Sign up
11
 
Olga Yankovaya
art connoisseur
Edit status
Briefly tell about yourself, your thoughts or mood
«Ars longa, vita brevis»
Mikhail Vrubel. The Swan Princess
Original   Auto-Translated
«Царевна-Лебедь». Михаил Врубель
Она не обладала внешностью роковой красавицы да, собственно, никогда и не стремилась к этому. А из состояния молчаливой задумчивости, в которое, по словам современников, обычно была погружена “принцесса Греза”, пробуждалась лишь во время музицирования. Однако каждому, кто поддавался магии ее божественного голоса, эта женщина казалась неземным существом, щедро расточающим то, что судьба заключила в ее имени, — Надежду.
В один из погожих зимних дней 1896 года в Панаевском театре в Петербурге, где давала спектакли организованная известным меценатом Саввой Мамонтовым Московская частная опера, шла репетиция. Исполнители, шлифуя мастерство, готовились к вечернему выступлению в опере-сказке “Гензель и Гретель”. Немногие зрители из числа сотрудников переговаривались вполголоса, не замечая происходящего на театральных подмостках. И лишь один человек в дорожном костюме пристально вглядывался в полумрак плохо освещенной сцены. Но вдруг шепот стих: в этот момент по залу разлились чарующие звуки, а из-за кулис едва различимым силуэтом, подобно сказочному видению, показалась она. Теперь внимание всех без исключения было приковано только к обладательнице волшебного голоса, а когда замер последний аккорд, зал огласился восторженным: “Браво, Наденька!”
Отныне она станет для него путеводной звездой! “На одной из репетиций, — вспоминала много лет спустя Надежда Забела, — я была поражена и даже несколько шокирована тем, что какой-то господин подбежал ко мне и, целуя мою руку, воскликнул: “Прелестный голос!” ...Он тогда еле мог разглядеть меня — на сцене было темно, но звук голоса ему понравился”. Этим человеком был художник Михаил Врубель, приехавший из Москвы для работы над декорациями к будущим постановкам.
И хотя он действительно не видел лика чудесной исполнительницы, уже первая встреча “при свете” рассеяла последние сомнения: она та, которую он искал всю жизнь. А несколько дней спустя Михаил сделал предложение, которое Надежда Ивановна, несмотря на двенадцатилетнюю разницу в возрасте и его явную неустроенность, без колебаний приняла. Врубель был бесконечно счастлив! Однако свадьбу решено было отложить до лета: художник работал над срочным заказом, а его нареченная готовилась к гастрольному туру по Швейцарии. Дописав панно и даже не потрудившись узнать об их судьбе, Михаил Врубель отправился к невесте: там, в Женеве, они и обвенчались. Швейцария, Италия, Греция... Медовый месяц оказался упоительно счастливым: “Вот уже четвертый день, что мы женаты, а мне кажется — очень давно, мы как-то удивительно сошлись с Михаилом Александровичем”, — записала тогда двадцативосьмилетняя певица. Он же полностью растворился в мыслях о ней: опьяненный чувством, болезненно самолюбивый Врубель не обращал внимания даже на то, что в артистических кругах его теперь называли не иначе, как “муж Забелы”. Впоследствии художник говорил ее сестре, что, если бы Надя ему отказала, он бы покончил с собой. Теперь Михаил Александрович не пропускал ни одного спектакля, в котором пела супруга. Он стал самым страстным почитателем ее таланта, советчиком и даже стилистом. Надежда больше не нуждалась в услугах театральных художников — декорации к ее спектаклям, сценические наряды и грим он придумывал сам. “Мне пришлось петь Морскую Царевну около девяноста раз, и мой муж всегда присутствовал на спектаклях. Я даже как-то спросила его: “Неужели тебе не надоело?” — “Нет, — отвечал он, — я могу без конца слушать...”
Царевна Волхова в “Садко”, Снегурочка, Панночка в “Майской ночи”, Царевна-Лебедь в “Сказке о царе Салтане”... Николай Римский-Корсаков, вдохновленный переливающимся всеми красками колоратурным сопрано, создавал для нее лучшие партии. “Другие поют, как птицы, а Надя поет, как человек”, — с гордостью говорил Врубель. Все прочие исполнительницы вызывали у него лишь глухое раздражение. А своей “сиреневой музой”, как называл ее сам художник, он мог любоваться непрестанно, создавая на полотне все новые образы.
“Пробудилось расколдованное озеро, и я чувствую его дыхание, ожил трепетный тростник, завлекательно... поют белые лебеди... И какой облик! Возможно ли было, раз увидев это существо, не обольститься им на всю жизнь! Эти широко расставленные сказочные глаза, пленительно-женственная, зазывно-недоуменная улыбка, тонкое и гибкое тело и прекрасные длинные руки... В конце спектакля я неистовствовал у рампы, бешено аплодируя и вызывая артистку. Я готов был перепрыгнуть через оркестр, чтобы хоть на несколько шагов приблизиться к этому “чуду чудному, диву дивному”, — вторил восторженному супругу композитор Михаил Гнесин.
Не устоял перед силой ее обаяния и Александр Блок: говорят, картину “Царевна-Лебедь”, фотография которой всегда висела у него в кабинете, поэт особенно любил. И на бумагу ложилась его затейливая вязь:
Дали слепы, дни безгневны,
Сомкнуты уста.
В непробудном сне царевны,
Синева пуста...
А царевна жила в своем волшебном полусне, наслаждаясь музыкой и безграничным обожанием...
P.S. Возможно, любимая роль околдованной Коршуном Лебеди мистическим образом наложила отпечаток
Монотипия относится к группе техник плоской печати. В отличие от других методов эстампа, позволяющих сделать множество оттисков с одной формы, здесь получается лишь одно изображение (отсюда и «моно» – «один» – в названии). Чаще всего монотипию используют иллюстраторы детских книг. Она популярная также у психологов (для выяснения внутреннего состояния человека) и педагогов (для развития воображения у детей). Читать дальше Коллаграфия – относительно новый вид рельефной печати. Она была изобретена в середине XX века и сочетает в себе экологичность, лёгкость исполнения, богатство текстур и пластики, и, кроме того, хорошо совмещается с другими графическими манерами (например, «сухой иглой»). Печатная матрица представляет собой коллаж (отсюда и название, сочетающее слова «коллаж» и «-граф») и создаётся путём наклеивания различных материалов – тканей, пластика, песка, растений и так далее – на деревянную или картонную основу с помощью различных паст. Читать дальше
на всю последующую жизнь знаменитой четы. Через несколько лет после свадьбы у Врубеля возобновился дремавший недуг — безумие. И голос Демона в его душе постепенно вытеснил божественное пение возлюбленной. Она приняла удар и до последнего мгновения не теряла надежды. Пережить любимого супруга ей довелось всего лишь на три года. 20 июня 1913-го Петербург в последний раз аплодировал Надежде Забеле. Она скончалась в ночь после концерта.
© Ольга Янковая
To post comments log in or sign up.
Write comments
Discuss user publications and actions. Add the required photos, videos or sound files to comments.