Рене Магритт – одна из ключевых фигур в искусстве 20-го века, и галерея Ширн во Франкфурте проливает новый свет на творчество бельгийского сюрреалиста, представляя 70 его работ на выставке «Магритт. Вероломство образов». В экспозиции - картины из различных музеев: это и культовые образы, и менее известные, но весьма значительные работы мастера парадоксов.

Магритт считал себя не художником, а думающим человеком, который передавал свои мысли через картины. На протяжении всей жизни он стремился наполнить живопись смыслом, равным по значению языку.



Рене Магритт. Лампа философа
Лампа философа
Рене Магритт
1936, 50×60 см

Выставка «Вероломство образов» разделена на пять частей, в полной мере раскрывающих философские исследования Рене Магритта (1898 – 1967). Галерея Ширн представила загадочные шедевры, созданные с 1920-х по 1960-е годы. Среди них – символический автопортрет «Лампа философа» (1936), «Состояние человека» (1948 год), «Воспоминания о святом» (1960), «Прекрасный мир» (1962) и «Счастливый даритель» (1966).
Рене Магритт. Прекрасный мир
Прекрасный мир
Рене Магритт
1962, 100×81 см



«Во время жизни в Париже с 1927 по 1930 год Магритт сблизился с французскими сюрреалистами во главе с Андре Бретоном. Именно в этот период начали проступать из темноты те самые образы, которые в будущем сделают Магритта знаменитым, именно тогда медленно начал выкристаллизовываться неповторимый мир, который художник воссоздавал на холсте. Позже Магритт разругался с Бретоном и перестал причислять себя к сюрреалистам, сочинив собственный «магический реализм»», – более подробно о жизненном и творческом пути художника читайте тут.



Слева: Рене Магритт, «Прекрасный мир» (1962). Частная коллекция
Фрагмент экспозиции. Фото: Schirn Kunsthalle Frankfurt / Norbert Miguletz


Магритт не признал систему, соединяющую мечты и автоматизм, которой следовали парижские приверженцы Бретона. Непревзойдённый визуальный язык бельгийца призывал к применению диалектического метода и научного мышления. В конце XIX века было широко распространено выражение «глупость художников». Оно отражало философское мнение, что поэзия превыше живописи, а слово имеет приоритет над изображением. Под этим подписались французские коллеги Магритта, но сам он отверг этот постулат. В течение жизни художник защищал интеллектуальные достоинства своего искусства и стремился поднять живопись сначала до уровня поэзии, а затем – философии.

1.1. Рене Магритт, "Счастливый даритель" (1966). Музей Икселя
1.2. Рене Магритт, "Гнев богов" (1960). Частная коллекция

Магритт создал собственный визуальный словарь. Его мотивы – трубка, яблоко, дыня, свеча, занавес, пламя, тень, фрагмент, шляпа и так далее – повторяются на картинах в разных сочетаниях и контекстах. Художник рассматривал свою живопись как своего рода уравнение и каждой работе приписывал решение «проблемы» в соответствии с диалектическим принципом. В книге «Состояние человека» (1935) он сосредоточился на проблеме окна, которое устанавливает связь между внутренним и внешним, видимым и скрытым, природой и культурой, картиной и ландшафтом.
Рене Магритт. Состояние человека
Состояние человека
Рене Магритт
1935, 54×73 см

Первые полотна со словами появились у Магритта во время переезда из Брюсселя во Францию в 1927 году. На выставке в галерее Ширн представлена одна из версий самой знаменитой работы в этой серии – «Вероломство образов (Это не трубка)» (1927). На полотне скрупулёзно изображена курительная трубка, а под ней выведены слова: «Это не трубка». Так Магритт демонстрирует противоречие между текстом и изображением и ставит под сомнение обоснованность восприятия в целом.
Рене Магритт. Вероломство образов (Это не трубка)
Вероломство образов (Это не трубка)
Рене Магритт
1935, 27×41 см

В 1929 году в журнале «Сюрреалистическая революция» был опубликован остроумный и занимательный теоретический труд Магритта «Слова и образы». С помощью 18 пар слов и изображений художник поставил под сомнение сложные отношения между объектом, его названием и визуальным представлением.


Рене Магритт. Счастливая рука
Счастливая рука
Рене Магритт
1953, 50.5×65 см
Рене Магритт. Неожиданный ответ
Неожиданный ответ
Рене Магритт
1933, 82×54.4 см


Сюрреалист неоднократно обращался к древним мифам об изобретении и сущности живописи. Одним из них было состязание между Парразием и Зевксисом, описанное Плинием Старшим: Зевксис, якобы, изобразил кисть винограда настолько точно, что птицы пытались клевать её, но Парразий выиграл, написав занавес, который даже его соперник принял за реальный.

Мотив занавеса – один из наиболее часто повторяющихся в картинах Магритта. Это свидетельство той рефлексии, с которой художник иронизировал над собственной способностью создавать реалистичные оптические иллюзии.




Слева: Рене Магритт, "Неожиданный ответ" (1933). Королевские музеи изящных искусств Бельгии
Рене Магритт. Воспоминания о святом
Воспоминания о святом
Рене Магритт
1960, 80×99.7 см

Другими постоянно повторяющимися константами у Магритта являются раскрашенные коллажи, в частности, фрагментированные тела («Летние марши», 1939). В них он также прибегает к древним легендам, созерцая красоту, реальность и переживая творческий процесс.


Рене Магритт. Летние марши
Летние марши
Рене Магритт
1939, 73×60 см

Шедевры на выставку «Вероломство образов» прислали крупнейшие международные музеи и частные коллекции. Среди них – Музей Магритта в Брюсселе, Бернский музей изобразительных искусств, Музей искусств Далласа, лондонская галерея Тейт, Метрополитен-музей и Музей современного искусства из Нью-Йорка, Национальная галерея Виктории в Мельбурне и Национальная галерея искусств в Вашингтоне.

Выставка «Магритт. Вероломство образов» во франкфуртской галерее Ширн продлится до 5 июня.



Артхив: читайте нас в Телеграме и смотрите в Инстаграме




По материалам официального сайта галереи Ширн. Главная иллюстрация: Рене Магритт, фрагмент картины "Вариация печали" (1957)