Sign up
0
 
Tatyana
Moscow, 42 years old
Original   Auto-Translated

Художественных фильмов об импрессионистах – раз-два и обчелся. Ранние семьи, дети, работа, безденежье, снова работа, позднее признание и все равно усердная работа – их жизни не очень щедры на скандалы и личные трагедии. В 2012 году во Франции сразу два режиссера решили продемонстрировать, что даже тихие импрессионистские биографии могут стать основой размеренного колоритного костюмного кино: Жиль Бурдо снял «Ренуар. Последняя любовь», а Каролин Шампетье – фильм «Берта Моризо».


Мане и так далее
Назвать фильм «Берта Моризо и Эдуар Мане» было бы честнее – эта история охватывает период всего в 10 лет: начинается в 1865 году, когда Моризо впервые видит «Олимпию» Эдуара Мане на открытии Салона, а заканчивается, когда в 1874 она позирует для последнего портрета, на котором Мане ее изобразил. Между этими событиями – мучительный платонический роман и творческие поиски, в которых эти двое ощутимо друг друга спасали и вдохновляли.

Большинство лучших своих работ (в том числе знаменитую картину «После обеда», установившую ценовой рекорд для работ женщин-художниц в 2013 году) Берта Моризо написала уже позже, когда вышла замуж и родила дочь. Но как раз этот период остался за кадром. Мы не увидим счастливую, состоявшуюся художницу, которую поддерживает муж (он, кстати, был братом  Эдуара Мане), которая нашла мощное вдохновение в повседневных играх дочери, к которой были благосклонны критики, которая новую импрессионистскую манеру письма использовала со смелостью, граничащей с бунтом. Зрителю, который не знаком с жизнью художницы, может показаться, что за финальными титрами ее жизнь потечет по руслу, которое веками прокладывалось другими женщинами. В фильме даже можно рассмотреть подсказку: вот сейчас она выйдет замуж, нарожает детей – и забросит живопись, как это сделали ее мать и сестра.


Люди в костюмах
Здесь достаточно наивных и традиционных для костюмных фильмов приемов и сцен: вот сестры смеются и бегут по берегу, подобрав пышные юбки, вот солдаты во время блокады Парижа упитанны и одеты во все чистое. Зато фильм хочется сильно хвалить за кастинг актеров на главные роли и за убедительные темпераменты обоих. Роль Берты Моризо исполнила Марин Дельтерм, актриса, модель и скульптор – и она удивительным образом больше похожа на ту прекрасную и недоступную Берту Моризо, которую написал Эдуар Мане на десятках картин, а не на ту, которую сохранили черно-белые фотографии. Малик Зиди в роли темпераментного денди Мане похож скорее не на те суровые бородатые портреты, которые писали Дега или Каролюс-Дюран, а на взбалмошного, учтивого, веселого, беззаботного, любвеобильного «вождя импрессионистов», образ которого сохранили воспоминания друзей и коллег. На него невозможно долго обижаться, в него невозможно не влюбляться.


С историей отношений Моризо и Мане сценарист и режиссер обходятся крайне бережно: вы не дождетесь здесь даже поцелуя. Зато поймете, почему так часто натурщицы становились любовницами и женами художников: сеансы позирования – это какой-то запредельный уровень близости.

To post comments log in or sign up.
Write comments
Discuss user publications and actions. Add the required photos, videos or sound files to comments.