил глаз Генриху II, нанеся ему тяжелую травму. Несчастный король умер спустя десять дней. Тогда-то двор, замирая от страха, вспомнил о том пророчестве, которое прозвучало задолго до печальных событий в первой центурии под номером 35. Накаленное до предала пространство взорвалось, рассыпавшись на тысячи осколков тревог и сомнений:
Молодой лев одержит верх над старым
На ратном поле в одиночной дуэли,
Он выколет ему глаза в золотой клетке.
Два перелома одно, затем умереть жестокой смертью, -
гласило послание. Так ошеломленная Франция впервые столкнулась с загадочной силой Мишеля Нострадамуса. Существует предание, что позже он лично предсказал печальную кончину Марии Стюарт и ее супругу, чему именитая чета, вероятно, в тот момент не придала никакого значения.
Однако были среди них и те, кто по-прежнему не признавал его пророческого дара. Многие относились к Мишелю с подозрением, видя, как он работает по ночам в своем «тайном кабинете», склонившись над исписанным листом. Отношение горожан к Нострадамусу изменилось только после того, как в Салон приехал король Карл IX, пояснивший местной знати: «Я прибыл в Прованс только для того, чтобы увидеть Нострадамуса».
Как отнесся к такому повороту событий Нострадамус? Вероятно, так же, как привык относиться к жизни вообще – по-философски. Спустя полгода он понял, что дни его сочтены. Говорили даже, будто он указал точную дату своего ухода, а накануне вечером предупредил слугу: «Вы не увидите меня в живых до восхода солнца». Мишель Нострадамус скончался от осложнений подагры 2 июля 1566 года около 3 часов утра, оставив наследникам солидное состояние. Эпитафия, высеченная на прислоненной к стене храма плите, гласила: «Великому Господу. Здесь покоится прах знаменитого Мишеля Нострадамуса, который был признан достойнейшим из смертных описывать события будущего своим почти божественным пером, следуя за движением звезд и всей Вселенной. Он прожил на свете 62 года, 6 месяцев и 17 дней. Он умер в Салоне в 1566 году. Потомки да не позавидуют его покою. Анн Понсар Жемелла желает своему мужу подлинного счастья». Рассказывали, что фраза «Потомки да не позавидуют…» тоже оказалась пророческой: в 1791-м революционный марсельский батальон ворвался на территорию его усыпальницы и надругался над останками Нострадамуса и его сына Цезаря. Мэр Салона Давид уговорил марсельцев оставить прах в покое, сказав, что Нострадамус в свое время предсказал революцию. Солдаты, потревожившие покой прорицателя, погибли, попав в засаду, по дороге в лагерь. Говорят, Мастер предвидел и это. Что ж, возможно стоит прислушаться к его предупреждениям и нам:
Мир губят война, грабежи, наводненья...
И знайте, достигшие горных вершин:
Из хаоса трудно создать возрожденье,
Руины на дне неспособны ожить.
P.S. Согласно источникам, супруга Мишеля Нострадамуса пережила мужа на 16 лет. Старший сын, Цезарь (1552 - около 1630), стал автором истории Прованса. Людовик XIII пожаловал Цезарю Нострадамусу дворянский титул (кавалера) и произвел его в камергеры двора. Второй сын, Андре (1557-1601), был арестован за убийство на дуэли, а после помилования вступил в орден капуцинов. Третий, Шарль (1556-1629), также пошел по литературной стезе и считался одним из лучших провансальских поэтов. Старшая дочь, Мадлен, вышла замуж за кавалера Поля де Шокен, Анна и Диана остались незамужними.
Кроме медицины и астрологии, Нострадамус занимался проблемами климата, участвовал в строительстве ирригационного канала, который до сих пор носит его имя.
© Ольга ЯНКОВАЯ
To post comments log in or sign up.
Write comments
Discuss user publications and actions. Add the required photos, videos or sound files to comments.