Необыкновенная выставка проходит в Третьяковской галерее: перед зрителем предстают оригинальные фотографии людей, позировавших Илье Репину, Ивану Крамскому, Михаилу Нестерову, Валентину Серову, Константину Коровину, Виктору Борисову-Мусатову. Экспозиция "Модель художника в объективе фотоаппарата" составлена из 44 редких фото, многие из которых показаны впервые, а также картин. Что же мы знаем об элегантных красавицах, вдохновлявших великих русских художников?

Временные рамки, избранные кураторами для организации экспозиции, за редким исключением соответствуют эпохе символизма и модерна, когда высокое искусство, мода и стиль жизни были как никогда близки. Тем интереснее взглянуть на снимки второй половины XIX – начала XX века, на которых запечатлены музы русских художников, модели картин из собрания Третьяковской галереи. 44 оригинальные фотографии знакомят зрителя с реальными людьми, изображенными на картинах мастеров, а аннотации позволяют узнать малоизвестные страницы жизни художников и их моделей, а также истории создания знаменитых произведений.

1.1. Елена Третьякова. Париж. 1875
1.2. Иван Крамской. "Лунная ночь" (фрагмент). 1880

44 фотографии из коллекции Отдела рукописей ГТГ, многие из которых публика увидит впервые, позволяют по-новому взглянуть на многие известные полотна, проследить взаимосвязь и единство живописной и фотографической коллекций Третьяковской галереи.


Иван Николаевич Крамской. Лунная ночь
Лунная ночь
Иван Николаевич Крамской
1880, 178.8×135.2 см
«Лунная ночь» — картина Ивана Крамского, созданная им в 1880 году. Работа над полотном была начата в 1879 г., и моделью для эскизов послужила Анна Попова, ставшая впоследствии супругой Дмитрия Менделеева. На заключительном этапе работы над полотном в роли натурщицы выступила Елена Третьякова, которая была второй женой известного российского мецената и коллекционера Сергея Третьякова.

Художник долго выбирал название для своего произведения, колеблясь между «Старыми тополями», «Волшебной ночью» и просто «Ночью». В итоге некоторое время он использовал для выставок последний вариант, который позже трансформировался в название, знакомое сегодня каждому почитателю таланта Крамского.
Михаил Нестеров горячо любил свою дочь Ольгу - тем более, что девочка росла без матери, а ее хрупкое здоровье было причиной больших тревог отца. Портрет дочери Нестеров написал осенью 1905 года в Киеве, а причиной стал страх потерять ее - Ольга перенесла несколько опасных операций, которые затронули ее слух. «Портрет, – писала Ольга Михайловна 8 января 1943 года, – написан во время мучительных головных болей и между двумя трепанациями черепа. Отец будто умышленно подчеркнул болезненную бледность, «бесплотную» худобу фигуры, прозрачность рук... Вы хорошо знаете, что в своих изображениях женщин отец всегда предпочитал моменты душевного одиночества, грусти или обреченности... Да и настроение было обычное для того времени – нервное, киевское». Сам Нестеров не считал этот портрет ответственной работой. «Это большой этюд», – говорил он и, недооценивая его живописные достоинства, не показал его на выставке 1907 года.
Слева - Михаил Нестеров, "Портрет Ольги Михайловна Нестеровой". 1905; справа - Ольга Нестерова, фотография 1904 года.


Фотопортреты представлены в одном пространстве с живописными полотнами, на которых изображены герои снимков



Данный экспозиционный принцип помогает понять, как рождался художественный образ. Зритель может оценить искусство фотографа и мастерство живописца, увидеть сходство в изображении красоты человека и, возможно, почувствовать неуловимые вибрации, рождавшие единство мироощущения, искусства, стиля и моды.
Елена Эльпидифоровна Бориисова-Мусатова с приятельницей. 1911 г. Коллекция ГТГ


На выставке представлены как профессиональные фотопортреты, выполненные в известных фотоателье Москвы и Петербурга, так и любительские снимки, созданные самими художниками. Некоторые фотографии использовались при написании картин, другие делались на память. На многих из них музы русских художников позируют в элегантных туалетах или в специально подобранных для будущих картин костюмах. 
Виктор Борисов-Мусатов серьезно увлекался фотографией. Несколько сделанных им снимков экспонируются в зале с его полотнами. Они позволяют сравнить художественный образ и реальный облик часто позировавшей художнику сестры Елены.









Елена Борисова-Мусатова (Дудергоф, 1911)

Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов. Призраки
Призраки
Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов
1903, 216×177 см

"«Где я найду моих женщин прекрасных? Чьи женские лица и руки жизнь дадут моим мечтам?», — спрашивал художник. Впрочем, ответ он знал. Борисов-Мусатов всю жизнь испытывал нехватку натурщиц. Платить им было нечем, богемный образ жизни с привлечением барышень легкого поведения в этом качестве был ему чужд. На большинстве его картин изображены три женщины: его младшая сестра Лена, его жена Елена Александрова и Надежда Станюкевич — хороший друг, жена литератора Владимира Станюкевича, тоже хорошего друга художника. Впрочем, были в его жизни и менее известные увлечения..." - биографический очерк о художнике в Артхиве.


Интересен раскрашенный вручную Борисовым-Мусатовым любительский снимок, сделанный им в Черемшанах, неподалеку от Хвалынска, летом 1903 года. В лесной глуши друзья художника устроили импровизированный карнавал, нарядившись в старинные платья. Даже Владимиру Станюковичу нашли подходящий дамский костюм, только бороду и усы ему пришлось прикрыть веером.


На открытии выставки "Мода и стиль в фотографии". Фото: Никита Симонов, источник фото: m24.ru

Уникальны фотографии сестер Марии и Веры Якунчиковых, не только позировавших Константину Коровину, но и рисовавших вместе с ним во время летнего отдыха на даче художника Василия Поленова в подмосковной Жуковке. Юные девушки стали впоследствии замечательными художницами, чьи произведения тоже есть в экспозиции Третьяковской галереи. Вера Васильевна Якунчикова (в замужестве Вульф) сфотографирована в той же позе и на фоне того же пейзажа на реке Клязьме, который мы видим на картине художника "В лодке" (1888). Для этого полотна позировали и ее сестра Мария Якунчикова (в замужестве Вебер), а также сам Коровин и его учитель Василий Поленов.

На картине Константина Коровина "В лодке" (1888) изображены сам художник и художница Мария Васильевна Якунчикова. На фото - Мария Якунчикова, середина 1890-х.

"...На Анне Фидлер, хористке из Частной оперы Мамонтова, Коровин женился в 1897 году, незадолго до рождения их второго сына Алексея. Вскоре после этого он купил имение в Охотино, Владимирской губернии — место, которое в эмиграции будет вспоминать как потерянный рай. Первый ребенок Коровина умер во младенчестве. Художник считал себя причиной его смерти, был уверен, что не сумел обеспечить достаточный уход. С ощущением этой утраты он остался на всю жизнь, и его отношение ко второму сыну было очень тревожным... Увы, второго сына тоже постигла беда. В 16 лет он попал под трамвай, в результате аварии лишился обеих ног. С тех пор его жизнь превратилась в череду депрессий с попытками суицида... уже после смерти отца, одну из этих попыток он доведет до конца...
По рассказам современников, семейная жизнь Коровиных складывалась непросто. Анна не разделяла взгляды мужа, не интересовалась его творчеством и не была ему поддержкой. При этом она сильно болела, страдала грудной жабой, и художник выбивался из сил, обеспечивая лечение ее и сына." - из биографии Константина Коровина в Артхиве

Анна Яковлевна Коровина, жена художника (фото - конец 1890х г.г.)




Фотографии, экспонирующиеся на выставке, позволяют по-новому взглянуть на многие известные полотна, проследить взаимосвязь и единство живописной и фотографической коллекций Третьяковской галереи.
Константин Алексеевич Коровин. Бумажные фонари
Бумажные фонари
Константин Алексеевич Коровин
1898, 79.5×33.2 см

Экспозиция "Модель художника в объективе фотоаппарата"
в Государственной Третьяковской галерее
работает до 28 мая 2017 года




Артхив: читайте нас в Телеграме и смотрите в Инстаграме

Фото в материале: отдел рукописей Третьяковской галереи.