Регистрация
Обновите обложку профиля и отредактируйте данные о себе
Редактируйте основную информацию и ваш статус
Загрузите свою новую фотографию
Вступить
Лекции, встречи, круглые столы и другие арт-события
49 участников, 8 тем
Вступить
Арт-приколы
383 участника, 97 тем
Вступить
Аукционы произведений искусства
178 участников, 17 тем
Вступить
Современные художники: посмотрите, что мы нашли!
537 участников, 82 темы
Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
Если вам нравится пост пользователя — отметьте его как понравившийся и это увидят ваши друзья
Комментируйте, обсуждайте пользовательские публикации и действия. Добавляйте к комментариям нужные фотографии, видео или звуковые файлы.
Хоан (Жоан) Миро. Барселона VII из "Барселонской серии"
Барселона VII из "Барселонской серии"
Хоан (Жоан) Миро
1944, 62.9×52.1 см
Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
Влад Маслов
добавил работы Хоана (Жоан) Миро в подборку Без системы
Хоан (Жоан) Миро. Женщина в ночи
Хоан (Жоан) Миро. Синяя звезда
Картину «Последний сон короля Артура в Авалоне» называют magnum opus (главным произведением) Эдварда Коли Бёрн-Джонса. Художник работал над ней в течение 17-ти лет – вплоть до своей смерти в 1898 году. По выражению его жены Джорджианы, «это рассказ, ставший для него объяснением жизни, которую он считал невыносимой».

На картине изображен момент покоя и бездействия. Смертельно раненный король Артур лежит на скамье в окружении трёх королев и множества придворных, которые в тревоге ожидают гласа свыше, призывающего правителя совершить больше деяний во имя веры. Над телом короля нависает залитый светом мраморный купол с высеченными сценами из легенды о Святом Граале. Центр композиции слева и справа обрамляют колоннады с чёрными колоннами и капителями в восточном стиле. Их, в свою очередь, окружают средневековые замковые стены, а затем сад с цветами и деревьями. Женщины предстают перед зрителем с длинными косами – извечным символом сексуальности – и в «византийских» коронах, украшенных драгоценными камнями.

В окончательной версии картины голова Артура покоится на коленях его сестры – королевы фей Морганы, которая отнесла брата в Авалон после поражения в битве. Ранние эскизы включали сражение на заднем плане и фей, слушающих траурную музыку. В итоге Бёрн-Джонс отказался от этих «фей, выглядящих исступлённо, глупо и совсем не к месту» в пользу линейной композиции, сфокусированной на вытянутой фигуре короля.

В центре сказаний об Артуре находится идея о том, что он на самом деле не умер, но спит в Авалоне в ожидании момента, когда нация будет больше всего нуждаться в его возвращении. А для прерафаэлитов и их последователей легенда имела особый смысл. Отчасти они находили в ней живописное великолепие – сверкающие доспехи и мечи, реющие знамёна и прекрасных дев в ниспадающих одеяниях. С другой стороны, Артур стал символом их крестового похода против приземлённой и убогой материалистической эпохи.

Будучи ещё студентами Оксфорда, Бёрн-Джонс и его друг Уильям Моррис зачитывались сочинением «Смерть Артура», которое в XXI веке написал сэр Томас Мэлори. Оно проникло в их души и повлияло на всё мировоззрение. «Ничто не было похоже на «Смерть Артура», – признавался Бёрн-Джонс. – Я имею в виду: ни одна книга, ни одно стихотворение, что могли быть написаны и навсегда запали бы в сердце». Тему Святого Грааля художник отражал в течение всей своей карьеры – в картинах, рисунках, дизайне витражей и гобеленов.

Заказ на создание «Последнего сна…» Бёрн-Джонс получил в 1881 году от своего друга и патрона Джорджа Говарда (позже – 9-го графа Карлайла) – такого же увлечённого «артуромана». Прежде художник уже разрабатывал крупный фриз «Амур и Психея» для столовой в лондонском доме аристократа. И если этот процесс был долгим и проблематичным, то работа над «Артуром в Авалоне» превзошла его. Год от года картина становилась всё более масштабной и амбициозной. По словам Джорджианы, Бёрн-Джонс расценивал произведение как «урок любви, на который он не жалел ни времени, ни труда». Его внимание к деталям было едва ли не маниакальным. В какой-то момент, когда живописец решил заполнить передний план летними цветами, он принёс в студию охапки аквилегий, ирисов и незабудок, с которых писал наброски и этюды.

Говард стойко ожидал свой заказ, но в конце концов отказался от него по просьбе художника, не требуя возмещения. Взамен он принял менее интересную батальную сцену «Битва при Флоддене».

1880-е годы стали тяжёлыми для Бёрн-Джонса. Художник страдал от тахикардии и потери зрения, ощущал нарастающую изоляцию и собственную смертность. Погружённый в работу, он всё больше ассоциировал себя с Артуром и даже, как пишет искусствовед Стивен Уайлдман, принимал позу своего героя, ложась спать. «Авалон – это моя навязчивая идея сейчас, и я надеюсь, что смогу поместить [на картину] всё, что меня волнует», – говорил живописец.

Существует распространённое мнение, что для фигуры Артура позировал Уильям Моррис – последний оставшийся в живых соратник Бёрн-Джонса. И что якобы физическая слабость друга стала основным источником вдохновения для автора картины. Однако биограф Дебра Манкофф указывает, что записей об участии Морриса в работе не найдено. Кроме того, к моменту завершения образа короля он был полон энергии.

Уильям Моррис скончался в октябре 1896 года. Спустя два года, как свидетельствуют документы, Бёрн-Джонс начал ощущать нехватку времени. Его раздражали вынужденные перерывы в работе – в том числе приглашение на юбилейные торжества королевы Виктории, куда он отправился неохотно и пробыл недолго. Он отказывался отвлекаться на новости о начале войны между Америкой и Испанией или тревожащие политические слухи: «Я пропустил это. Я пропущу очень многое. Я должен [сделать это], если хочу добраться до Авалона».

В середине июня 1898 года Бёрн-Джонс считал, что картина будет завершена через два месяца. Но в ночь на 17-е число он вызвал к себе в спальню Джорджиану и умер от сердечного приступа. Так и не законченный «Последний сон короля Артура в Авалоне» был выставлен в Королевской академии в 1916 году. Он стал одним из центров бурного возрождения рыцарского духа, который должен был сплотить войска и прославлять павших в Первой мировой войне. Такая упрощённая интерпретация шедевра наверняка разозлила бы художника.

В апреле 1963 года грандиозное полотно оказалось на аукционе Christie's. Его приобрёл Луис Ферре, основатель Музея искусств Понсе и будущий губернатор Пуэрто-Рико. К тому времени работы прерафаэлитов вышли из моды, и потому британское правительство дало разрешение на экспорт, несмотря на некоторые возражения. Теперь «Последний сон…» является жемчужиной коллекции пуэрториканского музея – наряду с шедевром «Пылающий июнь» Фредерика Лейтона, современника Бёрн-Джонса.

Автор: Влад Маслов
Эдвард Коли Бёрн-Джонс. Последний сон короля Артура в Авалоне
Последний сон короля Артура в Авалоне
Эдвард Коли Бёрн-Джонс
1898, 279.4×650.2 см
Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
Показать ещё
HELP